Бесы достоевский о чем

О чем книга Бесы — Достоевского

Шестой по счету роман Фёдора Михайловича Достоевского «Бесы» был написан в 1872 году. Автор находился под впечатлениями от событий 1869 года, когда группа молодых людей под предводительством анархиста Нечаева убила студента Иванова, подозревая его в предательстве идей революционного кружка.

Достоевский не планировал грандиозную вещь: ему хотелось на нескольких страницах высказаться на тему возникшей «нечаевщины» и подобных политических явлений. И даже не в художественном стиле задумывалось произведение, но в итоге из-под пера вышел роман-предсказание, не теряющий свою актуальность до сих пор.

Смысл названия «Бесы»

Лаконичное название говорит само за себя: автор жестко и категорично оценивает происходящее. Анархию он не поддерживает, террор его ужасает. А потому неудивительно, что Достоевский называет революционеров бесами. Книжный прообраз Нечаева – сын учителя Пётр Верховенский. Убитый Иванов на страницах романа становится Иваном Шатовым, пострадавшим за «измену идеалам». Но не одни только нигилисты получают нелестную характеристику.

«Бесы» и «бесенята» живут в каждом персонаже произведения. Властолюбивая Варвара Ставрогина, либерал и идеалист Степан Трофимович, «пятёрка Верховенского», – все они в той или иной степени покорны своим страстям, по-своему одержимы. Как токи электростанции проходят по всему городу, так и через весь роман скользит душевная борьба, тоска по абсолюту главного героя Николая Всеволодовича Ставрогина.

Главным «бесом» Фёдор Михайлович называл именно духовный упадок, распад личности всего народа Российской империи, как нельзя лучше проявившихся в лице Ставрогина. Внутренняя гниль неминуемо приведёт к внешней: собирательный образ Николая Всеволодовича несёт в себе мысль о грядущей исторической катастрофе.

Смысл произведения Бесы

Начав писать документальное эссе, Достоевский за пару лет пишет пророчество: меньше, чем через полвека «верховенские» и «нечаевы» станут во главе его родины.

В середине XIX века набирали силу нигилистические настроения среди интеллигенции и разночинцев. То там, то здесь возникали кружки единомышленников, где критиковали не только монархию, но и бытовой уклад в целом. На примере Верховенского и его «пятёрки» писатель показывает своё отношение к революционному движению. Петр предстает перед читателем не только хитрым и коварным, но и изощренно-жестоким. И это выражается даже не в хладнокровном убийстве Шатова. Молодой анархист считает, что только десятая часть народа достойна перемен и лучшей жизни, остальные могут довольствоваться услужением элите. Грош-цена высокопарным идеям и словам «нечаевцев», если в человеке они видят только пушечное мясо, средство к достижению целей.

Фёдор Михайлович выводит в главном герое основную проблему революционных настроений. Персонаж с символической фамилией Ставрогин («ставр» по-гречески «крест») на протяжении всего роман раздираемый противоречиями. С одной стороны – отход от традиций и преданий (а значит, и от веры, от жизни простого народа), с другой – внутренняя борьба за обретение Бога. Но силы не равны: Николай ищет ответы умом, а не сердцем, что приводит к искаженному восприятию. Именно этот душевный хаос главного героя (в частности) и каждого персонажа (в целом) и подводит к событиям начала следующего столетия. Достоевский «Бесами» предостерегал об опасности, как оказалось в дальнейшем, слишком поздно.

Смысл финала

Сестра Шатова получает от Ставрогина письмо, в котором он приглашает ее к себе в Швейцарию. В это же время доходи слух, что Николай вернулся в Скворешники. Дарья и Варвара Петровна обнаруживают несчастного повесившимся в мезонине. Предсмертная записка гласит: «Я сам». Финал оставляет леденящее, жуткое ощущение. Главный герой, не нашедший в себе силы и духовный ориентир, самостоятельно подписывает приговор всей своей жизни.

Эпизод в книге, где вспоминается евангельская притча, делает концовку ясней: Степан Трофимович сравнивает Россию с бесноватым, из которого Христос изгнал легион. Страсти Ставрогина в конце концов одерживают над ним победу: Николай не встречает Бога, не находит правду, мечется по собственной внутренней пустоте. Писатель таким многострадальным «ставрогиным» видит и свой народ, также не сумевший противостоять «легиону».

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Отправить оценку
О «Бесах» в двух словах: бесы-революционеры вселились в Россию, но, как и в евангельской притче, произойдет чудесное исцеление, главное – верить в Христа и его дело. Если исцеления не произойдет, то всему миру конец.
О «Бесах» Достоевского более, чем в двух словах:
Поводом к написанию «Бесов» был нечаевский процесс, с которым Достоевский столкнулся. Участники этого процесс – фантасты и в то же время практические деятели, сумевшие зажечь смуту. Они и послужили материалом, на котором Достоевский разработал проблему «Бесов».
Бесы – люди без всякой почвы, ни в чем не укорененные, отказавшиеся даже от своего родства. Они никто, поэтому и могут лишь производить встряски и перевороты. Идея революции, по Достоевскому, – это разрушение. Ортодоксальное христианство беспочвенных людей понимает как бесов. Эпиграфом к роману послужило и послужило евангельское сказание о бесах, которые вселились в человека и потом, после его исцеления его Христом, вошли в свиней и бросились с крутизны в озеро. Больной здесь олицетворяет Россию, а бесы – блуждающих самозванцев, не имеющих своего места в жизни, ни в чем не укорененных. Деятельности этих безликих бесов и посвящен роман.
Но тем не менее, «Бесы» — роман не столько о С.Г. Нечаеве и нечаевцах, сколько о бессмертии Христа и его дела. Человеку для его существования абсолютно необходима свобода. Христианство — религия свободы. Но на путях свободы человека подстерегает опасность своеволия, когда в результате столкновения самых противоположных сил, борющихся в нем, он лишается способности окончательного выбора.
На путях свободы есть и другая опасность, другой соблазн, когда свободный человек может попасть под власть свободно выбранной им идеи. Собственно говоря, бесовщина — это и есть одержимость идеей, отъединяющей человека от реальной, иррациональной жизни. Распад личности Ставрогина символизирует для Достоевского религиозный кризис, переживаемый Россией.

«Бесы» — пророческий роман о надвигающихся на мир катастрофах, это роман-предупреждение, призыв к бдительности людей. Достоевский из нечаевского дела вывел заключение: на мир надвигаются Нечаевы и ему подобные бесы-революционеры, которые будут шагать по трупам для достижения своих целей, для которых всегда цель оправдывает средства и которые даже не замечают, как постепенно средства становятся самоцелью. Увы, пророчество Достоевского воплотилось в жизнь и пока, к сожалению, чудесное исцеление в полной мере не произошло. Более того, бесы разбрелись по всему миру, плодя новые революции, перевороты и войны.
5 цитат из романа:
Вы мало того что просмотрели народ, — вы с омерзительным презрением к нему относились, уж по тому одному, что под народом вы воображали себе один только французский народ, да и то одних парижан, и стыдились, что русский народ не таков. И это голая правда! А у кого нет народа, у того нет и Бога! Знайте наверно, что все те, которые перестают понимать свой народ и теряют с ним свои связи, тотчас же, по мере того, теряют и веру отеческую, становятся или атеистами или равнодушными. Верно говорю! Это факт, который оправдается. Вот почему и вы все, и мы все теперь — или гнусные атеисты, или равнодушная, развратная дрянь и ничего больше!
Наш русский либерал прежде всего лакей и только и смотрит, как бы кому-нибудь сапоги вычистить.
Россия есть теперь по преимуществу то место в целом мире, где всё что угодно может произойти без малейшего отпору. Я понимаю слишком хорошо, почему русские с состоянием все хлынули за границу и с каждым годом больше и больше. Тут просто инстинкт. Если кораблю потонуть, то крысы первые из него выселяются. Святая Русь страна деревянная, нищая и… опасная, страна тщеславных нищих в высших слоях своих, а в огромном большинстве живёт в избушках на курьих ножках. Она обрадуется всякому выходу, сто́ит только растолковать. Одно правительство ещё хочет сопротивляться, но машет дубиной в темноте и бьёт по своим. Тут всё обречено и приговорено. Россия, как она есть, не имеет будущности. Я сделался немцем и вменяю это себе в честь.
…если потребуется, мы на сорок лет в пустыню выгоним… Но одно или два поколения разврата теперь необходимо; разврата неслыханного, подленького, когда человек обращается в гадкую, трусливую, жестокую, себялюбивую мразь — вот чего надо! А тут ещё «свеженькой кровушки», чтоб попривык.
Каждая минута, каждое мгновение жизни должны быть блаженством человеку… должны, непременно должны! Это обязанность самого человека так устроить; это его закон — скрытый, но существующий непременно…
Купить роман «Бесы» в интернет-магазине «Лабиринт»
На сегодня все. До встречи в эфире!
Понравился пост? Поделитесь им с друзьями!

«Написано хуже Достоевского»

Конечно, было бы нелепо через столетие писать рецензию на всемирно известный текст. Дневники и записные книжки Льва Толстого давно уже принадлежат человечеству. Однако так ли уж они известны? Погребенные в 90 томах собрания сочинений, они пристально изучались специалистами, но как отдельное – скажем, за год – издание оказались практически недоступны широкой публике. Теперь, взяв в руки изящно оформленный томик «Последнего дневника» (то есть записи 1910 года, обстоятельно прокомментированные Ириной Петровицкой), читатель сможет войти в непосредственное общение с внутренним миром человека, на протяжении десятилетий колебавшего устои Церкви и государства, сокрушавшего Шекспира, смущавшего умы и при этом призывавшего всех людей бескорыстно любить друг друга. В этот внутренний мир вторгались все кому не лень: каждый пытался наставить Толстого на путь истинный. Великое противостояние «жены» и «друга», приведшее в конце концов к роковой развязке, было лишь внешним выражением тех страстей, которые разрывали Толстого и которые, как видно из его дневников, он тщетно пытался успокоить. Усугублялось это тем, что на 82-летнего старца неотрывно взирал весь образованный мир.

Последний дневник обитателя Ясной Поляны соединен под одной обложкой с авторским повествованием Игоря Волгина, которое озаглавлено вырвавшейся у Толстого в минуту отчаяния фразой: «Уйти ото всех». Такой разделенный веком тандем оказался весьма органичным: аскетическая толстовская хроника осмысливается нашим современником, чья исследовательская дотошность подкреплена уникальностью его писательского взгляда. Возможно, мне возразят, но я убеждена, что после бунинского «Освобождения Толстого» и проницательнейших горьковских очерков ни одно сочинение о Льве Николаевиче не читается с таким интересом, как волгинская (биографическая? исследовательская? интеллектуальная?) проза. Редкий случай, когда аналитический текст достоин своего великого предмета.

Приводя дневниковую запись от 26 февраля 1910 года – «Готовлюсь к смерти, но плохо. Не равнодушен», – Волгин скупо замечает: «Остается гадать, неравнодушен к чему: к жизни или все-таки к смерти. Он никак не может достичь вожделенного «буддистского» состояния духа: он слишком для этого жив или, если угодно, слишком смертен».

О семейной драме Толстого написаны тома и тома. Игорь Волгин счастливо избегнул соблазна, которому поддавались едва ли не все касающиеся этого вечного сюжета. Он не спешит встать на позицию одной из сторон. И о Черткове, и о Софье Андреевне, а главное – о самой жертве конфликта ему удается сказать одновременно сочувственно и непредвзято. При этом тема побега Толстого в «обитель дальную» получает неожиданное развитие: «Пушкин замыслил побег в обитель; Толстой – из обители, где он, собственно, провел свои лучшие годы. Ему, очевидно, нужна обитель еще более «дальная». Такая, где его уже не сможет настигнуть никто. Труды при этом не исключаются. О чистых негах речь, по-видимому, уже не идет».


О семейной драме Толстого написаны тома.
Илья Репин. Лев Николаевич Толстой на отдыхе в лесу. 1891. ГТГ

Конечно, Волгин – он и в Африке Волгин. Было бы странно, если бы, толкуя о Толстом, он не упомянул о другом «полюсе» российской словесности. И как раз подзаголовок его труда («Лев Толстой как русский скиталец») есть скрытая цитата из пушкинской речи Достоевского. Недаром отдельная глава «Уйти ото всех» посвящена предсмертному прощанию автора «Анны Карениной» с автором указанной речи: им так и не удалось встретиться при жизни. Уходя из Ясной Поляны, Толстой забывает на столе первый том «Братьев Карамазовых» со своими пометами, «раскрытый на странице 389, и просит прислать вдогон – вместе с ножницами для ногтей – том второй»┘

Как всегда, тщательно аргументирующий свои гипотезы (вспомним хотя бы его вызвавшую столько споров версию об Алеше-цареубийце в замысленном Достоевским продолжении «Карамазовых»), Волгин делает осторожное допущение, что Толстой так и не успел прочесть второй том книги. И впервые подробно реконструирует все толстовские недоумения, возникавшие по мере знакомства его с томом первым. Особенно интересно сопоставление абсолютно различных подходов двух самых глубоких религиозных мыслителей России к образу Христа. Если с Ним даже «вопреки истине» хотел бы остаться Достоевский, то для Толстого важна не личность и не отрицаемая им божественная природа Христа, а исключительно Его «учение». Правда, просматривая наряду с «Карамазовыми» Нагорную проповедь, Лев Николаевич недовольно замечает: «Лишнего много, тяжело читать. Написано хуже Достоевского». «Что ж, – добавляет по этому поводу Волгин, – творец «Карамазовых» помещен здесь не в самый слабый авторский ряд».

Очень любопытна, хотя и не бесспорна, догадка, что в художественном опыте Достоевского уже содержится толстовский психологический тип (русский мальчик, возвращающий карту звездного неба исправленной, деревенский кощун, целящийся из ружья в причастие, и т.д.). И совсем поразительным у Волгина предстает ауканье сюжетов – последнее странствование Степана Трофимовича Верховенского в «Бесах» и – через 37 лет – бегство Толстого. Оба бегут от женщины. Оба, почитая Евангелие, стремятся, по выражению Верховенского, «исправить ошибки этой замечательной книги». Достоевский «не мог предположить, что сама жизнь через много лет глумливо воспользуется его романным сюжетом и что трагикомедия, порожденная его фантазией, обратится в великую мировую драму – тоже не без комического оттенка».

Да, и Толстой, и Достоевский многое не могли предположить из того, что свершится с нами после их смерти. И, может быть, только Чехов, чьими словами заканчивается книга: «Вот умрет Толстой, все к черту пойдет», – по мнению Волгина, как в воду глядел. Опыт совместного издания «Последнего дневника» и «Уйти ото всех» утешителен. Ведь встречаются в жизни и очень удачные тандемы.

Роман «Бесы» Достоевского — один из самых политизированных произведений писателя. Он был экранизирован несколько раз: в 1988, 1992 и 2006 годах.

Содержание «»Бесы» Достоевского

Действие происходит в маленьком провинциальном городе, преимущественно в поместьях Степана Трофимовича Верховенского и Варвары Ставрогиной. Сын Степана Трофимовича, Петр Верховенский, главный идейный вдохновитель революционной ячейки. Он пытается вовлечь в революционное движение сына Варвары Ставрогиной, Николая. Верховенский собирает «сочувствующую» революции молодежь: философа Шигалева, суицидального Кириллова, бывшего военного Виргинского. Верховенский замышляет убить Ивана Шатова, который хочет «выйти» из ячейки.

Герои романа «Бесы» проживают интересные события, краткое содержание романа не даст полного представления о тем временам.

Персонажи «Бесы»

Давайте подробно рассмотрим всех персонажей романа «Бесы».

Николай Всеволодович Ставрогин — главный герой романа, весьма неоднозначная фигура. Является участником ключевых событий романа наравне с Верховенским, который пытается вовлечь Ставрогина в свои планы. Имеет много анти-социальных черт.
Важная для понимания фигуры Ставрогина и всего романа глава «У Тихона», где Ставрогин признается в изнасиловании девочки 10 или 14 лет (в двух известных вариантах этой главы возраст разнится), была опубликована только в начале 1920-х гг. Это очень спорный вопрос, так как в приведенной ниже ссылке на главу написано:

Тихон вглядывался молча.

— Успокойтесь. Я не виноват что девчонка глупа и не так поняла… Ничего не было. Ни-че-го.

— Ну и слава Богу, — перекрестился Тихон.

— Это всё долго объяснять… тут… тут просто психологическое недоразумение
. . .
Этот жест — именно то что она мне грозила, был уже мне не смешон, а ужасен. Мне стало жалко, жалко до помешательства и я отдал бы мое тело на растерзание чтоб этого тогда не было. Не о преступлении, не о ней, не о смерти ее я жалею, а только того одного мгновения я не могу вынести, никак, никак, потому что с тех пор оно мне представляется каждый день и я совершенно знаю, что я осужден.

Варвара Петровна Ставрогина — мать Николая Всеволодовича. Дочь богатого откупщика, который и оставил ей в наследство состояние и большое имение Скворешники, вдова генерал-лейтенанта Ставрогина (тот был как раз небогат, но зато знатен и со связями в обществе). Но после смерти мужа связи её всё сильнее и сильнее ослабевали, попытки их восстановить по большей части ни к чему не приводят, например, поездка в Петербург в конце 50-х годов закончилась почти безуспешно. К моменту смерти её супруга Степан Трофимович уже поселился в Скворешниках и даже в первое время, возможно, имел шансы жениться на Варваре Петровне (Рассказчик этого не исключает окончательно, а Пётр Степанович цинично замечает отцу, что, на его взгляд, такой момент действительно был). Пользуется большим уважением и влиянием в губернии, злые языки даже говорили, что ей правит не губернатор Иван Осипович, а она. Но к началу действия романа вдова сосредоточилась на своём хозяйстве, кстати, достигнув в этом больших успехов. Находится в очень натянутых отношениях с женой нового губернатора Юлией Михайловной, воспринимая её как соперницу за главенствующее положение в обществе, что, впрочем, взаимно.

Варвара Петровна очень опытна и умна, много времени провела в высшем свете, а потому прекрасно разбирается в людях. Незлая, но очень властная, деспотичная по натуре женщина. Способна на сильную, даже жертвенную привязанность, но требует полного подчинения от тех, на кого она распространяется. Степан Трофимович стал ей как сын, стал её мечтой (он видный гражданский деятель, а она его покровительница), пусть и несбыточной, она содержала своего друга двадцать два года, на её деньги жил его сын Пётр Степанович, она собиралась ему (Степану Трофимовичу) оставить наследство, которого бы ему хватило до конца жизни. Но чуть ли не насильно собралась женить его на Дарье Павловне при малейшем подозрении в том, что у неё роман с Николаем. В отношениях со своей старой подругой Прасковьей Ивановной Дроздовой тоже занимает главенствующее положение, часто ей помогает, но при этом считает её безнадёжной дурой и не скрывает этого. В то же время её привязанность, любовь к своим подопечным не разрушается даже после полного разочарования в них (С. Т. Верховенский тому яркое подтверждение). А иногда Ставрогина сажает людей в «золотую клетку» своей любви вообще против их воли. В конце романа наполовину предлагает, наполовину приказывает Софье Матвеевне, попутчице своего умершего друга, навеки поселиться в её имении на том основании, что нет у неё «теперь никого на свете».

Степан Трофимович Верховенский — учитель Николая Ставрогина и Лизаветы Николаевны, отец Петра Степановича (единственный сын от первого брака, женат был дважды). Как пишет автор, в молодости при Николае Первом какое-то время, впрочем, всего «самую маленькую минуточку», он для многих стоял в одном ряду с Белинским, Герценом, Грановским. Но недолго, так как после обнаружения полицией его поэмы на мифологический сюжет, которую сочли опасной, он поспешил бросить свою короткую преподавательскую деятельность и уехать в имение Варвары Петровны, чтобы учить её сына (она давно приглашала), хотя мог бы отделаться просто объяснениями. Но уверял всех, что его отправили в ссылку и держат под наблюдением. Сам же настолько в это верил, что даже обиделся бы, если бы его в этом разубеждали. Действительно воспитывал и учил маленького Николая, а также Лизавету, дал ему представление «вековечной, священной тоски», которую не променять на «дешёвое удовлетворение», но, по мнению Рассказчика, ученику сильно повезло, что в 15 лет его оторвали от не в меру чувствительного и слезливого учителя и отправили учиться в лицей. После этого бывший преподаватель остался на положении покровительствуемого друга и приживальца в имении Ставрогиной. Изначально приехал с намерением изучать словесность, историю, писать научные труды, но тратил время больше за картами, шампанским и пустыми разговорами с Рассказчиком, Шатовым, Липутиным и пр. Всё время старается подать себя как интеллигента и мученика за убеждения, которого лишили карьеры, места в обществе и шанса чего-то добиться, но люди на это не реагируют. В конце 50-х во время поездки в Петербург попытался напомнить о себе. Сначала его принимали с успехом, так как он «представляет идею», но сама бывшая «знаменитость» прекрасно понимала, что никто из слушателей о нём ничего не знает и не помнит. Поездка закончилась полным провалом после стычки между радикально настроенным юношей и генералом на вечере у Ставрогиной. Публика заклеймила Варвару Петровну за то, что генерала не выгнали, а Степана Трофимовича ещё и за превозношение искусства. Затем Степан Трофимович съездил, чтобы развеяться, за границу, но через четыре месяца вернулся в Скворешники, не вытерпев разлуки с Варварой Петровной. После приезда Николая Варвара Петровна, подозревая, что между её сыном и Дарьей Павловной есть связь, чуть ли не силой попыталась женить своего друга на ней, но отказалась от этой идеи, оскорблённая тем, что Степан Трофимович посчитал, что его женят на «чужих грехах». При этом Варвара Петровна очень ревностно отнеслась к тому, что Степан Трофимович согласился жениться на Дарье Павловне и даже всё прихорашивался, ей было бы гораздо по душе, если бы он отказался от женитьбы, разъяснив свой отказ тем, что Варвара Петровна — единственная в его жизни женщина, пусть между ними и не предполагалось романа. После этого происходит ссора между ними. Старик на прощальном вечере Кармазинова прочитал пламенную речь о том, что красота — самое важное в истории человечества, но был освистан как мякенький либерал сороковых годов. После этого исполнил своё обещание и тайно ушёл из Скворешников, где провёл двадцать два года, не вынеся больше своего положения нахлебника. Но ушёл совсем недалеко, так как по дороге к знакомому купцу, у которого тоже хотел учить детей, он заболел и умер на руках у примчавшейся к нему Варвары Петровны и Софьи Матвеевны, к которой он крайне привязался в конце жизни (без этого он не мог).

Добрый, безобидный, но слабый, непрактичный, совершенно несамостоятельный человек. В молодости отличался редкостной красотой, которая и в старости его до конца не оставила. Находит полное взаимопонимание и искреннюю любовь со стороны детей, потому что сам, несмотря на свои почтенные лета, ребёнок. В то же время обладает очень острым в своём роде умом. Он прекрасно смог понять своё незавидное положение во время поездки в Петербург, даже в минуты оваций в его честь. Более того, он прекрасно разбирается в политических течениях и чувствует сильную вину и боль за то, что молодые радикалы извратили мечты и идеи его поколения, ведь сам он безответственно отстранился от возможности влиять на развитие этих идей в обществе. В первом после ссоры разговоре со своей покровительницей он сразу понимает, что она просто нахваталась новых слов от его сына. Сам по убеждениям либерал и идеалист, причём довольно возвышенных взглядов. Убеждён, что красота — самое важное в жизни человечества, главное условие его существования.

Пётр Степанович Верховенский — сын Степана Трофимовича, главный в «революционной пятерке». Хитер, умён, коварен. Прообразами этой мрачной фигуры были революционерыСергей Нечаев и Михаил Петрашевский.

Лизавета Николаевна Дроздова (Тушина) — подруга детства Николая Ставрогина. Красивая девушка во многом несчастная, слабая, но далеко не глупая. Многие приписывали ей роман со Ставрогиным; в конце произведения, мы узнаём, что это правда. Преследуя свои цели, Петр Верховенский сводил их вместе. После последнего объяснения со Ставрогиным Лиза понимает, что любит Маврикия Николаевича, но через несколько часов умирает у него на руках, избитая разъяренной толпой около дома погибших Лебядкиных, считающих её сопричастной к преступлению. Как и многие другие герои романа, Лиза погибает духовно обновленной.

Иван Павлович Шатов — бывший член революционного движения, разуверившийся в их идеях. Как утверждают современники, Достоевский вложил в его уста свои собственные идеи. Прообразом его послужил И. И. Иванов, убитый «Народной расправой». Погибает от рук кучки Верховенского.

Толкаченко («знаток народа») — эпизодический персонаж, один из рядовых участников «пятёрки», прототипом которого послужил фольклорист Иван Гаврилович Прыжов, в романе ему Верховенским отведена вербовка «революционеров» среди проституток и преступников.

Семён Яковлевич, юродивый. Прототипом его послужил известный московский юродивый Иван Яковлевич Корейша. Ироничный образ юродивого в романе написан под впечатлением книги И. Г. Прыжова «Житие Ивана Яковлевича, известного пророка в Москве».

Дарья Павловна Шатова — сестра Ивана Павловича, подруга детства Николая Ставрогина. Одно время была невестой Степана Верховенского, но свадьба не состоялась, потому что тот не захотел жениться на «Швейцарских грехах Николая Ставрогина».

Капитан Игнат Тимофеевич Лебядкин — пьяница, сосед Ивана Шатова.

Мария Тимофеевна Лебядкина («Хромоножка») — слабоумная сестра Капитана Лебядкина, тайная жена Николая Всеволодовича. Ставрогин когда-то женился на ней наспор, всю жизнь снабжал её и Лебядкина деньгами. Несмотря на своё малоумие, олицетворяет евангельскую святую, детскую простоту.

Вместе с братом была убита Федькой Каторжным на деньги Ставрогина.

Семен Егорович Кармазинов — женоподобный, отталкивающий от себя самолюбивый кривляка, тем не менее считающийся великим писателем. Является карикатурным образомИвана Тургенева (хотя при этом внешне является полной противоположностью последнего), многие факты биографии Кармазинова повторяют биографию Тургенева. Кармазинов содержит в себе все плохие качества писателя-западника: он высокомерен, глуп, подобострастен, заискивает одновременно и перед властью, и перед нигилистами. Очень сильно ждёт революцию, хотя, пожалуй, более всех её боится. Есть мнение, что в образе Кармазинова показан Николай Карамзин, на что в частности указывает сходство их фамилий .

Федька Каторжный — вор, убийца. Человек, лишенный всего, в том числе и души. Когда-то был крепостным Степана Верховенского, но за карточный долг отдан в рекруты. Позднее попал на каторгу, потом сбежал, творил убийства и грабежи. После конфликта с Петром Верховенским, убит одним из шпигулинских.

Антон Лаврентьевич Г-в — герой-рассказчик, от лица которого ведется повествование. Человек без биографии, безликий рассказчик, от которого мы узнаём всю трагическую историю романа.

Семейство Лембке — губернатор Андрей Антонович и его жена Юлия Михайловна, к которой втирается в доверие Петр Верховенский.

Рецензия на роман Ф. М. Достоевского Бесы

В конце ХIХ века в России усиливается влияние западных тенденций на переустройство внутренней жизни. Появились нигилистические воззрения на существующий строй. Роман «Бесы» Фёдора Михайловича Достоевского опубликован в 1872 году. В это время в стране появляются личности террористической направленности, а затем и организация такого толка под названием «Народная воля». В России уже нашёл своих последователей «Катехизис революционера».
Роман «Бесы» — это безрадостное угрюмое произведение без единого светлого «лучика». Интуиция писателя вызвала потребность написания этого пророческого произведения. В нём описывается создание этакой группы людей, которые желали бы разрушить всё старое и создать новый порядок устройства жизни. Всё это пока у них, как-то по-дилетантски неуклюже и даже наивно… Но главное, что такие люди появились, как предтеча громадного несчастия, которое вскоре хлынет на Россию. Читатели того времени, ознакомившись с романом, даже и не могли подумать, как это будет сбываться, но уже в более изощрённой и страшной форме.
Один из главных героев романа – это молодой человек Пётр Степанович Верховенский. Он в беседе со Ставрогиным восклицает: «Ну как развитому убийце не убить, если ему денег надо! Русский Бог уже спасовал перед «дешёвкой». Народ пьян, матери пьяны, дети пьяны, церкви пусты, а на судах: «двести розог или тащи ведро». О, дайте взрасти поколению! Жаль только, что некогда ждать, а то пусть бы они попьянее стали! Ах, как жаль, что нет пролетариев! Но будут, будут к этому идёт…» Удивительная прозорливость писателя! И начнётся сатанинский шабаш! Через девять лет после публикации романа будет убит император Александр II, а затем двадцатый век принесёт России убийство императора Николая II и его семьи, революции и войны будут щедро проливать кровь россиян. А дьяволу будет всё мало и мало крови! Бесы затопчут в грязь все религии в России, порушат все церкви. И страну уже назовут по-другому. И атеизм в ней будет насаждаться каждому человеку…
Для того чтобы раскачать устоявшиеся нравы надо повсеместно создавать этакие группы, которые беспрекословно должны выполнять волю вождя. «Ну-с и начнётся смута! Раскачка такая пойдёт, какой мир ещё не видал… Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам…», — восклицает Пётр Степанович. Он создаёт первичную революционную ячейку из пяти членов — «пятёрку». Мечтает, что таких «пятёрок» будут тысячи. И что не жилось спокойно этому бездельнику и ему подобным?! Затем он организует убийство Шатова, который был один из них, но потом засомневался в этом мероприятии. Пётр Верховенский решил, что Шатов донесёт на них, если оставить его в живых. Образ Верховенского Петра – это яркая негативная личность. Он слуга дьявола, бес, который не останавливается ни перед чем в своих задумках об изменении жизни в российском обществе. Ему нужны послушные помощники, и он находит людей, в которых живут эти бесы. Он требует от них неукоснительного исполнения своих приказов. Пролитая кровь сплачивает всю эту бесовскую группу и в то же время и раскрывается вся эта тёмная сила перед обществом, которое пока ещё дремлет в устоявшихся, довольно благополучных, правилах бытия.
Неверие в Бога приводит к суициду инженера Кириллова. Он убивает себя, утверждая: «Страх есть проклятие человека… Но я заявлю своеволие, я обязан уверовать, что не верую… Я три года искал атрибут божества моего и нашёл: атрибут божества моего – Своеволие… Я убиваю себя, чтобы показать непокорность и новую страшную свободу мою». Это обстоятельство использует в своих целях Пётр Верховенский. Перед смертью Кириллов подписывает предсмертную записку об убийстве Шатова, хотя не имел к этому никакого участия.
Губернаторша Юлия Михайловна устраивает благотворительный «литературный бал», на который собрался весь высший свет городка. Пока они могут позволить себе такое мероприятие. Перед самым праздником этот главный бес, молодой Верховенский, возбудил рабочих фабрики выступить с претензиями к своему управляющему, который их «надул» при расчёте. Толпа рабочих пришла к губернатору Лембке, который крикнул им: «Розог», шапки долой». Как это всё пока неуклюже и даже наивно! Тут вдруг выясняется, что горят дома в городе. Кто-то организовал поджог. Одно несчастие сменяет другое. Безрадостная картина бесовского торжества.
Ещё один главный герой – это Ставрогин Николай Всеволодович. Он сын Варвары Петровны, богатой помещицы. Он жил в своё время в Петербурге, «предаваясь разврату», затем в Швейцарии. Эти богатые люди могли позволить себе запросто съездить за границу и пожить там годик-два. Главный бес, Пётр Степанович, вздумал сделать Ставрогина вождём будущей революции, усмотрев в нём незаурядную личность этакого «Ивана-царевича». Он направляет Ставрогина: «Вы призваны обновить дряхлое и завонявшее от застоя дело; имейте всегда это пред глазами для бодрости. Весь ваш шаг пока в том, чтобы всё рушилось: и государство, и его нравственность». Но Ставрогин не идёт на поводу у Верховенского, не потому, что он чист духовно, а у него свои душевные проблемы, накопившиеся за его короткую беспутную жизнь.
Николай Всеволодович тот ещё грешник! С его молчаливого согласия тоже убивают брата и сестру Лебядкиных. Да и косвенно он же виноват и в смерти Лизаветы Николаевны, с которой у него не случилась любовь. Лизавета могла бы стать тем единственным светлым лучиком, но автор решил, что она должна быть безвинно убиенной, как и Марья Лебядкина. И ещё умирает со своим новорождённым ребёнком Марья Шатова, заявившая в негодовании, что Ставрогин подлец. В высшей степени удивительно фатальное литературное сочинение!
Ставрогин исповедуется архиерею Тихону в своих грехах, особенно в совращении девочки, которая потом повесилась. Образ этой девочки преследует его: «Я увидел перед собою (о не наяву! если бы, если бы это было настоящее видение!), я увидел Матрёшу, исхудавшую и с лихорадочными глазами, точь-в-точь как тогда, когда она стояла у меня на пороге и, кивая мне головой, подняла на меня свой крошечный кулачонок. И никогда ничего не являлось мне столь мучительным!» Этот образ и доведёт Николая Всеволодовича до самоубийства.
В этом довольно грустном, но пророческом романе много смертей. В этой бесовской круговерти погибают многие герои, но этот сатана, Пётр Степанович, успевает вовремя уехать за границу, оставив после себя череду смертей. Писатель как бы убеждает нас, что дьявол жив и бодрствует в этом мире. Он вначале всегда вселяется в людей, а уже потом начинается бесовская вакханалия в виде революции или войны. Вот какая неуёмная сатанинская сила!
Надо отметить, что диалоги в романе довольно длинны и непредсказуемы, и в этом их прелесть и яркость. Общение между героями романа через отношение к Богу – это основное направление в произведении. В этом обществе никто не работает за зарплату. Никто никуда не торопится ни в какую смену, ни на какую работу. Герои тусуются между собой и так активно, что ни о какой работе или учёбе не может быть и речи, не до этого! И ещё надо подчеркнуть, что в диалогах дворян очень часто встречаются вставки из французского языка. Это вначале надоедает и создаёт дискомфорт при чтении, а потом привыкаешь к этому, а затем приходит осознание, что эти люди просто отошли от своего народа и своего родного языка. И по-другому они уже не могут существовать. Они живут в своём замкнутом сытом мире, в который уже бесцеремонно втискивается бесовская сила, утверждая свои правила, своё безверие и хаос…
Степан Трофимович Верховенский, приживальщик у помещицы Варвары Петровны Ставрогиной. Он живёт в имении помещицы на правах лучшего друга, который получает от неё «пансион» в размере 100 руб в месяц. За такие деньги можно каждый месяц покупать стадо коров, этак штук тридцать. Но тут надо иметь ввиду, что ему предоставлена ещё и квартира с прислугой. Какой работающий в наше время человек может себе такое позволить?? У Степана Трофимовича нет никакого имущества. Но у него есть свои литературные амбиции и непослушный злобный сын Пётр Верховенский. По-современному можно сказать, что Степан Трофимович живёт как бы постоянно в санатории в отдельной квартире со своими слугами. Но однажды ему надоедает жить на попечительстве у богатой женщины, и он уходит в никуда, лишь бы уйти. Это его путь в вечную жизнь. Это его Голгофа! Он идёт по дороге и встречает крестьян, и начинает говорить с ними, пересыпая свою речь французскими словами. Здесь явно чувствуешь его полнейшую неприспособленность к жизни. Степан Трофимович, будто комнатный цветок, оказавшийся вынесенным на мороз. Он вскоре заболевает и умирает, обретая вечную жизнь у Господа. Пожалуй, здесь это единственный герой, которого принимает Бог. Вот предсмертные слова Степана Трофимовича: «Моё бессмертие уже потому необходимо, что Бог не захочет сделать неправды и погасить совсем огонь раз возгоревшейся к Нему любви в моём сердце… Если я полюбил Его и обрадовался любви моей – возможно ли, чтоб Он погасил и меня и радость мою и обратил нас в нуль? Если есть Бог, то и я бессмертен!»
Это роман о вечной борьбе зла и добра в душах людей. Эта борьба доведена здесь до экстремального значения, а потому и возникает эта череда смертей. Это роман-реквием, здесь всё в мрачных тонах. Каждому человеку дано такое право Господом: выбирать самому: либо добро, либо зло. Этот выбор доступен всем, независимо от социального статуса человека. Роман как бы подразумевает, чтобы читатель задал себе вопрос: «А с кем я? Правильно ли я живу?» Ведь от вселившихся в человеческое сознание бесов ничего путного не получится, а наоборот только усугубится весь негатив. Здесь и показана взаимозависимость одного бесовского происшествия от предыдущего с нарастающими отрицательными последствиями. Надо заметить, что герои Достоевского — это в основном сибариты, которые нигде не работают, и нигде не учатся. Они не озабочены зарабатыванием на жизнь.
Не удивительно, что в советское время, торжества узаконенного атеизма, это произведение в полном объёме не издавалось. Ведь роман предсказывал, как это должно случиться, как бесы будут овладевать Россией, как они установят свои безбожные законы.
В «Бесах» нет человеческого труда, нет достижения цели через этот труд, как впрочем, и в других работах писателя. Но есть мучительный поиск религиозной нравственности, что и составляет мировую ценность литературных произведений Ф.М. Достоевского.
Декабрь 2016г.