19 правило трулльского собора

Правила святых апостолов

1. Епископа да поставляют два или три епископа.

2. Пресвитера и диакона и прочих причетников да поставляет один епископ.

3. Если кто, епископ, или пресвитер, вопреки учреждению Господню о жертве, принесет к алтарю иные некоторые вещи или мед или молоко, или вместо вина приготовленный из чего–либо другого напиток, или птицы, или некоторых животных, или овощи, вопреки учреждению, кроме новых колосьев, или винограда в надлежащее время: да будет извержен от священного чина. Да не будет же позволено приносить к алтарю что–либо иное, разве елей для лампады и фимиам, во время святого приношения.

4. Всякого иного плода начатки да посылаются в дом епископу и пресвитерам, но не к алтарю. Разумеется же, что епископы и пресвитеры разделят с дьяконами и прочими причетниками.

5. Епископ, или пресвитер, или диакон, да не изгонит жены своей под видом благоговения. Если же изгонит, да будет отлучен от общения церковного; а оставаясь непреклонным, да будет извержен от священного чина.

6. Епископ, или пресвитер, или диакон, да не приемлет на себя мирских попечений. А иначе да будет извержен от священного чина.

7. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон святой день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями праздновать будет: да будет извержен от священного чина.

8. Если епископ, или пресвитер, или диакон, или кто из священного списка, при совершении приношения не причастится: да представит причину, и если есть благословна, да будет извинен. Если же не представит: да будет отлучен от общения церковного, как соделавшийся виною вреда народу, и на совершавшего приношение наведший подозрение, якобы неправильно совершал.

9. Всех верных, входящих в церковь, и писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, как безчиние в церкви производящих, отлучать подобает от общения церковного.

10. Если кто с отлученным от общения церковного помолится, хотя бы то было в доме: таковой да будет отлучен.

11. Если кто, принадлежа к клиру, с изверженным от клира молиться будет: да будет извержен и сам.

12. Если кто из клира, или мирянин отлученный от общения церковного, или недостойный принятия в клир, отошед, в ином городе принят будет без представительной грамоты: да будет отлучен и принявший и принятый.

13. Если же будет отлученный: да продолжится ему отлучение, как солгавшему и обманувшему церковь Божию.

14. Не позволительно епископу оставлять свою епархию и во иную переходить, если бы и от многих убеждаем был, разве когда будет некоторая причина благословная, сие творить его понуждающая, как могущего большую пользу обитающим там принести словом благочестия. И сие не по своему произволу, но по суду многих епископов и по сильнейшему убеждению.

15. Если кто пресвитер, или диакон, или вообще находящийся в списке клира, оставив свой предел, во иной отойдет, и совсем переместясь, в другом житии будет без воли епископа своего: таковому повелеваем не служить более, и наипаче, если своего епископа, призывающего его к возвращению, не послушал. Если же останется в сем безчинии: там, как мирянин, в общении да будет.

16. Если же епископ, у которого таковое быть случится, в ничто вменив определенное им запрещение служения, приимет их как членов клира: да будет отлучен, как учитель безчиния.

17. Кто по святом крещении двумя браками обязан был, или наложницу имел, тот не может быть епископ, ни пресвитер, ни диакон, ни вообще в списке священного чина.

18. Взявший в супружество вдову, или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную, не может быть епископ, ни пресвитер, ни диакон, ни вообще в списке священного чина.

19. Имевший в супружестве двух сестер, или племянницу, не может быть в клире.

20. Кто из клира даст себя порукою за кого–либо: да будет извержен.

21. Скопец, если от человеческого насилия таковым соделан, или в гонении мужских членов лишен, или так рожден, и если достоин, да будет епископ.

22. Сам себя оскопивший да не будет принят в клир. Самоубийца ибо есть и враг Божия создания.

23. Если кто от клира оскопит себя самого: да будет извержен. Ибо убийца есть самого себя.

24. Мирянин, себя самого оскопивший, на три года отлучен да будет от таинств. Ибо наветник есть своей жизни.

25. Епископ, или пресвитер, или диакон, в блудодеянии, или в клятвопреступлении, или в воровстве обличенный, да будет извержен от священного чина, но да не будет отлучен от общения церковного. Ибо Писание глаголет: не отмсти дважды за одно. Так же и прочие причетники.

26. Повелеваем, да из вступивших в клир безбрачными, желающие вступают в брак одни только чтецы и певцы.

27. Повелеваем епископа, или пресвитера, или диакона, бьющего верных согрешающих, или неверных обидевших, и чрез сие устрашать желая, извергать от священного чина. Ибо Господь отнюдь нас сему не учил: напротив того Сам быв ударяем, не наносил ударов, укоряем, не укорял взаимно, страдая, не угрожал.

28. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, праведно за явную вину изверженный, дерзнет коснуться служения, некогда ему порученного: таковой совсем да отсечется от Церкви.

29. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, деньгами сие достоинство получит: да будет извержен и он, и поставивший, и от общения совсем да отсечется, как Симон волхв Петром.

30. Если кто епископ, мирских начальников употребив, чрез них получит епископскую в церкви власть: да будет извержен и отлучен, и все сообщающиеся с ним.

31. Если который пресвитер презрев собственного епископа, отдельно собрания творить будет, и алтарь иной водрузит, не обличив судом епископа ни в чем противном благочестию и правде: да будет извержен, как любоначальный. Ибо есть похититель власти. Так же извержены да будут и прочие из клира, к нему приложившиеся. Миряне же да будут отлучены от общения церковного. И сие да будет по первом, и втором, и третьем увещании от епископа.

32. Если который пресвитер, или диакон от епископа во отлучении будет: не подобает ему в общение приняту быть иным, но только отлучив–шим его; разве когда случится умереть епископу отлучившему его.

33. Не принимать никого из чужих епископов, или пресвитеров, или диаконов без представительной грамоты: и когда оная предъявлена будет, да рассудят о них; и если будут проповедники благочестия: да приемлются; если нет: подайте им, что нужно, а в общение не приемлите их. Ибо многое бывает подлогом.

34. Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавать его как главу, и ничего превышающего их власть не творить без его рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святой Дух.

35. Епископ да не дерзает вне пределов своей епархии творить рукоположения в городах и в селах, ему не подчиненных. Если же обличен будет, как сотворивший сие без согласия имеющих в подчинении города оные и села: да будет извержен и он, и поставленный от него.

36. Если кто, быв рукоположен во епископа, не приимет служения и попечения о народе ему порученного: да будет отлучен, доколе не приимет онаго. Так же и пресвитер и диакон. Если же пойдет туда, и не будет принят, но не по своей воле, но по злобе народа: он да пребывает. Епископ, клир же града того да будет отлучен за то, что такового непокорного народа не учили.

37. Дважды в году да бывает собор епископов, и да рассуждают они друг с другом о догматах благочестия, и да разрешают случающиеся церковные прекословия. В первый раз, в четвертую неделю пятидесятницы; а во второй, октября во двенадцатый день.

38. Епископ да имеет попечение о всех церковных вещах, и оными да распоряжается, как Бог назирающий. Но не позволительно ему присваивать что–нибудь из оных, или сродникам своим дарить принадлежащее Богу. Ес–ли же суть неимущие, да подает им, как неимущим: но под сим предлогом не продает принадлежащего Церкви.

39. Пресвитеры и диаконы без воли епископа ничего да не совершают. Ибо ему вверены люди Господни, и он воздаст ответ о душах их.

40. Ясно известно да будет собственное имение епископа (если он имеет собственное) и ясно известно Господне: дабы епископ, умирая, имел власть оставить собственное, кому хочет, и как хочет, дабы под видом церковного не было растрачено имение епископа, имеющего иногда жену и детей, или сродников или рабов. Ибо праведно сие пред Богом и человеками, дабы и церковь не потерпела некоего ущерба, по неизвестности имения епископского; и епископ, или его сродники, не подверглись отобранию имения за церковь, или же дабы близкие к нему не впали в тяжбы, и кончина его не была сопровождаема безславием.

41. Повелеваем епископу иметь власть над церковным имением. Если драгоценные человеческие души ему вверены быть должны, то кольми паче о деньгах заповедать должно, чтобы он всем распоряжался по своей власти, и требующим чрез пресвитеров и диаконов подавал со страхом Божиим, и со всяким благоговением; так же (если потребно) и сам заимствовал на необходимые нужды свои и странноприемлемых братий, да не терпят недосатка ни в каком отношении. Ибо закон Божий постановил: да служащий алтарю, от алтаря питаются; так же и воин никогда не подъемлет оружия на врага на своем пропитании.

42. Епископ, или пресвитер, или диакон, игре и пьянству преданный, или да престанет, или да будет извержен.

43. Иподиакон, или чтец, или певец, подобное творящий, или да престанет, или да будет отлучен. Так же и миряне.

44. Епископ, или пресвитер, или диакон, лихвы требующий от должников, или да престанет, или да будет извержен.

45. Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся только, да будет отлучен. Если же позволит им действовать как–либо, яко служителям Церкви: да будет извержен.

46. Епископы, или пресвитеры, принявших крещение или жертву еретиков, извергать повелеваем. Какое согласие Христа с велиаром, или какая часть верному с неверным?

47. Епископ или пресвитер, если по истине имеющего крещение вновь окрестит, или если от нечестивых оскверненного не окрестит: да будет извержен, как посмеивающийся кресту и смерти Господней, и не различающий священников от лжесвященников.

48. Если который мирянин, изгнав свою жену, поимет иную, или иным отринутую: да будет отлучен.

49. Если кто, епископ, или пресвитер, крестит не по Господню учреждению, во Отца и Сына и Святого Духа, но в трех безначальных, или в трех сынов, или в трех утешителей: да будет извержен.

50. Если кто, епископ или пресвитер, совершит не три погружения единого тайнодействия, но одно погружение, даемое в смерть Господню: да будет извержен. Ибо не рек Господь: в смерть Мою крестмте, но: шедше научите все народы, крестя их во имя Отца, и Сына и Святого Духа.

51. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, удаляется от брака и мяса и вина, не ради подвига воздержания, но по причине гнушения, забыв, что все добро зело, и что Бог, созидая человека, мужа и жену сотворил вместе и таким образом клевещет на создание: или да исправится, или да будет извержен от священного чина, и отвержен от церкви. Так же и мирянин.

52. Если кто, епископ, или пресвитер, обращающегося от греха не приемлет, но отвергает: да будет извержен из священного чина. Опечаливает ибо Христа рекшего: радость бывает на небесах об одном грешнике кающемся.

53. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, во дни праздника не вкушет мяса и вина, гнушаясь, а не ради подвига воздержания: да будет извержен, как сожженный в собственной совести, и бывающий виною соблазна многим.

54. Если кто из клира в корчемнице ядущий усмотрен будет: да отлучится, кроме случая, когда на пути по нужде в гостиннице отдыхает.

55. Если кто из клира досадит епископу: да будет извержен. Правителю людей твоих да не говори зла.

56. Если кто из причта досадит пресвитеру, или диакону: да будет отлучен от общения церковного.

57. Если кто из клира хромому, или глухому, или слепому, или ногами болезненному посмеется: да будет отлучен. Так же и мирянин.

58. Епископ, или пресвитер, нерадящий о причте и о людях, и не учащий их благочестию, да будет отлучен. Если же останется в сем нерадении и лености: да будет извержен.

59. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, некоему от клира нуждающемуся не подает потребного: да будет отлучен. Закосневая же в том, да будет извержен, как убивающий брата своего.

60. Если кто подложные книги нечестивых, как святые, в церкви оглашает, ко вреду народа, и клира: да будет извержен.

61. Если верный обвиняем будет в любодействе, или в прелюбодействе, или во ином каком запрещенном деле, и обличен будет: да не вводится в клир.

62. Если кто из клира, устрашаясь человека иудея, или еллина, или еретика, отречется от имени Христова: да будет отвержен от церкви. Если же отречется от имени служителя церкви: да будет извержен от клира. Если же покается: да будет принят, как мирянин.

63. Если кто епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из священного чина, будет есть мясо в крови души его, или звероядину, или мертвячину: да будет извержен. Если же сие соделает мирянин: да будет отлучен.

64. Если кто из клира усмотрен будет постящимся в день Гоподень, или в субботу, кроме одной только (великой субботы): да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен.

65. Если кто из клира, или мирянин, в синагогу иудейскую или еретическую войдет помолиться: да будет и от чина священного извержен, и отлучен от общения церковного.

66. Если кто из клира в сваре кого ударит, и одним ударом убьет: да будет извержен за продерзость свою. Если же мирянин сие сотворит: да будет отлучен.

67. Если кто деву необрученную насиловав имеет: да будет отлучен от общения церковного. Не позволять же ему брать иную: но должен удержать ту, которую избрал, если бы и убогая была.

68. Если кто епископ, или пресвитер, или диакон, приемлет от кого–либо второе рукоположение: да будет извержен от священного чина, и он и рукоположивший; разве если достоверно известно будет, что от еретиков имеет рукоположение. Ибо крещенным, или рукоположенным от таковых, ни верными, ни служителями церкви быть невозможно.

69. Если кто епископ, или пресвитер, или диакон, или иподиакон, или чтец, или певец, не постится во святую четыредесятницу пред Пасхою, или в среду, или в пятницу, кроме препятствия от немощи телесной: да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен.

70. Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон, или вообще из списка клира, постится с иудеями, или празднует с ними, или приемлет от них дары праздников их, как то, опресноки, или нечто подобное: да будет извержен. Если же мирянин: да будет отлучен.

71. Если который христианин принесет елей в капище языческое, или в синагогу иудейскую, в их праздник, или возжет свечу: да будет отлу–чен от общения церковного.

72. Если кто из причта, или мирянин, из святой церкви похитит воск, или елей: да будет отлучен от общения церковного, и в пятеро приложит к тому что взял.

73. Сосуд златый, или сребряный освященный, или завесу, никто да не присвоит на свое употребление. Беззаконно ибо есть. Если же кто в сем усмотрен будет: да накажется отлучением.

74. Епископ, от людей доверия достойных, обвиняемый в чем–либо, необходимо сам должен быть призван епископами, и если предстанет и признается, или обличен будет: да определится епитимия. Если же зван быв, не послушает: да позовется вторично чрез посылаемых к нему двух епископов. Если же и так не послушает: да позовется и в третий раз чрез двух посылаемых к нему епископов. Если же и сего не уважая, не предстанет: Собор, по благоусмотрению своему, да произнесет о нем ре–шение, да не мнится выгоду иметь, бегая от суда.

75. Во свидетельство против епископа не принимать еретика: но и верного одного не довольно. На устах двоих, или трех свидетелей твердо станет всякое слово.

76. Не подобает епископу, из угождения брату, или сыну, или иному сроднику, поставлять в достоинство епископа, кого хочет. Ибо не есть праведно творить наследников епископства, и собственность Божию давать в дар человеческому пристрастию. Не должно Церковь Божию под власть наследников поставлять. Если же кто сие сотворит: поставлен да будет недействительно, сам же отлучением наказан да будет.

77. Если кто лишен ока, или в ногах поврежден, но достоин быть епископом: да будет. Ибо телесный недостаток его не оскверняет, но душевная скверна.

78. Глухой же, и слепой да не будет епископ, не как бы осквернен был, но да не будет препятствия в делах Церковных.

79. Если кто демона имеет: да не будет принят в клир, и с верными да не молится. Освободясь же, да будет принят с верными, и если достоин, то и в клир.

80. От языческого жития пришедшего и крещенного, или от порочного образа жизни обратившагося, не праведно вдруг производить во епископа. Ибо несправедливо еще неиспытанному быть учителем других: разве только по благодати Божией сие устроится.

81. Говорили мы, что не подобает епископу, или пресвитеру вдаваться в народные управления, но неопустительно быть при делах церковных. Или да будет убежден сего не творить, или да будет извержен. Ибо никто не может двум господам работать, по Господней заповеди.

82. Не позволяем в клир производить рабов, без согласия господ, к огорчению владетелей их. Ибо от сего происходит разстройство в домах. Если же когда раб и достоин явиться поставления в степень церковную, каковым явился и наш Онисим, и господа соизволят, и освободят, и из дому отпустят: да будет произведен.

83. Епископ, или пресвитер, или диакон, в воинском деле упражняющийся и хотящий удержать обое, то есть, Римское начальство и священническую должность: да будет извержен из священного чина. Ибо кесарево кесарю и Божие Богу.

84. Если кто досадит царю, или князю, не по правде: да понесет наказание. И если таковой будет из клира: да будет извержен от священного чина; если же мирянин: да будет отлучен от общения церковного.

85. Для всех вас, принадлежащих к клиру, и мирян, чтимыми и святыми да будут книги, Ветхаго Завета: Моисеевых пять: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Иисуса сына Навина одна. Судей одна. Руфь одна. Царств четыре. Паралипоменон, (то есть остатков от книги дней), две. Ездры две. Есфирь одна. Маккавейских три. Иова одна. Псалтирь одна. Соломоновых три: Притчи, Екклисиаст, Песнь песней. Пророков двенадцать: Исайи одна. Иеремии одна. Иезекииля одна. Одна Даниила. Сверх же сего вам присовокупится в замечание, чтобы юные ваши изучали премудрость многоученаго Сираха. Наши же, то есть, Нового Завета: Евангелия четыре: Матфея, Марка, Луки, Иоанна. Павловых посланий четырнадцать. Петра посланий два. Иоанна три. Иакова одно. Иуды одно. Климента послания два. И постановления вам епископам мною Климентом изреченные в восьми книгах, (которых не подобает обнародовать пред всеми ради того, что в них таинственно), и Деяния наши Апостольские.

Формирование христианского учения об изображениях в 73, 82, 100 правилах Трульского собора.

Пято-шестой, или Трульский собор состоялся в зале императорского дворца — Труллуме (in Trullo — отсюда название) в Константинополе в 692 г. Были внесены дополнения к постановлениям Пятого (553 г.) и Шестого соборов (681 г.). Не выделяется как самостоятельный, обычно рассматривается в рамках Шестого собора. Два предыдущих Собора занимались в основном догматическими вопросами. Трульский собор занимался вопросами дисциплинарного порядка, которые касались разных сторон церковной жизни в том числе и церковного искусства (правила 73, 82 и 100).

Правило 73 относится к изображению св. Креста: «Поелику животворящий крест показал нам спасение, то надлежит прилагать всяческое попечение о том, чтобы отдать должное почтение тому, посредством чего мы спасены от древнего падения…». Отцы Собора повелевают воздавать Кресту почитание «мыслью, словом и чувством» и запрещают недолжное употребление Креста, всюду и как попало. В частности запрещение изображать Крест там, где его можно попирать ногами, т.е. на земле.

Правило 82-е, наиболее важно из 3-х, т. к. раскрывает содержание священного образа так, как его понимает Церковь. Оно запреает изображение Христа в виде ветхого агнца, символически. Отныне Спаситель должен изображаться в своем человеческом облике, ибо его воплощение было подлинным, полным и христиане должны «…усматривать через этот образ высоту смирения Бога Слова и, приводя себе на память житие его во плоти, страдание, спасительную смерть и происшедшее отсюда искупление мира». На соборе отмечено прекращение догматической борьбы Церкви за правильное исповедание двух природы божественной и природы человеческой, в Лице Иисуса Христа. Это было время, когда «благочестие нами уже ясно исповедуется», как сказано в 1-м правиле. Но надлежало не только СКАЗАТЬ истину, но и ПОКАЗАТЬ ее, т.е. в области изобразительного искусства выразить строгое и точное православное исповедание — «очам всем представить совершение» истины.

По поводу Правила 100 Успенский пишет: «Если 82-е правило против иудейской незрелости, то 100-е направлено против незрелости языческой». Правило решительно отвергает всяческие «…чарующие зрение, растлевающие ум и приводящие к взрыву нечистых удовольствий» изображения. Дело в том, что в то время наряду с церковными праздниками существовали языческие, которые были запрещены 62-м правилом Собора, например, Брумаллии (торжества в честь Вакха), пляски в честь эллинских богов и т.д. естественно, что и они отображались в виде грубых и чувственных образов. Этим правилом Церковь решительно отмежевывается от влияния языческого эллинистического искусства. Оно показывает, что Церковь требует определеной аскезы не только в жизни, но и в искусстве.

Именно с Трульского собора Церковь начинает выработку особых правил иконописания — канонов, которые были призваны оберегать священные изображения от внесения в них элементов, чуждых нравоучительным принципам православия, или говоря по-другому, от изобразительной ереси.

Статью подготовил А. Ю. Сафронов

Правило 34 Святых Апостолов

Епископам всякого народа подобает знать первого в них, и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения: творити же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо тако будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святый Дух.

(I Всел. 4, 6, 7; II Всел. 2, 3; III Всел. 8; IV Всел. 28; Трул. 36, 39; Антиох. 9).

В этом Ап. правиле говорится о существовавших у каждого народа (έχάστου έθνους, singularium gentium, всякого народа) поместных церквах, имеющих нескольких епископов, среди которых один признавался всеми как первый, или как глава всех (πρώτος καί ώς κεφαλή, primus et velut caput); другими словами, в нем говорится о митрополичьих областях и об их дальнейшем, более прочном устройстве в IV и последующих веках, а также и о взаимных отношениях епископов тех областей.

Деяния св. Апостолов и Апостольские послания показывают нам, что христианство, как внешний союз людей, образовалось и утвердилось сначала в форме отдельных церковных общин, основанных и устроенных или самими Апостолами или их первыми преемниками и имеющих в географическом отношении свои определенные границы. Однако, эти первые церковные общины с их устройством не были совершенно обособлены и независимы, но находились в известной связи с остальными общинами, – связи, обусловливающейся или их возникновением, или их географическим положением. Связь в этих церковных областях поддерживалась главным образом через того Апостола, который основал их и затем имел о них попечение, о чем нам лучше всего свидетельствуют общины или церкви, основанные апостолами Павлом и Иоанном. Затем, в силу естественного стремления к общению, возникала сама собою связь между церквами, находившимися близко одна от другой по своему местоположению, вследствие чего несколько соседних церквей совсем естественно составляли как бы одну определенную, большую церковную область, объем и целость которой обусловливались единством возникновения всех поместных церквей данной области, единством духа, которым все были одинаково проникнуты, и их соседством. Ясным доказательством этого служат примеры из Деяний Апостольских и из Апостольских посланий (Деян. 8:1; Рим. 15:26; 2Кор. 1:1, 9:2; Гал. 1:2; Колос. 4:16; 1Сол. 1:7, 8; Тит. 1:5; 1Петр. 1:1). Кроме этого, связь между разными поместными церквами проистекала опять-таки сама собою и в силу отношений, существовавших между церковью-матерью и церквами от нее происшедшими, а такие отношения естественно развивались, благодаря способу, которым Апостолы распространяли христианскую веру. Иисусу Христу угодно было родиться в самом скромном месте земли иудейской, чтобы тем показать смирение, долженствующее отличать людей, но довершить и увенчать Свое посланничество Ему угодно было в ее главном городе. Из Иерусалима христианство было, так сказать, пересажено опять-таки в главное место востока – Антиохию, а оттуда Апостолы, и особенно апостол Павел, пересадили его в остальные главные места, прежде всего, малоазийских провинций, затем Македонии и Греции и наконец – в Рим. Из этих главных мест тогдашней римской империи христианство распространилось в меньшие места и селения, признававшие церкви главных мест, как центральные пункты единения. И церкви этих главных мест могли с правом требовать такового признания от церквей подчиненных им меньших мест, в силу авторитета, которым они пользовались, как церкви, непосредственно основанные Апостолами, затем как охранительницы чистоты евангельского учения, как получившие определенную организацию от самих Апостолов и имевшие значение, как большие организованные христианские церковные общины а также в значительной степени и потому, что епископы их были известны своими знаниями и благочестием. Признание этого церковного значения за церквами главных мест империи, их влияние на подчиненные им меньшие церкви и добровольное стремление этих последних поддерживать с ними общение ради единства и большей мощи – все это подтверждается множеством примеров, начиная от времени самих Апостолов199. Авторитет церкви главного места или матери-церкви переходил естественно и на епископа данной церкви, а так как епископы по общим правилам являются представителями своих церквей и сами церкви только через них действуют, то мы видим уже в самом начале христианства, что епископам главных городов принадлежало в провинциях верховное управление всеми делами, которые могли решаться только совместно несколькими поместными церквами и относительно которых нужно было издавать всеобщие предписания. 37-е Ап. правило, как мы увидим дальше, предписывает периодические созывы епископских соборов для решения всех таких дел, под непременным председательством главного епископа известной большей церковной области и при содействии остальных местных епископов. Эти отношения местных епископов к епископу главного города, и его иерархические преимущества, очевидные уже из этого Ап. правила, были в главном точно такие же, какие развились впоследствии в митрополитанском устройстве, когда христианская церковь стала свободной в римской империи и когда явилась возможность точного определения границ каждой отдельной церковной области.

Следовательно, все епископы одной поместной церкви, по предписанию нашего правила, должны признавать и считать своим старейшиной первого епископа, имеющего кафедру в главном городе этой поместной церкви. Каждый из этих епископов имел свою епархию, в которой он пользовался всеми правами, связанными с его иерархической степенью, и был вполне самостоятелен во всем, касающемся обычного управления епархией. Но при этом правило воспрещает им самим предпринимать что-либо другое в церковных делах, но предписывает им каждое церковное дело, превышающее их власть и права их, как епархиальных епископов, и имеющее более важное значение, устраивать и решать с ведома и в зависимости от главного и первого областного епископа. Этот первый епископ был в то же время и епархиальным епископом, т.е. также имел свою определенную епархию и следовательно имел право, как и все остальные, делать самостоятельно то, что касалось его епархии. Хотя правило и не говорит об этом, но это понятно само собой200. Правило говорит о первом епископе по отношению к подчиненным ему епископам, и как эти последние не смеют предпринимать ничего более важного и превышающего их власть, без ведома этого первого епископа, так точно правило предписывает и первому епископу не делать без ведома остальных епископов ничего, превышающего его власть, как первого епископа, а именно – не делать ничего и не издавать никаких предписаний по вопросам, касающимся всей областной церкви, следовательно, как его епархии, так и епархий, подвластных ему епископов201. Это вопросы, относящиеся к кругу дел митрополичьего собора и касающиеся предметов канонических, евангельских и судебных, как это было утверждено на вселенских и поместных соборах202.

Чинопоследования хиротоний и каноническая процедура извержения из сана

cвященник Александр Рентель

  • Вступление: каноны и церковь
  • Достоинство священника и последствия этого в канонах
  • Недостоинство священника и последствия этого в литургии
  • Заключение

По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий,
который в тебе через мое рукоположение… 2Тим.1:6

Вступление: каноны и церковь

Сталкиваясь с канонической проблемой, православный канонист, естественно, должен начать с соответствующих канонов, тщательно изучив их текст и исторический контекст. Сразу же после этого он должен попытаться понять их значения, далее — рассмотреть историческую практику Церкви, а затем применить каноны для решения проблемы. Это краткое описание канонической методологии предполагает твердую убежденность в том, что каноническая традиция Церкви может и фактически должна быть использована в решении возникающих в Церкви проблем. К сожалению, не все в Церкви разделяют это основное положение и скорее предпочтут оставаться на осмотрительном расстоянии от канонов, которые им представляются формальными, неясными, средневековыми и поэтому — по их мнению — противоречащими христианству, и будут стремиться к нахождению иного решения. Однако другие, решительно защищая ценность канонов, могут рассматривать только один или другой канон, или же оборот фразы в каноне, отделяя ее значение от более широкого экклезиологического контекста, и принимать решение, явно недостоверное в своем фундаментализме. Здесь, может быть, я представляю попытку рассмотреть жизнь Церкви через текст канона, а не канон через жизнь Церкви. Надлежащая каноническая методология отвергает оба отклонения от стандарта и лишь стремится сделать все «благопристойным и чинным» (1Кор.14:40) и «обеспечить спасение и прогресс людей».

Понимание текстов каноновне всегда является легкой задачей для православных церковных людей. Им не нужно смотреть дальше самого фундаментального герменевтического ключа для понимания канонов — Иисуса Христа. Иисус Христос, присутствующий в канонической традиции — это тот же Иисус Христос Священного Писания, литургии, духовной жизни, всей жизни Церкви. Иного Христа, допускающего легализм, софистику, игру слов, в канонической традиции не существует. Он — канон, стоящий за канонами Церкви и дарующий канонам их силу. Иными словами, поскольку каноническое право должно быть правом Церкви, если оно для Церкви, каноны должны начинаться и кончаться Иисусом Христом. Следовательно, если каноны понимать правильно, они могут быть поняты только в контексте Церкви.

Поэтому каноны не существуют как изолированные тексты, но обретают свой полный смысл исходя из контекста веры. Они — одна из нитей ткани одежды спасения, которая украшает Церковь вместе с Писанием, богослужением, свидетельством Отцов, житиями святых, трудами соборов, синодов, и т.д. Другие тексты также были написаны для того, чтобы «иметь жизнь во имя его» (Ин.20:31). Простое понимание канонических текстов на любом уровне не является целью при таком видении. Скорее это видение достигает кульминации в применении, которое ведет к спасению. Прежде всего христоцентрическое видение канонического права говорит о пастырском применении того, что Церковь приняла как норматив, нашедший свое выражение в соборных текстах, канонах отцов, через неписаные традиции Церкви и — столь же важно — в жизни Церкви в настоящее время. Но опять же, это не текст канонов в изоляции, но извлечение смысла из текста посредством рассмотрения канонов в жизни Церкви, которая руководит их применением, с которым приходит Христос, всегда стоящий за канонами как истинное мерило, как высший Канон. Это не только текст канонов, который остается нормативным, но полное и особое учение Церкви о сущности тщательного канонического изучения для раскрытия истинного смысла канонических текстов. В этом каноническая традиция Церкви остается сходной со стандартной римской юридической мыслью, в которой давно было сказа-но,что «право — это не знание слов, но их сила». Для канонического права силой канонов является Христос (здесь я говорю о силе для обозначения высшей власти), а знание канонического права является знанием Его (здесь я говорю о силе для обозначения предполагаемого результата); богословские размышления сродни любому другому богословскому искусству в Церкви. Но поскольку Церковь признает corpus canonum богодухновенными направляющими линиями, свидетельствами и указаниями для того, как она применяла, применяет и должна применять каноническую традицию, задача канониста начинается с оценки и изучения этих текстов, чтобы применение не начиналось с простого утверждения.

Я намереваюсь в своем докладе следовать этой методологии при сопоставлении чинопоследования рукоположения и канонической процедуры извержения из сана. Доклад не является историческим исследованием или сравнением структурных единиц. В нем будут рассмотрены вопросы достоинства и недостоинства, наделения благодатью и «уничтожения» благодати, полученной в таинствах Церкви. Из этого могут быть сделаны более широкие выводы о сакраментальном богословии, но я удовлетворюсь рассмотрением двух названных аспектов рукоположенного священства. Чинопоследование рукоположения и процедура извержения из сана, начало и возможный конец священства в Церкви, где существуют две разных идеи о последствиях недостоинства священника, говорят нам о природе христианского священства и углубляют наше понимание сакраментального богословия. В процессе этого сравнения не только канонические тексты получают богослужебное освещение, что идет им во благо, но и двусмысленности в богослужебных тестах выравниваются по каноническим текстам и жизни Церкви в целом. В этой работе обнаруживается еще один важный аспект канонической методологии (а также более широкое изучение Церкви): одно в Церкви не может изучаться в отрыве от другого. Те церковные люди, которые составляли канонические тексты и литургии, писали трактаты о таинствах, догматические тексты и другие сокровища духовной литературы, были активными и в повседневной жизни Церкви. Как таковой, corpus canonum Православной Церкви представляет не идеализированное или гармоничное видение Церкви. Нет, corpus приходит к нам от активных церковных людей, «просвещенных одним и тем же Духом», как результат их богословских размышлений, пастырской практики и соборных дискуссий.

Достоинство священника и последствия этого в канонах

В своей экзегезе на Апостольский канон 17, который запрещает любой сан священнослужения тем, кто вступил во второй брак после крещения, византийский толкователь канонов Иоанн Зонарас (ум. 1159 г.) замечает: «Мы верим, что Божественное омовение святым крещением смывает впитанную до крещения скверну с тех, кто был крещен. Ни один грех, совершенный кем-либо до этого (то есть до крещения) не препятствует принятию священства. Но если кто-либо совершит блудодеяние или вступит во второй брак после крещения, он считается недостойным священного сана».

Этот основной канонический принцип приводится во многих других канонических текстах. По нему проводится различие между действиями до и после крещения при рассмотрении качеств кандидата для рукоположения. Каноническая же традиция определяет, что за некоторые действия, совершенные после рукоположения лицами в священном сане, они подвергаются каноническому прещению, каковым может быть извержение из сана и даже извержение и отлучение от Церкви. Такой вывод делает Зонарас в заключительных комментариях о «недостоинстве священства» как для стремящихся к рукоположению, так и для уже рукоположенных.

Темы достоинства и недостоинства и их последствий можно встретить в разных местах в канонической традиции. Например, соответствующий вывод может быть найден в правилах Трульского собора (Trullo 23), где четко разъясняются канонические меры, принимаемыепротив епископов, пресвитеров или диаконов, пытающихся получить плату за причащение. Духовенство не должно просить платы и будет должным образом наказано, потому что «…Благодать не покупается, и мы не даем освящения Духа за деньги; но бескорыстно дается тем, кто достоин дара».

Благодать, будь то благодать Духа, даваемую в причастии, или ту же благодать, даваемую рукоположенным священнослужителям при их рукоположении, Церковь оставляет для тех, кого она считает достойными. Церковь признает достоинство человека на основании его действий, поверяемых по каноническим нормам. Для тех, кто стремится к рукоположению в Церкви, последствием быть сочтенным достойным станет принятие благодати Святого Духа, которая далее сделает человека достойным исполнять особое служение в своем сане. Поэтому достоинство происходит не от человека, а от Бога через нашу борьбу ради Него и нашу жизнь с Ним и является откровением Божиим всем через Церковь.

Церковь же измеряет недостоинство других и накладывает соответствующие санкции. Примерно в 442 году Кирилл Александрийский написал Домну II Антиохийскому, племяннику и преемнику Иоанна Антиохийского, письмо о епископе Петра, который был удален с престола по неуточненному каноническому обвинению. В этом письме, которое сейчас является его третьим каноном, Кирилл выступает за должную каноническую процедуру для данного случая, а в конце сообщает Домну, что епископ не может просто уйти на покой, чтобы избежать скандала и канонического прещения. Святитель подчеркивает: «Если они достойны литургисать, пусть остаются, но если не достойны, не позволяйте им уходить на покой, но пусть их судят за деяния». Хотя Кирилл не устанавливает правила о недостоинстве священника, он, как и Иоанн Зонарас, полагает, что священнослужитель может быть охарактеризован Церковью в соответствии с каноническими традициями и что это недостоинство может иметь последствием либо отказ ему от вступления в ряды священства, либо исторжение из этих рядов.

Соответствующие каноны из канонического корпуса четко говорят о том, что последствия быть сочтенным виновным в каноническом нарушении простираются от прещения (τό έτητίμιον) неуточненной природы до исправления (διορθώσεως) местным синодом, «определяющим, что правильно». Более серьезные нарушения влекут за собой более серьезные последствия — от извержения из сана, но не отлучения (άφοριΖέσθω), до потенциально «полного и постоянного извержения (παντελεΐ τε και διηνεκεΐ κάθάψέσει), и даже извержения из сана и отлучения от причастия (κάθαιρεισθώ… και εκκοπτεσθω πάντάπασι και της κοινωνίας). Две исходных предпосылки к извержению из сана указывают на серьезный характер извержения из сана и поддерживают каноническую традицию в отношении этого вопроса. Во-первых, каноны Церкви настаивают на том, что изверженный из сана священнослужитель инициирует свое извержение, поскольку через свой грех он «отпал от благодати». Благодать, о которой здесь идет речь, — это благодать, даруемая священнослужителю при хиротонии. Любое нарушение, природой которого может быть ересь, нарушение церковного устройства или же обвинения нравственного характера, впоследствии «уничтожает» эту благодать и влечет за собой бессрочный и окончательный приговор к извержению. В результате, поскольку нарушение индивидуума лишает его благодати, данной Богом, Церковь настаивает на том, что приговор выносит сам Бог через Собор епископов.

Этот заключительный момент можно ясно увидеть в Деяниях Халкидонского Собора. В них есть знаменитая запись о том, что когда в конце первого заседания Собора пришло время извергнуть Диоскора, присутствовавшие епископы из ориентальных церквей восклицали: «Святый Боже, Святый крепкий, Святый бессмертный, помилуй нас! Многая лета императору! Недостойные всегда извергаются! Христос извергнул (καθεΐλεν) Диоскора! Христос изверг убийцу! Это справедливый приговор! (δικαια ψηφος). Это справедливый собор!». Хотя нашим современникам эти слова могут показаться злым преувеличением, суть остается: Бог извергает через Собор. На третьем заседании папские легаты обратились к Собору: «Мы хотим решения ваших святейшеств». Затем они добились того, что Собор вынес суждение и принял решение о Диоскоре. Окончательным решением стало извержение, которое собор объяснил его «непростительными преступлениями». Их последствием стало то, что Собор публично объявил об извержении, и Диоскор «был лишен благодати священства Господом Богом и великим числом епископов».

Недостоинство священника и последствия этого в литургии

Тема недостоинства священника появляется во всей богослужебной традиции с совершенно разными последствиями. Бог преодолевает недостоинство рукоположенного священника, действуя через него и с ним. Это можно видеть в молитвах, возносимых при хиротонии епископов, пресвитеров и диаконов. Все эти молитвы четко говорят о недостоинстве как хиротонисаемого, так и совершающих таинство архиереев. Хиротонии епископов, пресвитеров и диаконов имеют общую структуру в византийской богослужебной традиции:

а) провозглашение избрания,

б) молитвы,

в) ектеньи,

г) вторая молитва,

д) возложение знаков достоинства (то есть облачения и т.д.).

Уже в провозглашении избрания рукополагающий архиерей, еще не призвав Духа просвещения, что

будет в молитвах позже, провозглашает: «Божественная благодать (η θεια χάρις), всегда немощная врачующи и оскудевающая восполняющи, проручествует благоговейнейшего пресвитера (или диакона или иподиакона, в зависимости от того, в какой сан посвящается). Помолимся убо, не приидет на него благодать Всесвятаго Духа».

Смысл этого возглашения предвосхищает то, о чем рукополагающий архиерей будет молиться далее, а именно, об избрании Богом рукополагаемого и Божественной благодатью соделывания его достойным получения этой благодати.

Молитвы не только выражают этот смысл, но развивают его, говоря, что эта благодать дает рукополагаемому возможность исполнить свое служение и не быть осужденным на Страшном суде. В первой молитве архиерейской хиротонии возглавляющий хиротонию архиерей призывает Бога послать Божественную благодать, которая в этой молитве отождествляется с благодатью Святого Духа, на избранного и утвержденного (ψηφισθεντα και άξιωθεντά) и соделавшегося достойным подъять евангельское иго и принять архиерейское достоинство. Подобным же образом, в первой молитве священнической хиротонии рукополагающий архиерей просит Бога, по Его благому произволению, позволить «тому, кого Ты испытал, быть рукоположенным мной» и получить «великую благодать Твоего Святого Духа». В первой молитве диаконской хиротонии призывается благодать, которую принимает рукополагаемый по Божию благому произволению и через архиерея — та же самая благодать, которую получил первомученик Стефан (Деян. 6). Во всех случаях в молитвах выражается убежденность в том, что Бог действует с Церковью в лице рукополагающего архиерея, дабы открыть посредством избрания тех людей, которые достойны принятия благодати. Вторая молитва каждой из хиротоний определяет ту же Божественную благодать как «архиерейскую благодать», или «дары Святого Духа» или «Животворящий Дух», Который наполняет рукополагаемого «полнотой веры, любовью, силой и освящением». Иными словами, божественная благодать ниспосылается на каждого рукополагаемого, дабы он был сочтен достойным исполнять свое особое служение, будь он епископом, призванным быть «подражателем истинного пастыря», «путевождём слепых, светом сущих во тьме, просветителем неразумных, учителем детей», или пресвитером, который стоит непорочный в святом алтаре, проповедуя евангелие спасения, слово истины, и обновляя народ Божий «через баню обновления», или же диаконом, который должен совершать то же диаконское служение, что и первомученик Стефан. Далее в молитвах просят Бога: если, по Его благодати, они исполняют эти служения, то получают «несумненную» и «великую награду» обещанного Господом спасения (ср. Мф.25:21,23,29-30).

Как свидетельствуют каноны Церкви, благодать, дающаяся при хиротонии, не подавляет рукоположенного или дозволяет ему впоследствии действовать так, как он хочет, но, скорее, он должен продолжать оставаться твердым в смиренном и аскетическом стремлении к жизни с Богом, постоянно умоляя Бога об обновлении благодати, данной при хиротонии. Как было сказано выше, жизнь священнослужителей, описанная в канонах, дает приблизительную картину обычно в негативных определениях, но в богослужебных чинопоследованиях остается место для взыскания постоянного обновления этой благодати. В период своего рукоположенного служения епископы и священники постоянно возносят молитвы, в которых есть слова «я недостойный иерей» или молят не взирать на «его грехи» и «соделать его достойным». Общей для Божественной литургии Иоанна Златоуста и Божественной литургии Василия Великого является так называемая «Херувимская молитва», в самом начале которой говорится: «Никто же достоин от связавшихся плотскими похотьми и страстьми и приходити или приближитися или служити Тебе, Царю славы…»

Затем в молитве говорится о том, почему священнослужители (как епископы, так и пресвитеры), хотя и недостойны, могут совершать святые таинства: «Но обаче, неизреченнаго и безмернаго Твоего человеколюбия. был еси человек. и Архиерей нам был еси, и служения сия и бескровныя жертвы священнодействия предал еси нам.» Иными словами, Христос своим воплощением и пасхальной жертвой вступил «в самое небо» и в процессе стал нашим Архиереем, представая «ныне за нас пред лице Божие» (Евр.9:24). Он делится этим священством с нами по благодати Святого Духа, как говорится в молитве: «И удовли мя силою Святаго Твоего Духа, облеченна благодатию священства, предстати Святей Твоей сей трапезе и священнодействовати святое и пречистое Твое Тело и честную Кровь». Подобным же образом при чинопоследовании крещения священник молится милостивому и милосердному Богу: «Да не омерзиши мя, ниже лица Твоего отвратиши от мене и омый мою скверну телесную и скверну душевную, и всего мя освяти. Но ниспосли мне силу с высоты, и укрепи мя к службе предлежащего Твоего таинства. и вообрази Христа Твоего в хотящем паки родитися, моим окаянством».

Хотя и недостойный, священник совершает свое служение посредством продолжающегося действия Божия. Бог посылает «силу с высоты» и действует, воображая здесь образ Христа в крещаемом через рукоположенного священника. Так происходит и в византийской литургии Василия Великого. Во время анафоры, непосредственно перед анафорой, священник заявляет о себе и о других, кого Господь «соделал достойными литургисать (λειτουργεΐν)» у Его престола, как о «грешных и недостойных служителях». Достоинство священнослужителей происходит от «милосердия и милости», столь богато изливаемых Господом, что дает им возможность «приступать» к святому престолу и приносить «вместообразная святаго Тела и Крови» Христовых. В ответ по благости Божией Святой Дух просвещает верующих и «на предлежащыя Дары сия благословити я, и освятити и показати» хлеб сей — Телом Христовым и чашу — Его кровью.

Григорий Богослов определяет это действие, когда в своем Втором Слове приводит вместе два отрывка из Первого послания апостола Павла к Коринфянам (1Кор.3:9 и 1Кор.4:1) и применяет их к священнослужителям, безусловно, имея в виду как епископов, так и пресвитеров, называя их «служителями и соработниками» (ύπηρεται και συνεργοι). Слова «служитель и соработник» четко суммируют задачи рукоположенного священства и позволяют священнослужителю считать себя недостойным по своему собственному признанию, но по-прежнему служить Богу и вверенным ему верующим христианам. Когда он молится о силе, власти или благодати с высоты, или о том, чтобы Бог соделал его достойным, он молится, будучи соработником Христа — источника рукоположенного священства. Соработничество с Архиереем подразумевает также жизнь в аскетической борьбе, что было описано в канонах конкретными словами, а Григорием Богословом — поэтически: «Надо сначала очиститься, потом очищать; умудриться — потом умудрять; стать светом — потом просвещать; приблизиться к Богу — потом уже приводить к Нему других; освятиться — потом освящать… иметь руки, чтобы вести за руку других, или давать советы с пониманием».

Церковь по каноническим нормам определяет, кто достоин рукоположения, и точно так же Церковь по тем же каноническим нормам определяет, что человек достоин благодати рукоположенного священства не через действия человека, но Бога, который действует через Церковь. И как рукоположенный священник может отпасть от благодати, данной ему при рукоположении, заставив Бога действовать через Церковь, чтобы извергнуть его, так та же благодать может оставаться с рукоположенным священником, даже если он остается недостойным, дозволяя ему совершать служение по своему призванию. Благодать остается и фактически обновляется, пока рукоположенный священник продолжает оставаться твердым в своей жизни с Богом. В этом отношении Николай Кавасила, великий литургист и богослов XIV века, комментируя молитвы анафоры, в которых священник просит Бога не взирать на его недостоинство, объясняет: «Действие благодати в нас требует нашего соработничества, а наше небрежение может препятствовать ему. Иными словами, благодать освятит нас через приносимые Святые Дары, если найдет нас готовыми и достойными освящения. Если же найдет нас неготовыми, мы не только не получим пользы, но и претерпим великий вред и убыток. Священник просит о том, чтобы благодать не отнялась от приносимых Святых Даров, поскольку может быть отнята по человеческому греху».

Примечания

Abbreviations and sigla

ACO = E. Schwartz (ed.), Acta Conciliorum

Bradshaw = P. Bradshaw, Ordination Rites of the Ancient Churches of East and West (New York 1990).

DEC = N. Tanner (ed.), Decrees of the Ecumenical Councils. Vol. 1: Nicea I to Lateran V (London 1990).

Goar = J. Goar, Ευχολογιον sive Rituale Graecorum…,

(Venice 17302).

LEW = F.H. Brightman, Liturgies Eastern and Western

(Oxford 1967).

Nedungatt and Featherstone = G. Nedungatt and M.

Featherstone (eds.), The Council in Trullo Revisited

(Kanonika 6, Rome 1995) 45—185. Parenti-Velkovska = S. Parenti and E. Velkovska (eds.),

L’Eucologio Barberini gr. 336 (Bibliotheca

Ephemerides liturgicae,

Subsidia 80) Rome 1995

RP = G. A. Rhalles and M. Potles, Σύνταγμα των θειων

και ιερων κανονων, I—VI, (Athens, 1852—1859). SC = Sources chretiennes

Oration 2 = Gregoire de Nazianze, Discours 1—3 (ed., J. Bernardi) (SC 247, Paris 1978).

* Оформление основных сокращений и примечаний сохранены авторские.

1. Trullo 12: Joannou 139.6–8 = RP II, 330–331. Перевод на английский: Nedungatt and Featherstone 83.
2. См. вступительное слово Трульского собора, Προσφωνη^^ς λογος, в котором говорится, что его отцы составили каноны для того, чтобы верующие «могли воздерживаться от неблагородного поведения и могли быть приведены к лучшей и более возвышенной жизни». Nedungatt and Featherstone 52. Греческий текст там, а также в Joannou I, 1, 3–7 и RP II, 298.
3. Этот принцип, возникший из римского jurist Celsus, сохранялся в течение всей Византийской эпохи и был включен в Digest Юстиниана, I.3.17: Scire leges non hoc est verba earum tenere, sed vim ac potestatm. Corpus Iuris Civilis. Vol. 1: Institutiones et Digesta (P. Krueger ed.) (Dublin and Zurich 1966) 34. Естественно, он был включен и в позднюю византийскую кодификацию, the Basilika, II.I.27. H. J. Scheltema and N. van der Wal, Basilicorum libri LX. Series A, II, (Groningen 1956); Константин Харменопулос также включил в свой труд, the Hexabiblos, I.1.15: K. Harmenopulos, Manuale Legum sive Hexabiblos (G. E. Heimbach, ed.) (Leipzig 1851; reprinted 1969) 26.
4. «… Решающее значение для права всегда имеет обязательство твердо соблюдать его нормы при убежденности в легитимности власти, создающей право». C. J. Friedrich, The Philosophy of Law in Historical Perspective (Chicago 1958) 9.
5. II Nicea I: …εξ ενος γάρ άπαντες και του άύτοϋ Πνεύματος άυγάσθεντες (ωρισαν τά συμφεροντα. Joannou I.1, 247.14—16 = RP II, 556. В своих комментариях к этому канону двое из трех великих византийских комментаторов пользуются даже более сильными выражениями об авторах канонов и их богодухновенности. John Zonaras использует литургически выразительное слово, а Alexios Aristenos (ок. середина 12-ого в.) слегка адаптирует язык этого канона и заявляет, что они были вдохновлены (εμπνευθεντων) Святым Духом. См. RP II, 558, 560.
6. Тот, кто вступил во второй брак после крещения или содержит любовницу, не может стать епископом, пресвитером, диаконом, или кем-либо из числа церковнослужителей. Joannou 1.2, 16 = RP II, 23.
7. RP II, 23.
8. См. I Nicea 2 (Joannou 24-25 = RP II, 116—117), Ancyra 12 (Joannou I.2, 65 = RP III, 43). Даже такой авторитет как Василий Великий проводил это различие. В тексте, ставшим его двадцатым каноном, он пишет, что будет неправильно осуждать кого-либо за его действия до того, как «они пришли под иго Христово», поскольку тогда они «не признавали законов Господа». Далее он пишет, что по этой причине такие женщины «должны быть приняты Церковью, получая вместе со всеми даваемое в подобных случаях отпущение грехов за их веру во Христа, «. В целом совершенное тогда, когда они были оглашенными, во внимание не принимается. Текст Basil 20 см. Joannou II, 122—123 = RP IV 146—147. Перевод на английский: Basil the Great, The Letters (R. Deferrari, trans.), III (Loeb Classical Library 243, London 1930) 111.
9. Список канонических источников — в приложении к докладу.
10. По канонической традиции, совершившие блудодеяние после рукоположения должны быть извергнуты из сана. См. Apostolic 25, Joannou I.2, 125–126 = RP III, 168; Basil 3, Joannou II, 100–101 = RP IV, 99–100. См. Также Basil 44. Поздние византийские комментаторы говорили о диакониссах (η διάκονος), упомянутых в Basil 44, как о рукоположенных диакониссах, совершивших блудодеяние (Joannou II, 136, (только канон), RP IV 192–194 (канон и комментарии). В этом каноне Василий позволяет им быть вновь допущенными до причастия через семь лет. Однако Мартиморт и другие предполагают, что в этом каноне не говорится о рукоположенных диакониссах, поскольку Василий противоречил бы себе, если бы требовал как извержения из сана, так и отлучения, а он четко запрещает это в Basil 3 и Basil 32. (Joannou II, 131 = RP IV, 173) См. A G, Martimort, Deaconesses: an Historical Study (San Francisco 1986) 105–106.
11. Joannou 154 = RP II, 354–355. Перевод на английский: Nedungatt and Featherstone 98.
12. CPG 53787. Византийские канонисты впоследствии подразделили письма Кирилла, и сейчас это письмо представлено в стандартных православных канонических компиляциях как его первые три канона. Каноны Кирилла наряду с канонами других отцов были официально помещены в Православный Corpus canonum в конце VII в. (691/2), хотя, скорее всего, они были в обращении как канонические тексты и до этого времени. См. Joannou II, XIV–XV. О Трулле 2 см. Joannou I. 1, 120–125 = RP II, 308–310.
13. Joannou II, 280–281 = RP IV, 359.
14. Apostolic Canon 74, Joannou I.2, 45–46 = RP II, 93– 94.
15. Antioch 25, Joannou I.2, 125–126 = RP III, 168.
16. Apostolic 25, Joannou I.2, 19 = RP II, 32.
17. Trullo 21, Joannou 152-153 = RP II, 352.
18. Apostolic 29, Joannou I.1, 21 = RP II, 37.
19. Trullo 21: …της χάριτος εκπεπτωκάσι… Joannou 153.4–5 = RP II, 352.
20. Session I.1071, Acts I, 364 = ACO I.1.i, 195.
21. Session III.82 (Заметим, что в греческих источниках это второе заседание, а в латинских — третье. См. Acts II, 1–2.), Acts II, 68 = ACO I.1.ii, 27.
22. Session III.101, Acts II, 114 = ACO I.1.ii, 42. См. ранее приведенное замечание о несоответствии в греческих и латинских источниках.
23. Parenti-Velkovska 174 (episcopal), 178 (presbyteral), 182 (diaconal) = Goar 244 (episcopal), 242 (presbyteral), 208 (diaconal). Что касается этого возглашения, классическое, но плохо датированные исследование B. Botte, «La formule d’ordination ‘la gr ce divine’ dans les rites orientaux», L’orient syrien 2 (1957) 285–296, было заменено более современными комментариями Bradshaw 26–30.
24. Parenti-Velkovska 174–175 = Goar 244.
25. Parenti-Velkovska 178 = Goar 242.
26. Parenti-Velkovska 182 = Goar 208.
27. Parenti-Velkovska 177 = Goar 251.
28. Parenti-Velkovska 180 = Goar 243.
29. Parenti-Velkovska 183–184 = Goar 209.
30. Эти слова взяты из второй молитвы архиерейской хиротонии. См. Parenti-Velkovska 177 = Goar 251. Эти образы, безусловно, взяты из Ин. 10:1-15 и Рим. 2:19-20.
31. Эти слова взяты из второй молитвы пресвитерской хиротонии. См. Parenti-Velkovska 180 = Goar 243.
32. Parenti-Velkovska 182 = Goar 208.
33. Эти слова содержатся даже в столь, на первый взгляд, небольшом действии, как освящение винограда. См. более старую молитву на освящение винограда, отличающуюся от той, которая звучит сейчас, в A. Dmitrievskii, Описание Литургическихъ Рукописей, Хранящихся в Библиотеках Православнаго Востока. Vol. II: Ευχολογιον, Kiev 1901.
34. «Ουδεις άξιος των συνδεδεμενων τάΐς σαρκικάΐς επιθυμιάΐς και ήδονάΐς προσερχεσθάι η προσεγγιζειν η λειτουργεί σοι, Βασιλευ της δοξης…»: LEW 318, 377–378 = Goar 58. Обстоятельное исследование происхождения этой молитвы и ее места в византийской богослужебной традиции, а также ее textus receptus и наиболее значимые варианты можно найти у R.F. Taft, A History of the Liturgy of St. John Chrysostom. Vol. II: The Great Entrance: a History of the Transfer of Gifts and Other Preanaphoral Rites of the Liturgy of St. John Chrysostom (Orientalia Christiana Analecta 200, Rome 19782) 119–148.
35. Эта молитва, начинающаяся словами «Ό ευσπλαχνος και ελεημον Θεός…», встречается уже в VIII веке в Euchologion Barberini Greek 336. См. Parenti-Velkovska 109–110. The textus receptus — в Goar 288.
36. LEW 329–330, 405–406 = Goar 144.
37. Oration 2.26, 127.
38. Oration 2.71, 184.
39. Хотя Кавасила писал свои комментарии к Божественной литургии Иоанна Златоуста, думается, что здесь он ссылается на молитву » Έν πρωτοις…» в конце анафоры византийской Божественной литургии Василия Великого. LEW 336, 409 = Goar 147.
40. Nicholas Cabasilas, Explication de la Divine Liturgie (trans. and notes by S. Salaville; revised and augmented, R. Bornert, J. Gouillard, P. Perichon) (SC 4bis, Paris 1967) XXXIV.6, 214. Translation taken from N. Cabasilas, A Commentary on the Divine Liturgy (trans., J.M. Hussy and P.A. McNulty) (London 1960).

Журнал «Церковь и время» № 46.

Святые отцы V Вселенского Собора, собравшиеся в Константинополе преимущественно для утверждения Халкидонского Вселенского IV Собора, особенных правил, относящихся к церковному благочинию, не составили, как это явствует из второго правила шестого вселенского собора, в котором, при указании на правила прочих святых соборов, о правилах пятого вселенского собора не упоминается.

Составивший 102 правила VI Вселенский Собор называется также V-VI или Трулльским. V-VI он называется потому, что явился непосредственным продолжением Пятого Собора, созванного императором Юстинианом II. Собор начал свои заседания 7 ноября 680 г. и закончился в сентябре следующего года. Т.к. первая часть Собора занималась исключительно догматическими вопросами в связи с ересью монофелитов, то он был созван вновь 1 сентября 691 г. для со ставления правил и окончился 31 августа 692 г. Заседания обоих Соборов происходили в части императорского Дворца, которая называлась Труллой и потому эти правила также называются правилами Трулльского Собора. На Соборе участвовало 227 отцов и лично присутствовали Патриархи Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский. Были также представители Римского Папы Агафона.

При начанании всякого слова и дела, наилучший чин есть от Бога начинать и с Богом оканчивать, по словам Богослова. Поэтому и теперь — когда и благочестие нами уже ясно проповедуется, и Церковь, которой Христос является основанием, непрестанно возрастает и преуспевает, так что возвышается выше Ливанских кедров, — полагая начало священных словес, Божьей благодатию определяем: Хранить неприкосновенно нововведениям и изменениям веру, преданную нам от самовидцев и служителей Слова, богоизбранных Апостолов; еще же — от трехсот восемнадцати святых и блаженных отец, при Константине, царе нашем, на нечестивого Ария, и на вымышленное им языческое инобожие, или, свойственнее рещи, многобожие, в Никее собравшихся, которые единомыслием веры открыли нам и уяснили единосущие в трех ипостасях Богоначального естества, не попустив сему сокрыту быть под спудом неведения, но ясно научив верных покланяться, единым поклонением, Отцу и Сыну и Святому Духу, ниспровергли и разрушили лжеучение о неравных степенях Божества, и еретикам из песка сложенные противу православия детские построения разорили и низринули. Такожде — и при великом Феодосии, царе нашем, сто пятидесятью святыми отцами, в сем царствующем граде собравшимися, провозглашенное исповедание веры содержим, богословствуще о Святом Духе изречения приемлем; а нечестивого Македония, купно с прежними врагами истины, как буйственно дерзнувшего почитать Владыку рабом и нагло хотевшого пересещи несекомую еденицу, так что не было бы совершенно таинство упования нашего. Купно с сим — гнуснейшим и против истины неиствовавшим, осуждаем Аполинария, тайноводителя злобы, который нечестиво изрыгнул, аки бы Господь приял тело без души и ума, сим образом такожде вводя помышление, аки бы спасение соделано для нас несовершенное. Такожде — и при Феодосии, сыне Аркадия, царе нашем, собравшимися в первый раз во граде Эфесе, двумястами богоносных отец изложенное учение, яко несокрушимую благочестия державу, согласием запечатлеваем, единого Христа Сына Божия и воплотившегося проповедуя, и безсеменно родившую Его, непорочную Приснодеву Марию исповедуя собственно и истинно Богородицею, а безумное разделение Нестория, как от жребия Божия отлученное, отвергаем: ибо он учит, что един Христос есть отдельно человек, и отдельно Бог, и возобновляет иудейское нечестие. Православно утверждаем такожде и в областном граде Халкидоне, при Маркиане, царе нашем, шестьсот тридцатью богоизбранными отцами начертанное вероисповедание, которое концами земли велегласно возвестило единого Христа Сына Божия, состоящего из двух естеств, и в сих самых двух естествах славимого; а суемудрого Евтихия, который говорил, что великое таинство спасительного домостроительства совершилось призраком, как нечто чудовищное, и как заразу, из священных оград Церкви извергло, с ним же Нестория и Диоскора, из коих один был защитником и поборником разделения, а другой смешения, и которые от противоположных стран нечестия низринулись в единую пучину погибели и безбожия. Еще же и ста шестидесяти пяти богоносных отец, собравшихся в сем царствующем граде, при Иустиниане, блаженные памяти царе нашем, благочестивые глаголы, как от Духа произнесенные, ведаем, и оным потомков наших научаем. Они Феодора Мопсуетского, Несториева учителя, и Оригена, и Дидима, и Евагрия, возобновивших еллинские басни, и прехождения и превращения некоторых тел и душ паки нам представивших на позор, в сонных мечтаниях блуждающего ума, и противу воскресения мертвых нечестиво и нездравомысленно возставших, такожде написанное Феодоритом противу правые веры и противу двенадесяти глав блаженного Кирилла, и, так называемое, письмо Ивы, соборно предали проклятию и отринули. И недавно при царе нашем, блаженные памяти Константине, в сем царствующем граде сошедшогося шестого Собора вероисповедание, которое вящую крепость прияло, когда благочестивый император постановления оного Собора своею печатью, ради достоверности, на все веки утвердил, вновь обязываемся хранить нерушимо. Оно боголюбно изъяснило, как должны мы исповедывать два естественные хотения, или две воли, и два естественные действа в воплотившемся, ради нашего спасения, едином Господе нашем Иисусе Христе, истинном Боге; а тех, которые правый догмат истины извратили и едину волю и едино действо в едином Господе Боге нашем Иисусе Христе людям проповедывали, судом благочестия обвинило, как Феодора епископа Фаранского, Кира Александрийского, Гонория Римского, Сергия, Пирра, Павла, Петра, бывших в сем богоспасаемом граде предстоятелями, Макария Антиохийского епископа, ученика нашего Стефана, и безумного Полихрония, сим образом соблюдая неприкосновенным общее тело Христа Бога нашего. Кратко рекши, постановляем, да вера всех в Церкви Божией прославившихся мужей, которые были светилами в мире, содержа слово жизни, соблюдается твердою и да пребывает до скончания века непоколебимою, вкупе с Богопреданными их писаниями и догматами. Отметаем и анафематствуем всех, которых они отметали и анафематствовали, как врагов истины, вотще скрежетавших на Бога, и усиливавшихся неправду на высоту вознести. Если же кто-либо из всех не содержит и не приемлет вышереченных догматов благочестия, и не тако мыслит и проповедует, но покушается идти противу оных: тот да будет анафема, по определению, прежде постановленному предупомянутыми святыми и блаженными отцами, и от сословия Христианского, как чуждый, да будет изключен и извержен. Ибо мы, сообразно с тем, что определено прежде, совершенно решили, не прилагать что-либо, не убавлять, и не могли бы никоем образом.

Ср. II Всел. 1; III Всел. 7; VII Всел. 1; Карф. 1 и 2.

Прекрасным и крайнего тщания достойным признал сей святый Собор и то, чтобы отныне, ко исцелению душ и ко уврачеванию страстей, тверды и ненарушимы пребывали принятые и утвержденные бывшими прежде нас святыми и блаженными отцами, а также и нам преданные именем святых и славных Апостолов, восемьдесят пять правил. Поскольку же в сих правилах повелено нам принимать оных же святых Апостолов постановления, чрез Климента преданные, в которые некогда иномыслящие, ко вреду Церкви, привнесли нечто подложное и чуждое благочестия, и помрачившее для нас благолепную красоту Божественного учения: то мы, ради назидания и ограждения Христианской паствы, оные Климентовы постановления благорассмотрительно отложили, отнюдь не допуская порождений еретического лжесловесия, и не вмешивая их в чистое и совершенное Апостольское учение. Согласием нашим запечатлеваем и все прочия священные правила, изложенные от святых и блаженных отец наших, то есть, трехсот восемнадцати богоносных отец, собравшихся в Никее; такожде от отец, собиравшихся во Агвире, и в Неокесарии, равно и в Гангре; кроме сего в Антиохии Сирийской и в Лаодикии Фригийской; еще же ста пятидесяти отцов, сошедшихся в сем Богохранимом и царствующем граде; и двухсот отцов, собравшихся в первый раз в областном граде Эфесе; и шестисот тридцати святых и блаженных отцов, собравшихся в Халкидоне; и от собравшихся в Сардике и в Карфагене; и еще собравшихся паки в сем Богоспасаемом и царствующем граде при Нектарии, предстоятеле сего царствующого града, и при Феофиле, Александрийском архиепископе; такожде правила Дионисия, архиепископа великого града Александрии; Петра, Александрийского архиепископа и мученика; Григория, епископа Неокесарийского, чудотворца; Афанасия, архиепископа Александрийского; Василия, архиепископа Кесарии Каппадокийской; Григория, епископа Нисского; Григория Богослова; Амфилохия Иконийского; первого Тимофея, архиепископа Александрийского; Феофила, архиепископа того же великого града Александрии; Кирилла, архиепископа Александрийского; и Геннадия, патриарха сего богохранимого и царствующого града; еще же и Киприана, архиепископа Африканской страны, и мученика, и Собором при нем бывшем изложенное правило, которое в местах предупомянутых предстоятелей, и токмо у них, по преданному обычаю, сохраняемо было. Никому да не будет позволено вышеозначенные правила изменять, или отменять, или, кроме предложенных правил, принимать другия, с подложными надписаниями составленные некиими людьми, дерзнувшими корчемствовать истиною. Если же кто обличен будет, как некое правило из вышереченных покусился изменить или прекратить: таковый будет повинен против того правила понести епитимию, какую оно определяет, и чрез оное врачуем будет от того, в чем преткнулся.

2 правило VI Всел. Собора является особенно важным потому, что оно перечисляет правила Поместных Соборов и Свв. Отцов, которые с того времени приобретают одинаковое значение с другими правилами Вселенских Соборов. Эти правила по выражению 1 п. VII Всел. Собора служат для всех православных «свидетельством и руководством». О всех тех, кто издал эти правила, начиная со Св. Апостолов, правило говорит, что они «от единого и того же Духа быв просвещены, полезное узаконили». VI Всел. Собор, утверждая все ранее принятые правила, запрещает их «изменять или отменять». Тот, кто покусился бы их извратить, подвергнется епитимьи, указанной в том правиле, которое он покусился бы изменить.

Поскольку благочестивый и Христолюбивый царь наш предложил сему святому и вселенскому собору, чтобы счисляющихся в клире, и другим Божественное преподающих, представить чистыми и непорочными служителями, и достойными мысленной жертвы великого Бога, который есть и жертва и архиерей, и очистить от скверны, прильнувшей к ним от незаконных браков; и как по сему предмету предлежащие к святейшей Римской церкви предлагали наблюдать строгое правило, а подвластные престолу сего Богохранимого и царствующего града, правило человеколюбия и снисхождения: то мы, отечески и вместе богоугодно совокупив то и другое во едино, да не оставим ни кротости слабою, ни строгости жестокою, особенно при таких обстоятельствах, когда грехопадение, по неведению, простирается на немалое число людей, согласно определяем, чтобы связавшиеся вторым браком, и даже до пятнадцатого дня протекшего месяца января, минувшего четвертого индикта, шесть тысяч сто девяносто девятого года, остававшиеся в порабощении греху, и не восхотевшие изтрезвиться от него, подлежали каноническому извержению из своего чина. Что же касается до тех, которые, хотя впали в таковый грех второбрачия, однако прежде сего нашего определения полезное познали, и зло от себя отсекли, и несвойственное и незаконное совокупление далече отринули, или у которых жены второго брака уже умерли, и которые при том воззрели ко обращению, вновь поучаясь целомудрию, и от прежних своих беззаконий вскоре отбегнув, пресвитеры ли то, или диаконы: о таковых рассуждено, да удержатся от всякого священного служения, или действования, пребывая под епитимиею некоторое определенное время, а честью седалища и стояния да пользуются, довольствуясь председанием, и плача пред Господом, да простит им грех неведения. Ибо несообразно было бы благословлять другого тому, кто должен врачевать свои собственные язвы. Сочетавшихся же с единою женою, если поятая им была вдовица, подобно и тех, которые по рукоположении, приобщились единому врачу, то есть, пресвитеров, диаконов и иподиаконов, по устранении от священнослужения на некое краткое время и по епитимии, паки возстановлять на свойственные им степени, с возбранением возводить их на иную высшую степень, и притом, явно, по расторжении неправильного сожития. Но сие постановили мы для тех, которые, как сказано, до пятьнадцатого дня месяца января, четвертого индикта, обличены в вышеозначенных винах, и токмо для священных лиц; отныне же определяем и возобовляем правило, которое гласит: кто по крещении двумя браками обязан был, или наложницу имел, тот не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще в списке священного чина (Ап. пр. 17). Так же взявший в супружество вдову или отверженную от супружества, или блудницу, или рабыню, или позорищную, не может быть ни епископом, ни пресвитером, ни диаконом, ни вообще в списке священного чина (Ап. пр. 18).

Повторяя те требования к принимающим священство, какие были уже ранее установлены (см. Ап. пр. 17 и 18 с толкованием их), VI Всел. Собор уточняет и добавляет всегда существовавшее в Церкви изначала запрещение вступать в брак пресвитерам, диаконам и иподиаконам после рукоположения (ср. 6 пр. VI Всел. Соб.). Снисхождение, оказанное Собором некоторым категориям клириков, состоящих в не допускаемых канонами браках, теперь не имеют силы, ибо было вынесено только для определенного времени с действием, ограниченным известным сроком.

Если кто-нибудь — епископ, пресвитер, диакон, иподиакон, чтец, певец, или придверник — совокупится с женщиной посвященной Богу: да будет извержен из своего чина, как Христову невесту поругавший; если же мирянин, да будет отлучен от общения церковного.

Никто из священного чина, который не имеет при себе живущих лиц неподозрительных, означенных в правиле (3 пр. I Всел. Соб.), да не возьмет к себе женщины, или рабыни, этим сохраняя себя от нарекания. Если же кто-либо определенное нами преступит: да будет извержен. Сие же самое да соблюдают и скопцы, предохраняя себя от порицания. А преступающие, если будут из клира, да будут извержены, если же мирские, да будут отлучены.

Правило, на которое ссылается настоящее правило, есть 3 пр. I Всел. Собора. Повторяя предписания того правила относительно лиц в священном сане, настоящее правило добавляет к ним и мирян, указывая, что делать это надо, «предохраняя себя от порицания». Т.об. это правило учит нас, что надо избегать того, что может вызвать соблазн и грех осуждения у ближних. Ср. Вас. Вел. 88.

Посколько речено в Апостольских правилах, что из производимых в клир безбрачных, токмо чтецы и певцы могут вступать в брак (Ап. пр. 26), то и мы соблюдая это, определяем: да отныне ни иподиакон, ни диакон, ни пресвитер, не имеет позволения, по совершении над ним рукоположения, вступать в брачное сожительство; если же дерзнет сие учинить, да будет извержен. Но если кто-либо из поступающих в клир, захочет сочетаться с женщиной по закону брака: таковый да творит сие прежде посвящения во иподиакона, или в диакона, или во пресвитера.

В настоящем правиле внимание толкователей останавливалось на том, что здесь слово «рукоположение» отнесено не только к диаконам, но и к иподиаконам, как будто последние не суть члены низших степеней клира вопреки догматическому учению Церкви о существовании трех, а не более, степеней священства. В объяснение этого недоумения можно привести слова Св. Патриарха Тарасия на VII Всел. Соборе по поводу того же термина в 8 пр. I Всел. Собора: «Слово рукоположение могло быть здесь сказано просто о благословении, а не о хиротонии». Ср. Ап. 26; IV Всел. 14; VI Всел. 13; Анк, 10; Неокес. 1; Карфагенский 20.