Храм в Иерусалиме

Храм Соломона

Храм Соломона

В древности Храм Соломона называли одним из семи чудес света, он поражал очевидцев своими грандиозными размерами и не меньшим величием. Царь Соломон воздвиг его в Х веке до н. э., в период расцвета Израильского государства, и Храм стал главной святыней евреев. Пока евреи ходили в поисках земли обетованной, пока воевали с соседними народами, пока у них не было государства, Бог обитал «в шатре и Скинии» и странствовал вместе с избранным народом. Ковчег Завета был гарантией этой избранности. Но когда евреи обосновались в Палестине, Храм стал символом единства Израиля, царства, которым управляет Бог.

Царь Давид сделал Иерусалим столицей своего царства и перенес сюда Ковчег Завета, хранившийся в специальной Скинии. Иерусалим находился на территории между наделами колена Иуды (из которого происходил Давид) и колена Вениамина (из которого был Саул, первый царь Израиля). Таким образом, город оказывался не принадлежащим ни к одному из колен и в то же время становился центром религиозной жизни всех двенадцати колен Израиля.

Давид купил у Орны-иевусиянина гору Мориа и на месте гумна воздвиг жертвенник Яхве, чтобы остановить поразившую народ эпидемию. Гора Мориа была особым местом: согласно Библии, здесь Авраам хотел принести в жертву сына своего, Исаака. Именно тут Давид и задумал поставить Храм. «Я живу во дворце из кедра, а Ковчег Божий находится в шатре», — сетовал царь. Но через пророка Нафана Бог сказал, что Давиду не дано будет построить Храм, ибо на нем грех прелюбодеяния и кровь, пролитая в войнах, его замысел осуществит наследник, Соломон. Однако Давид многое сделал для строительства Храма: заготовил запасы металлов, сосуды из золота, серебра и меди, добытые им в войнах и полученные в дар. Тесаные камни и ливанские кедры доставлялись по морю из Финикии. Перед смертью Давид созвал представителей всех колен и всех начальников и предложил им сделать пожертвования на строительство. А Соломону передал план Храма, данный ему в откровении от Бога: «Все сие в письмени от Господа… как Он вразумил меня на все дела постройки» (1 Пар 28:19).

Соломон приступил к строительству Храма на четвертый год своего царствования, в 480 году после Исхода евреев из Египта, то есть в 966 году до н. э. Он обратился к царю Тирскому Хираму, и тот прислал зодчего Хирама-Абиффа, плотников и других ремесленников.

На строительство Храма шел самый дорогой материал того времени — кедры и кипарисы из Ливана, использовался камень (песчаник), который обтесывали каменотесы финикийского города Гебал. Блоки в готовом виде доставляли на место постройки, чтобы «ни молота, ни тесла, ни всякого другого железного орудия не было слышно в храме при строении его» (3 Цар 6:7). Для храмовых колонн и утвари использовали медь с медных копей Соломона в Эдоме. Использовали также серебро и золото. На строительстве трудилось 30 тыс. израильтян и 150 тыс. ханаанеев и финикиян, 3,3 тыс. специально назначенных надсмотрщиков руководили работами.

Храм поражал своим величием, богатством и великолепием, неслыханными даже в древнем мире. Он был построен по плану Скинии Моисеевой, только в больших размерах и с приспособлениями, какие были необходимы для храмового богослужения. Храм состоял из трех частей — Святая святых, святилища и притвора. Его окружал большой двор для народа. В скинии имелся умывальник для ритуальных омовений, а при жертвеннике Храма существовала целая система сосудов: десять художественно сделанных умывальников на подставках и большой бассейн для воды, из-за величины своей называвшийся Медным морем. Притвор храма представлял собой коридор двадцати локтей в длину (по ширине корпуса Храма) и десяти локтей в глубину. Перед ним стояли две большие медные колонны. Внутренняя величина Храма была частично удвоенною, частично утроенною величиной скинии.

Святая святых и святилище разделялись каменной стеной, в которой была сделана дверь из масличного дерева. Стены Храма были выложены из массивного тесаного камня, снаружи обложены белым мрамором, а внутри — деревом и листовым золотом. Золотом же были покрыты двери и потолок, пол был сделан из кипариса, так что камня внутри Храма не было видно. Стены украшали изображения херувимов и орнаменты в виде растений: пальм, колокинтов (род диких огурцов) и цветов. Пальма в древности считалась райским деревом, символом красоты, величия и нравственных совершенств. В Иерусалимском храме пальма была символом торжества Бога в земле обетованной.

Тетрадрахма Бар-Кохбы (132–135 гг.)

Строительство Храма длилось семь лет, с 957 по 950 год до н. э.1.Работа была завершена в восьмом месяце одиннадцатого года царствования Соломона. Освящение Храма происходило на праздник Кущей (Суккот). Ковчег Завета, сопровождаемый священниками, левитами и толпами народа, был торжественно перенесен в Святая святых. Соломон, войдя в Храм, пал на колени и стал молиться: «Господь сказал, что Он благоволит обитать во мгле; я построил храм в жилище Тебе, место, чтобы пребывать Тебе во веки» (3 Цар 8:12, 13). Но при этом Соломон заключает: «Поистине, Богу ли жить на земле? Небо и небо небес не вмещают Тебя, тем менее сей храм, который я построил» (3 Цар 8:27). По окончании этой молитвы сошел с неба огонь и опалил жертвы, приготовленные в Храме.

Празднование освящения Храма длилось четырнадцать дней. Весь Израиль отмечал это событие, и не было человека, который бы не участвовал в торжестве и не принес бы в жертву хотя бы одного вола или овцы.

Библия описывает богослужения Иерусалимского храма, которые ни с чем не могли сравниться по величию, торжественности и грандиозности. Когда весь народ сходился на праздники и наполнял двор Храма, священники и левиты, облаченные в особые одежды, стояли перед жертвенником, хоры певцов пели, музыканты играли и трубили в шофар, тогда Слава Господня в виде облака наполняла Храм, так что священники не могли продолжать богослужение.

Великолепный и грандиозный Храм Соломона простоял всего три с половиной столетия. В 589 году до н. э. вавилонский царь Навуходоносор захватил Иерусалим, разграбил его, сжег и разрушил до основания Храм. Ковчег Завета был утерян, с тех пор о нем ничего не известно. Народ иудейский был отведен в плен. Вавилонский плен продолжался 70 лет. Персидский царь Кир в первый же год своего правления разрешил иудеям возвратиться в свое отечество. И они стали восстанавливать святыню. Оставшиеся в Вавилоне собрали золото, серебро и другое имущество и отправили на родину с репатриантами. И потом они продолжали давать богатые пожертвования на Храм. Царь Кир вернул иудеям священные сосуды, которые были взяты Навуходоносором из Храма Соломона.

Возвратившись в Иерусалим, иудеи сначала восстановили жертвенник Богу, а на другой год положили основание Храму. Через девятнадцать лет строительство было завершено. Второй Храм должен был повторять формы Первого. Но он уже был не таким богатым и великолепным, как Храм Соломона, и старцы, помнившие великолепие прежнего Храма, плакали о том, что Второй Храм беднее и меньше прежнего.

Много усилий для расширения и украшения Храма приложил Ирод (73–74 годы до н. э.), при нем Иерусалимский храм стал особенно великолепен. Иосиф Флавий писал о Храме с восторгом: «Храм блистал так ярко, отражая солнечные лучи, что никто не мог смотреть на него. А на расстоянии он выглядел как сверкающая снегами горная вершина».

И прежде евреи ощущали Божье присутствие, когда Господь в огненном столбе шел впереди народа по пустыне, когда Моисей сходил с горы Синай и лицо Его сияло как солнце. Но Храм стал для избранного народа особым местом присутствия Божия. Каждый благочестивый еврей должен был хотя бы раз в год прийти в Иерусалим на поклонение Богу. Со всех концов Израиля и Иудеи, да и со всего мира, отовсюду, где жили евреи в рассеянии, по большим праздникам собирался народ в Храм. Об этом мы читаем во второй главе Деяний апостолов, где сказано, что на праздник Пятидесятницы пришли в Иерусалим «парфяне, и мидяне, и еламиты, и жители Месопотамии, Иудеи и Каппадокии, Понта и Асии, Фригии и Памфилии, Египта и частей Ливии, прилежащих к Киринее, и пришедшие из Рима, иудеи и прозелиты, критяне и аравитяне…» (Деян 2:9–11). Все эти люди пришли, чтобы в обстановке торжественного богослужения в Храме предстать пред лице Божье.

Конечно, в отличие от язычников иудеи не верили, что Бог живет в рукотворных храмах, но они считали, что на этом месте происходит встреча Бога и человека. Знали это и язычники, не случайно Помпей, посланный командовать римскими когортами, усмирявшими Иерусалим во время Иудейской войны, так хотел проникнуть в Святая святых Иерусалимского храма, чтобы понять, кому или чему кланяются иудеи. И велико же было его удивление, когда, войдя в Храм и отдернув завесу, он увидел, что в Святая святых ничего нет. Ни образа, ни статуи, ничего! Бога Израилева невозможно заключить в какое-то изваяние, невозможно изобразить. Когда-то евреи верили, что Шехина обитает между крыльями Херувимов над Ковчегом Завета. Теперь Храм стал местом встречи Бога и человека.

Камень основания на Храмовой горе в Иерусалиме

В 70 году н. э. Иерусалимский храм был стерт с лица земли римскими войсками. Разрушение Второго храма произошло «девятого аба» по еврейскому летосчислению, в день разрушения Первого храма — через пятьсот с лишним лет. Сегодня о великой святыне напоминает лишь сохранившаяся часть западной стены, окружавшей гору Мориа, на вершине которой стоял Иерусалимский храм. Она называется Стеной плача и является национальной святыней еврейского народа. Но сюда приходят молиться не только евреи. И если встать лицом к стене и закрыть глаза, то можно даже услышать, как трубит шофар и тысячи певцов и музыкантов воспевают Бога Израилева, и увидеть, как слава Господня сходит с небес на молящихся.

Как известно, Христос и апостолы посещали Иерусалимский храм. Когда храм был разрушен, а христиане рассеялись по всему лицу земли, они почти триста лет не могли строить храмы. Они совершали бого-служения по домам или в катакомбах, на могилах мучеников, потому что Рим их жестоко гнал. В 313 году император Константин Миланским эдиктом даровал свободу вероисповедания всем жителям Римской империи, и христиане получили возможность строить храмы. Начиная с IV века и до сего дня по всему миру строятся христианские храмы самых различных форм и стилей, но все они так или иначе восходят к Иерусалимскому храму. Обычно они также имеют трехчастное деление — притвор, наос и алтарь. Они повторяют идею Ковчега Завета, только теперь местом присутствия Божия является Евхаристия. Идея христианского храма восходит еще глубже — к Ковчегу Ноя, на котором Бог спас семейство праведного патриарха во время Потопа. С течением времени менялись стили храмовых построек, каждый народ возводил храмы в соответствии со своими представлениями о красоте и величии, в духе простоты и аскетизма или роскоши и богатства. Но во все времена архитектура, живопись, скульптура, музыка, слово в храме всегда служат одному — встрече человека и Бога.

Храм часто осознавался как образ вселенной в ее преображенном состоянии. Но и вселенную бого-словы часто сравнивают с храмом, а в Библии Сам Господь именуется Архитектором и Художником, создавшим мир по законам красоты и гармонии. В то же время и человека апостол Павел называет храмом (см.: 1 Кор 6:19). Таким образом, творение можно сравнить с матрешкой: Бог создает вселенную как храм, человек внутри нее строит храм и входит в него, будучи храмом духа. Но однажды все эти три храма соединятся, и будет «Бог все во всем». В конце времен, когда небо и земля прейдут, необходимость в храме отпадет, так говорит Иоанн Богослов в видении Небесного града: «Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель — храм его и Агнец» (Откр 21:22). Но пока Церковь находится на пути в Горний Иерусалим, храм как корабль несет нас к берегам Небесной отчизны.

Иерусалим (храмы)

Иерусалим

Храм Гроба Господня

справа

Храм Гроба Господня (Храм Воскресения Христова) – иерусалимский храм, расположенный на месте распятия, погребения и воскресения Иисуса Христа; является центром христианского паломничества. Ежегодно в субботу, накануне православной Пасхи, в храме на Гроб Господень сходит Благодатный огонь. В эти пасхальные дни в туда прибывает рекордное количество паломников. Храм Гроба Господня — одно из самых священных мест для христиан всего мира, здесь находятся такие святыни как Голгофа, Камень Помазания, Гроб Господень. Храм разделен между шестью конфессиями христианской церкви: греко-православной, католической, армянской, коптской, сирийской и эфиопской, каждой из которых выделены свои приделы и часы для молитв.

Расположение: Старый город Иерусалима, Христианский квартал.

Адрес: 1 Helena Str., Old City, P.O.B. 186, Jerusalem. Holy Sepulchre Church.

Телефон: 972-2-6273314; 972-2-6284203. Факс: 972-2-6276601.

Как добраться: совершая экскурсию по улице Виа Долороза или автобусами фирмы «Эгед» №№ 3, 13, 19, 20, 30, 41, 99 до Яффских ворот Старого города и далее пешком до Храма.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы (Елеон)

справа

Храм Успения Богородицы (грот) находится в собственности Иерусалимского греко-православного патриархата. Храм находится под землёй, вход в него с юга. От входа вниз ведет широкая каменная лестница из 48 ступеней. Подземная церковь имеет форму креста и в ней находится мраморная кувуклия (то есть небольшая часовня, чуть более чем 2×2 м) с гробом Богородицы. Кувуклия имеет два входа, один с запада, второй с севера. Обычно паломники заходят в западный, а выходят через северный вход.

Согласно преданию, известному с IV века, после успения в Иерусалиме Богородица была похоронена апостолами в Гефсимании, в гробнице, где были захоронены её родители, Иоаким и Анна, и Иосиф Обручник. Однако апокриф «Успение Марии» (написан не ранее IV века) сообщает, что Богородица была похоронена апостолами «в Гефсимании в новом гробе». Отсутствовавший при погребении апостол Фома пришёл через три дня в Гефсиманию и попросил открыть гроб, чтобы проститься с Марией, открытый гроб оказался пустым. Гробница Богородицы была вскрыта по решению Шестого вселенского собора, в ней были найдены пояс и погребальные пелены.

Адрес: Израиль, Иерусалим, Гефсимания

Церковь Иоанна Предтечи (Иерусалим)

справа

Греко-православная церковь святого Иоанна Крестителя в Христианском квартале – один из древнейших христианских храмов на Святой Земле. За его простыми и даже суровыми стенами скрываются богато украшенный интерьер и многовековая история.

Турист, прогуливаясь по улочкам греческого рынка «Автимос» в районе Муристан и увидев издали серебристый купол, может и не понять, как попасть в церковь. Со стороны рынка находится её полукруглая задняя часть, апсида. Чтобы попасть внутрь, надо выйти за пределы Муристана, на Христианскую улицу. Там, неподалёку от улицы Давида, среди лавочек с одеждой и сувенирами, кроется малоприметная дверь, над которой висит скромное изображение усекновенной главы святого Иоанна Крестителя. Эта дверь и ведёт во двор греко-православного монастыря святого Иоанна Крестителя.

Первая церковь была построена здесь в V веке. Уже тогда она была посвящена Иоанну Предтече – последнему пророку, готовившему израильский народ к появлению Мессии. Персидские завоеватели разрушили храм в VII веке, но позже Патриарх Александрийский выстроил его заново.

Адрес: Израиль, Иерусалим, Старый город, угол Христианской ул. и ул. Давида.

Проезд: Вход между лавками с Христианской улицы.

Церковь Георгия Победоносца (Иерусалим)

справа

Исторически церковь была одним из иерусалимских монастырей, однако следует учитывать, что, за исключением Патриаршего монастыря свв. Константина и Елены при Гробе Господнем (собственно, Святогробского братства), греческие монастыри внутри стен Старого города в Иерусалиме разительно отличались от монастырей в России или Греции. В своих записках инока-паломника «Старый Иерусалим и его окрестности» (изданы впервые в 1870-71 г. в журнале «Душеполезное чтение», отдельным изданием в 1873 г.) архимандрит Леонид (Кавелин) остановился на этой особенности, и лучше, чем он, пожалуй, не скажешь: «Для читателей (не бывавших в Святом Граде) прежде всего надобно заметить, чтобы, услышавши слово: монастырь, они не составляли себе понятия о монастырях палестинских по тому, что видят на своей родине. В Иерусалиме монастырями называются дома, по внешнему виду ничем не отличающиеся от прочих городских зданий, а некоторые и даже большую часть по самому назначению своему следовало бы называть не монастырями, а странноприимницами, ибо они исключительно служат для помещения богомольцев. Начальники таких странноприимных домов, из иноков Патриархии, именуются игуменами, имея в помощь себе одного или двух послушников и служителей из наемных арабов. Странноприимницы эти отдаются в полное распоряжение своих начальников, с уплатою в Патриаршую казну положенной с каждого такого странноприимного дома суммы, смотря по тому, сколько каждый может вместить в себе богомольцев… Нельзя не заметить, что смешение названий странноприимницы и монастыря служит нередко, в глазах наших богомольцев и туристов, поводом к нареканиям, которые сами собою устраняются при названии предмета свойственным ему именем».

Адрес: Иерусалим, Армянский квартал

Собор Святой Троицы (Иерусалим)

справа

Соборная церковь во имя Святой Троицы была торжественно заложена 30 августа (11 сентября) 1860 года в рамках строительства русских построек на приобретенных Палестинским Комитетом землях на Мейдамской площади Иерусалима. Закладку храма совершили первый эпитроп Иерусалимского патриарха митрополит Петроаравийский Мелетий и начальник Миссии епископ Кирилл (Наумов) в сослужении русского и греческого духовенства.

Автором проекта был русский архитектор Мартин Эппингер. Первоначально предполагалось освятить храм во имя святого Александра Невского (покровителя Александра II), но затем было решено посвятить собор Святой Троице.

В 1863 году строительство Троицкого собора было закончено, но его освящение состоялось только 27 октября (8 ноября) 1872 года. Богослужение возглавил Иерусалимский патриарх Кирилл II в сослужении четырех иерархов Иерусалимской православной церкви и начальника Миссии архимандрита Антонина (Капустина).

Адрес: Иерусалим, Русское подворье, улица Хешин, площадь Москвы.

Церковь мученицы Александры Римской (Иерусалим)

справа

Домовая церковь во имя мученицы и царицы Александры была освящена 28 июня 1864 года. Название своё церковь получила во имя небесной покровительницы императрицы Александры Федоровны, супруги царя Николая I. Строительство церкви было осуществлено в рамках общей программы основания Русских построек Палестинским комитетом на Мейдамской площади Иерусалима, осуществлявшихся в период с 1860 по 1864 годы.

Торжественное освящение церкви состоялось 28 июня 1864 года при Патриархе Иерусалимском Кирилле II и начальнике Русской Духовной Миссии в Иерусалиме архимандрите Леониде (Кавелине). Богослужение возглавил патриарший наместник, греческий митрополит Петро-Аравийский — Мелетий. На Богослужении присутствовали русские, греки, абиссинцы, копты.

Местоположение: Иерусалим, Русское подворье (евр. — «Миграш а-Русим», араб. — «Маскобúя»)

Проезд: Русская Духовная Миссия в Иерусалиме располагается между почтовым отделением на ул. Яффо и Иерусалимским Муниципалитетом (Ирия), в одном здании с Мировым судом (Бейт Мишпат а-Шалом). Вход в Миссию с ул. Яффо или ул. Хешин.

Церковь святого Александра Невского (Иерусалим)

справа

Це́рковь Свято́го Алекса́ндра Не́вского в Иерусалиме — русский православный храм в комплексе Александровского подворья Императорского Православного Палестинского Общества в старом городе Иерусалима. В храме служат священники РДМ РПЦЗ и РДМ МП по предварительной договорённости.

Церковь Святого благоверного князя Александра Невского в Иерусалиме была задумана руководством Императорского православного палестинского общества (ИППО) как храм-памятник основателю ИППО — императору Александру III.

При изысканиях на Русском месте в старом городе Иерусалима, проведённых с 1861 по 1884 год, были найдены археологические древности, прежде всего, Порог Судных Врат, через которые переступал Иисус Христос, ведомый на казнь.

В 1884 году руководство ИППО решило покрыть святыню зданием, которое в начале назвали «Русским домом», а затем переименовали в Александровское подворье в память императора Александра III.

Адрес: Orthodox Palestinian Society 25 Dabbagha Street P.O.Box 991 91009 Jerusalem Israel

Проезд: От Яффских ворот Старого города на восток по ул. Давида 100-150 м. Поворот налево на Христианскую ул. (рхов ха-Ноцрим, шаре аль-Масихийе), по ней на север 250-300 м. до поворота направо к Храму Гроба Господня. Спуститься на площадь перед южным входом в Храм Гроба Господня, пересечь ее, выйти из ворот в юго-восточном углу площади и дале 100 на восток ул. Ряд Красильщиков (Сук ад-Даббагха). Последняя дверь слева перед поворотом самой улицы налево — вход в Александровское подворье.

Армянский собор Святого Иакова (Иерусалим)

справа

Кафедральный Собор Святого Иакова — кафедральный собор армянской церкви в Иерусалиме (Армянский патриархат Иерусалима) в армянском квартале Старого города. Храм построен в XII веке и посвящён апостолу Иакову.

По традиции считается, что Иаков был казнён на этом месте. Сперва здесь находилась византийская церковь, а с XII века — церковь крестоносцев. Современный ансамбль собора включает строения XII—XVIII веков, в течение которых здание было существенно перестроено.

Помимо проведения богослужений собор со стенами метровой толщины неоднократно использовался членами армянской общины в качестве убежища. Последний раз это было в 1948 году во время миномётного обстрела города, когда здесь укрылись более 1000 жителей квартала.

Святыни:

  • Глава апостола Иакова (Заведеева)
  • Могила свт. Макария Иерусалимского (IV в.)

Судьба Михаила Афанасьевича Булгакова в чем-то сродни судьбе Пушкина: и тот и другой неоднократно обращались к властям с просьбой о предоставлении им возможности посетить заграницу, и, как известно, им обоим в этом было многократно отказано. Два русских гения умерли, так и не побывав за пределами земли российской. Не знаю, куда бы отправился Александр Сергеич, скорее всего во Францию, остров свободы тогдашней литературы, которой он восхищался и по которой страдал, но автор «Мастера и Маргариты», как нам кажется, прежде обычных европейских маршрутов непременно бы посетил Палестину. Страну, сотни раз исследованную им по картам и запискам путешественников, страну, приходившую ему во снах, страну, рассказам о которой он внимал, страну — средоточие многого и многих. Поэт Николай Гумилев, великолепный и влюбленный в свое дело этнограф, публиковал свои исследования Палестины, где он провел многие годы. В Петербурге еженедельно происходили собрания «Российского Императорского Палестинского Общества», на которых постоянно звучали рассказы паломников в Святую Землю. Короче говоря, современники Булгакова знали об Израиле, о его библейской истории и достопримечательностях значительно больше, возможно, чем мы с вами.
Тем не менее, знание писателем реалий этой земли и этого языка поражает. Обратите внимание, насколько близки по произношению имена людей и названия мест к ивритскому произношению. Иешуа Га-Ноцри — мы так и говорим. Ершалаим — тот же Ерушалаим. Хотя в России тогда, как и сейчас, были приняты греческо-православные, а то и арабские транслитерации имен собственных. Стоит ли предположить, что Михаил Афанасьевич был в какой-то мере знаком с ивритом, с еврейским календарем («…четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…») и многим другим, о чем мы даже не подозреваем?
Итак, «роман в романе» начинается ранним утром «йуд-далет б’нисан» во дворце Ирода Великого в Иерусалиме. Известно, что в то время в Иерусалиме, который весь располагался на территории нынешнего Старого города, было два дворца, принадлежащих последнему царю Царства Иудейского Ироду Великому. Один из них внизу, в самом начале нынешней Виа Долороза, у Львиных ворот, там, где когда-то стояла Антониева Башня, дворец, позже подаренный им Марку Антонию (возможно, отсюда и его название). Там, откуда, по легенде, Иешуа повели на казнь, где начался его крестный путь у площади Литостратос. Второй — недалеко от Яффских ворот, справа, примерно там, где сейчас находится музей истории Иерусалима, который называется «Башня Давида». Современные стены и минарет этой конструкции относятся к турецким временам, основания стен – к периоду крестоносцев, но на территории музея можно увидеть археологические раскопки, относящиеся именно к этой, главной резиденции Ирода. Как выглядел этот главный дворец, можно увидеть на макете города времен Второго Храма в Холиленде. Оба дворца этих не сохранились, сгорели во время разрушения Второго Храма. Известно, что во времена присутствия в Иудее римских наместников, именно в главном дворце останавливались прокураторы во время своих кратковременных пребываний в столице. Постоянной же их резиденцией была Кейсария Стратонова на Средиземном море, выстроенная Иродом специально для этой цели. Пилат в особенности, как утверждает Булгаков, не переносил Иерусалим и появлялся в городе чрезвычайно редко, наездами.
Старый Город располагается как бы на двух склонах — Храмовой горы и центрального водораздельного хребта Иудейских гор — стекая вниз, к долине Серапиона. Во времена перестройки Второго Храма долина Серапиона была застроена и скрыта культурными наслоениями так, что вовсе даже и не смотрится как значительное понижение. Однако, любой человек, поднимавшийся от Стены Плача арабскими кварталами к Яффским воротам, подтвердит, что район Башни Давида — самый высокий во всем Старом городе. Впрочем, так он и назывался — Ир Эльона – Верхний Город. Неудивительно, что с галереи дворца, повернутого фронтоном к Храму буквой П, вполне хорошо был виден весь Иерусалим, его башни и висячие мосты. Нетрудно было бы предположить, что самый крупный висячий мост, видимый с этой точки, это мост к стене Храма для левитов, другой — остатки крепления которого видны до сих пор — в самой южной части Стены Плача, так называемая Арка Робинзона, а также мост, остатки которого скрыты в туннеле Хасмонеев, так называемая Арка Вильсона. Понтий Пилат чувствует запахи легионерских костров, доносящиеся из «верхнего сада» в тылу дворца. Нам не известно, что имеется в виду под этим названием, однако несложно предположить, что сад этот вполне мог располагаться — и неплохо вписывался бы — точно на месте нынешней крепостной стены Старого города, вплоть до того места, на котором сейчас стоит христианский «Институт изучения Земли Обетованной» епископа Гобата, либо же в пологой и удобной лощине Бассейнов Султана.
«Откуда ты родом?» — спрашивает прокуратор Иешуа.
— Из города Гамалы, — ответил арестант, головой показывая, что там, где-то далеко, направо от него, на севере есть город Гамала.»
Нетрудно предположить, что кресло Пилата развернуто спиной к дворцовой стене и лицом к виду Иерусалима, то есть на восток. Иешуа стоит лицом к прокуратору и север для него действительно справа и чуть-чуть назад. А что же за город Гамала, о котором идет речь? В канонических евангелиях такое поселение нигде не упоминается. Однако в те времена действительно существовал город с очень похожим названием — Гамла — и в тех местах, где Иешуа по легендам, действительно мог бы находиться — на северо-восточной оконечности Кинерета, на плато Голан. Город Гамла был основан в 90 году до нашей эры иудейским царем Александром Яннаем, так что вполне существовал в описываемые времена. Другой вопрос, для чего Булгакову понадобилось, чтобы его Иешуа отвечал именно так, а не назвал, например, Вифлеем (Бейт-Лехем), где он родился, или Назарет (Ноцерет), где провел молодость. Может быть, этим писатель хотел показать, что, считая историю раввина (учителя) Иешуа Га-Ноцри в большой степени правдоподобной, не придерживается ее евангельского толкования? К Назарету Иешуа относился сложно, скорее отрицательно – не приняли «пророка в своем отечестве», Вифлеем он толком не видел и не знал. Постоянного места жительства не имел – но для идентификации места своего проживания выбрал именно Гамлу. Может быть, потому, что до восшествия на престол Ирод был назначен римским правителем Галилеи и севера, и резиденция его была именно в городе Гамла? Известен ли был Булгакову этот факт?
Далее. Арестант рассказывает Пилату, что встретился с Левием Матвеем на дороге в Виффагии «там, где углом выходит фиговый сад». Деревня Виффагия упоминается в евангелиях, как поселок в районе Масличной горы, на ее восточном склоне. Такая деревня существовала в действительности, и сегодня есть место с таким же названием. Там сегодня стоит небольшая францисканская церквушка с «посадочным камнем» времен крестоносцев. Что интересно, современная дорога, которая ведет через Виффагию как раз у церкви,
поворачивает под прямым углом у современного фигового сада. Само название Виффагия (на иврите Бейт-Паги) означает «дом фиги», однако созвучие «паги» — «фиги» греческое, но никак не ивритское. Возможно, в деревушке жили не евреи, хотя именно около нее (по евангелиям) Иисуса встречает население Иерусалима с пальмовыми ветвями.
Иешуа же встретил Левия, проповедуя в районе Капернаума — Кфар-Нахума на северо-западе Кинерета. Может быть, имеется в виду Вифсаида (Бейт-Цайда), которая располагалась неподалеку? Возможно, это — первое отступление от географической (или евангельской) реальности у Булгакова, поскольку Левий был сборщиком податей именно на севере, в Галилее. Фиги же, они же смоквы, они же по-современному инжир, росли и растут по всей территории Израиля.
«…гипподрома, лежащего далеко внизу направо…» — если наши предыдущие предположения верны, то внизу направо прокуратор мог видеть Мусорные ворота, за ними долину Кидрона за пределами города. Между ним и Мусорными воротами проходила оживленная улица Верхнее Кардо, раскопки которой памятны любому, побывавшему в Старом городе. Уже упоминавшийся макет в Холиленде показывает нам ипподром южнее Храмовой Горы там, где сегодня раскопки Офеля. Однако вспомним, что профессор Михаэль Ави-Йона проектировал макет до Шестидневной войны, то есть тогда, когда Старый Город находился еще в руках Иордании. Предположение это было сделано по упоминанию ипподрома у Иосифа Флавия. Позднейшие проверки на местности показали, что никакого ипподрома там не было, скорее всего, он стоял за пределами городской стены. Что вполне объяснимо: вряд ли бы евреи потерпели чисто римское развлечение прямо у стены Храма, там, где находились бассейны для ритуального очищения (миквы).
«…погулять … в садах на Елеонской горе…» — Елеонская гора — она же Масличная — она же Гар Зайтим. Сады на ней — очевидно, Гефсиманский сад (от Гат Шманим – маслодавильня). Оливковые плантации в те времена покрывали всю западную (обращенную на Иерусалим) поверхность горы и весь этот склон справедливо называть Гефсиманским садом. Там производилось оливковое масло особого качества и чистоты для использования в Храмовых ритуалах – так называемый «елей». Этим маслом пользовались и язычники в доеврейские времена, затем евреи в Храме, а затем христиане в церквях. Кроме того, поскольку Гефсиманский сад был ближайшим к главным воротам в Иерусалим с востока, а именно оттуда приходили в город все паломники, его часто использовали как место стоянки или остановки по пути в Иерусалим. А когда места на постоялых дворах и в гостиницах не хватало (во время трех главных праздников — Суккот, Шавуот и Пейсах – Праздник Кущей, Пятидесятница и Пасха), то и для ночевки. Там Иисус и ночует со своими учениками в Пасхальную ночь.
«Сузские ворота» – то есть, видимо, ворота, географически ориентированные на Сузы в Персии (ср. Шхемские, Яффские), то есть Львиные, а, возможно и, Золотые, заложенные ныне, через которые по библейскому преданию в Иерусалим должен войти Машиах. Откуда Булгаков взял это название — не понятно, в евангелиях ничего о том, через какие ворота Иешуа попал в Иерусалим, не сказано. Нигде, ни в каких исторических документах ворота с таким названием не отмечены.
«Кейсария Стратонова» — о ней уже было упомянуто выше. Скорее всего, во времена
Ирода и Пилата город назывался просто Кейсария, поскольку добавка к имени «Стратонова» появилась несколько позже, когда в Израиле возникла вторая Кейсария – Филиппова, отстроенная сыном Ирода Филиппом на Голанах под Хермоном, после смерти царя. Кейсария же на Средиземном море, как мы уже упоминали, была построена Иродом специально для римских представителей и посланцев на месте рыбацкого поселка Стратонова Башня.
«Иуда из Кириафа» – (Искариот в традиционном русском прочтении). Булгаков транскрибирует слово Кириаф — Кирьят точнее, чем в библии. «Кирия» — на иврите — «городок», «т» в конце — форма принадлежности, должна быть вторая половина имени. Таким образом, Иуда из городка вообще, без конкретного имени. То есть, такой мог бы найтись везде, где угодно, обычный человек. Об этом же, кстати, говорит и его имя — Иуда — Иегуда — иудей — еврей. «Один из многих». Не единственный вариант «говорящей фамилии в Евангелиях. Вспомним Варраву – «бар раба» — «сын многих», «один из многих». Другой вариант – поселок Крайот в западной Иудее (Навин 15:25) или на территории надела колена Вениаминова (Навин 18:28). По третьей версии евангельский «Искариот» вполне могло относиться и к конкретному городу Кариут в Самарии.
«Нижний Город», где Иуда встречается с Иешуа, как мы уже говорили, это Ир Тахтона, то есть, ближняя к Серапиону (к Храмовой Горе) часть Иерусалима.
«Лысая гора». Понятная и очевидная коннотация с Голгофой. Название горы, на иврите «гульголет», означает «череп». Существует семь различных отождествлений Лысой горы. Идентификация, наиболее принятая сейчас в христианском мире — небольшая скала под храмом Гроба Господня в Старом городе, там, где по преданию императрица Елена, мать византийского императора Константина, нашла крест, на котором якобы распяли Иешуа. Другая версия гласит о том, что Лысая гора находилась за пределами города (Старого, разумеется) по дороге на Яффо, примерно в районе нынешнего рынка Махане Иегуда, направо в районы Геулы, может быть там, где сегодня иерусалимская площадь Давидка. Так получается по некоторым новозаветным сведениям. Видимо, именно этой версии придерживается Михаил Афанасьевич. Далее в тексте указывается, что к месту казни ведет западная, то есть Яффская дорога, что эту версию подтверждает.
«Храм Ершалаимский», как понятно, это — Второй Храм, разрушенный впоследствии римлянами. Он имел, по описаниям Иосифа Флавия, высоту в сорок метров, то есть примерно с двадцатиэтажный дом и, естественно, был виден отовсюду.
Продолжение «романа в романе» — глава под названием «Казнь».
«…кавалерийская ала … вышла к Хевронским воротам…» Таких ворот в Иерусалиме нет. Ворота, ориентированные в сторону Хеврона — это Мусорные ворота. Однако древняя дорога на Хеврон начинается от других ворот — Сионских, что на знаменитой горе Сион. Но по контексту ясно, что имеются в виду Яффские ворота. Далее ала выходит на перекресток южной дороги на Вифлеем (Бейт-Лехем), она же на Хеврон, и дороги северо-западной, ведущей в сторону Яффо, (ныне Тель-Авив). Дорога, ведущая от Яффских ворот точно на северо-запад к Яффо (ныне столичная улица Яффо) и другая, выходящая из Сионских или Мусорных ворот, огибающая город с юга и с запада, проходящая мимо долины Геена (Гай-бен-Эном) и бассейнов Султана (Брехат-а-Султан), могут встречаться только в районе Мамилла, совсем недалеко от западного угла стены старого города.
Пройдя километр по дороге на Яффо, ала обгоняет вторую когорту Молниеносного легиона, вышедшую ранее. Километр — это примерно в районе нынешней Сионской площади, там, где на улицу Яффо выходит пешеходная улица Бен-Иегуда и высится башня банка «Апоалим». Затем ала продвигается еще на километр западнее. Это район площади Давидка, как мы уже писали один из вариантов Голгофы. Налево от улицы Яффо — явный спуск. Подъем — направо. Значит, по Булгакову, Лысая гора — направо от улицы.
«…кавалеристы из разных взводов по очереди отправлялись за водой в балку под город, где в жидкой тени тощих тутовых деревьев доживал свои дни на этой дьявольской жаре мутноватый ручей…» Место это вряд ли возможно определить более или менее точно. Сегодня никаких следов ручьев в застроенном и заасфальтированном городе не осталось. Ближайшее понижение оттуда – на восток, в сторону современного района Геула.
«Позавчера днем Иешуа и Левий находились в Вифании под Ершалаимом». Сейчас поселка с таким названием не существует, хотя в те времена это была довольно крупная еврейская деревня маслобоев Бетания на хребте Масличной горы. Ныне на ее месте стоит арабская деревня Эль-Азария, а византийскую эпоху деревня называлась Лазарион. Здесь часто останавливался, в соответствии с христианской традицией, Иисус и здесь произошло чудо воскрешения Лазаря, откуда современное арабское название деревни.
«… с запада… По яффской дороге, по скудной Гионской долине…». Долины с таким названием в Иерусалиме нет. Единственная долина, которая могла хорошо быть видна за яффской дорогой Левию, стоящему на горе — это тот распадок, где ныне находится Ган Сакер, христианами называемый долиной Креста. По их преданиям, здесь было взято дерево для того креста, на котором распяли Иешуа. Впрочем, точно в том месте, где мы с вами определили Лысую гору, находится современная улица с названием Геон. Неизвестно, с чем связано это имя, может быть и с долиной. Возможно, и что яффская дорога просто проходила по долинке с таким названием.
Следующая часть романа о Пилате начинается со знаменитых слов: «Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антониевой башней…» О висячих мостах Храма мы с вами уже говорили: это один сохранившийся мост над Стеной Плача для первосвященника, уже не висячий, а когда-то он высоко накрывал долину Серапиона, второй, остатки которого еще видны на правом если стоять лицом к Стене углу для левитов (арка Робинсона) и третий, остатками которого является арка Вильсона. Однако ни один из них не соединял Храм с Антониевой Башней, хотя разумно было бы предположить, что мосты между Храмом и Башней существовали. Антониева башня представляла собой одно из царских узилищ, примыкала с севера к храмовой стене и являлась архитектурной частью Антониевой крепости, она же первый дворец Ирода. В древности она называлась Варисом. В этой башне сгинуло много народа, в том числе и царских кровей (см. Иосиф Флавий «Иудейская война»).

«…Хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды…»
Хасмонейский дворец, упоминаемый далее, стоял примерно там, где сейчас расположена «Ешиват а-Котель», то есть на противоположной от Храма стороне нынешней площади у Стены Плача. Назван он был по царской династии Хасмонеев (Хашмонаим), произошедшей от Маккавеев и собственно закончившейся на одной из жен Ирода — Мирьям. Флавий называет этот дворец «дворцом Маккавеев». Разумно предположить, что базары в городе были, скорее всего, на юге его нижней части, в наиболее бедных кварталах, там, где сегодня Еврейский квартал Старого Города. Прудов в городе было несколько по свидетельствам Иосифа Флавия, как частных, так и общественных, городских, в том числе знаменитые пруды или бассейны Вифесды (Бетесды). А вот караван-сараи – явление времен турецких, значительно более поздних. Постоялые дворы и гостиницы в Иерусалиме, конечно же, были, но выглядели совершенно иначе.
«…повозки выехали с территории дворца через задние ворота, взяли на запад, вышли из ворот в городской стене и пошли по тропинке сперва на Вифлеемскую дорогу, а потом по ней на север, дошли до перекрестка у Хевронских ворот и тогда двинулись по Яффской дороге…» Задней стеной дворцу Ирода служила западная стена города, и идти от дворца на запад просто было некуда, так что, видимо, повозки отправились сначала на юг. Остальное же выглядит так: караван вышел через Сионские ворота (тогда ворота Ессеев), прошел до дороги, свернул у юго-западного угла стены на север, прошел до Яффских ворот и повернул на улицу Яффо.
«…городские пруды…» Городские общественные пруды находились, видимо, в самом юго-восточном углу города, у Священного Источника, там, где сейчас ведутся раскопки. На этих прудах, в частности, находились миквы для поднимающихся в Храм.
«…за террасами сада, внизу, догорали и колоннады, и плоские кровли…». И снова: с территории дворца хорошо виден весь Иерусалим, как бы лежащий внизу, под ним. Кровли домов тогда действительно были плоскими. Колоннады либо принадлежали самому дворцу, либо другим богатым дворцам Иерусалима, либо относились к одной из главных улиц города, вполне возможно, будущему Кардо.
«…дворцу первосвященника Каифы, расположенного у подножия храмового холма». По сегодняшним предположениям дом Кайафы (Каифы) стоял несколько западнее, ближе к Сионской горе или на ней самой.
«…масличное имение …в Гефсиманию, за Кедрон…» и далее «…перейдешь поток… ты знаешь, где грот?» О Гефсиманских садах на склонах Масличной горы за долиной Кидрона мы уже говорили. В наше время там указывают два грота — в одном могилы двух еврейских пророков, в другом по христианской легенде похоронены Мария и Иосиф. Последнее место ныне является христианской святыней. Видимо, все-таки, Булгаков имел в виду первый. Далее по тексту, Иуда долго и тяжело поднимался в гору, к гроту пророков ведет именно такой подъем, а грот родителей Иешуа — внизу. Да и на «масличное имение» это больше похоже.
«Гефсиманские ворота» – видимо, имеются в виду Львиные ворота, существующие и поныне.
«Вода струилась, омывая их копыта». В Кидроне в те времена, впрочем, как и сегодня, вообще не было воды, она вся уходила в иерусалимскую систему водоснабжения.
«Всадник подъезжал к южным воротам Ершалаима» — к Мусорным, либо к Сионским.
«…нищий из Эн-Сарида…» Имеется в виду Иешуа, только почему — Эн-Сарид? Населенного пункта с таким названием не было тогда, и нет сейчас. Самое близкое — маленький поселок (кибуц) Сарид на юго-западе от Назарета, неподалеку от Циппори. В несколько более поздние, византийские времена там была еврейская деревня Кфар Отнай, а рядом с ней база Шестого римского легиона. В русских переводах «эн» обычно означает ивритское «эйн» — источник. Может, был такой Эйн-Сарид? Но откуда это взял Булгаков?
Тела казненных похоронили в ущелье, в двух часах езды на повозке, на север от Иерусалима. Полностью на совести Михаила Афанасьевича. Два часа на север от Иерусалима – это уже Самария, окрестности Рамаллы. Глубоких пустынных ущелий там множество. Возможно, имеется в виду ущелье Сувенит.
Безусловно, мне, живущему в Иерусалиме, пришлось проделать для написания этой статьи гораздо меньшую работу, чем та, которую провел при написании романа автор «Мастера и Маргариты». Но, по крайней мере, теперь мы ясно видим, что Булгаков вполне ориентировался в обстановке, а, перечитывая роман, будем яснее себе представлять, так сказать, на местности, разворачивающиеся события.

Иерусалимский Храм

Храм располагался на Храмовой горе в Иерусалиме и служил единственным разрешённым местом жертвоприношений Единому Богу, которые приносились коэнами и левитами.

Храм также являлся объектом паломничества всех евреев три раза в год: на Песах (Пасху), Шавуот (Пятидесятницу) и Суккот (Праздник Кущей).

Согласно Библии, временным храмом после Исхода евреев из Египта и до строительства Храма в Иерусалиме служила переносная Скиния собрания.

Иерусалимский храм представлял собой здание и этим отличался от жертвенника и открытого святилища (бама).

В Храме находились предметы, символизирующие присутствие Бога (Ковчег Завета со Скрижалями Завета и херувимы), а также утварь для священнослужения. Наиболее важными предметами храмовой утвари являются:

  • Большой жертвенник всесожжения, на котором приносились в жертву животные, посвящённые Богу, а также совершались хлебные приношения и возлияния вина.
  • Золотой жертвенник воскурения, на котором воскурялся фимиам.
  • Золотая Менора, которая своим светом освещала Храм.
  • Золотой Стол хлебов предложения, на котором помещались священные «хлебы предложения».

Арка сегодня Eman, Public Domain

Согласно иудаизму, Храм будет восстановлен в будущем и станет духовным центром для еврейского народа и всего человечества.

Названия Храма

  • В Библии Храм обычно называется «Бет YHWH» (вследствие запрета на произношение имени Бога читается Бет Адонай — Дом Господа или Бет Элохим — Дом Бога).
  • Часто в поэтических текстах в Пятикнижии и Пророках Храм называется «Леванон» (ивр. לבנון‎, «белый»).
  • Название «Бет а-Микдаш» (ивр. בֵּית הַמִּקְדָּשׁ‎, Дом Святости) получило распространение со времён Мишны (II век).
  • В еврейской религиозной литературе широко употребляется название «Бет а-Бехира» (ивр. בֵּית הַבְּחִרָה‎, Дом Избрания).
  • В поэтической литературе Храм называется также именем «Ариель» (ивр. אריאל‎, букв. «Божественный лев»).

Храм Соломона в Иерусалиме: описание и фото

Храм Соломона называли в древности одним из 7 чудес света. Своим величием и грандиозными размерами он поражал очевидцев. В 10 веке до н.э. Храм Соломона воздвиг царь Соломон. Это был период расцвета государства Израильского, а сам Храм стал считаться главной святыней евреев. Пока они ходили по всей земле, ища Землю обетованную, и воевали с соседями, пока у евреев не было еще своего государства, Бог странствовал вместе со своим избранным народом. Гарантией избранности служил Ковчег Завета. Однако евреи со временем решили обосноваться в Палестине. Тогда они построили Храм царя Соломона, который стал символом единства Израиля, управляемого богом царства.

Иерусалим при Давиде

Иерусалим при царе Давиде стал столицей. Он перенес Ковчег Завета именно сюда. Ковчег находился в специальной Скинии. Территория Иерусалима пролегала между наделами колена Вениамина (из него был первый царь Израиля Саул) и колена Иуды (Давид происходил из него). Город, таким образом, оказывался не принадлежащим всецело ни одному из колен. Однако он стал главным местом религиозной жизни всех 12 колен Израиля.

У Орны-иевусиянина Давид купил гору Мориа. Здесь, на месте бывшего гумна, он воздвиг жертвенник богу Яхве для того, чтобы остановить эпидемию, поразившую народ. Гора Мориа — особое место. Авраам, согласно Библии, хотел принести Исаака, своего сына, в жертву Богу именно здесь. Давид решил на этом месте возвести Храм. Однако замысел осуществил лишь его сын, Соломон. Давид тем не менее многое сделал для его строительства: заготовил сосуды из меди, серебра и золота, полученные в дар или добытые в войнах, а также запасы металлов. Ливанские кедры и тесаные камни доставлялись из Финикии по морю.

Ход строительства

Соломон начал строительство на 4-й год своего правления, в 480 году после исхода из Египта евреев, т.е. в 966 г. до н.э. Он обратился к Хираму, царю Тирскому, и тот прислал ремесленников, плотников, а также зодчего Хирама-Абиффа.

Наиболее дорогой материал того времени — кипарисы и кедры из Ливана — был использован при возведении такого величественного здания, как Храм царя Соломона. Использовался также песчаник. Его обтесывали каменотесы из Гебала, финикийского города. В готовом виде блоки доставляли на место строительства. Для утвари и храмовых колонн применяли медь, добытую в Эдоме из медных копей Соломона. Также строительство Храма Соломона проходило с использованием золота и серебра. Около 30 тыс. израильтян трудилось на его возведении, а также примерно 150 тыс. финикиян и ханаанеев. 3,3 тыс. надсмотрщиков, специально назначенных для этого ответственного задания, руководили работами.

Описание Храма Соломона

Великолепием, богатством и величием поражал иерусалимский Храм Соломона. Построили его по образцу Скинии Моисеевой. Только размеры были увеличены, а также использованы приспособления, необходимые для богослужения. Из 3 частей состояло сооружение: притвор, святилище и Святая святых. Большой двор, предназначенный для народа, окружал его. В скинии находился умывальник, предназначенный для ритуальных омовений. Целая система сосудов существовала при жертвеннике этого храма: 10 умывальников на подставках, художественно сделанных, а также большой бассейн, называвшийся из-за своей величины Медным морем. Коридор 20 локтей в длину и 10 — в ширину представлял собой притвор. Две медных колонны стояли перед ним.

Святилище и Святая святых отделялись друг от друга каменной стеной. В ней была сделана из масличного дерева дверь. Из массивного тесаного камня были выложены стены Храма. Они обложены были белым мрамором снаружи, а внутри — листовым золотом и деревом. Золото покрывало также потолок и двери, а пол был выполнен из кипариса, поэтому внутри Храма камня не было видно. Орнаменты в виде различных растений (колокинтов, пальм, цветов), а также изображения херувимов украшали стены. В древности пальма считалась райским деревом. Она являлась символом величия, красоты, нравственных совершенств. Это дерево в Храме стало символом торжества Бога в еврейской земле.

Семь лет продолжалось строительство Храма (957-950 гг. до н.э.). В 8-м месяце 11-го года правления Соломона была завершена работа. На праздник Кущей происходило освящение. Сопровождаемый левитами, священниками и толпами народа Ковчег Завета торжественно перенесли внутрь, в Святая святых. Войдя в Храм Соломона (фото его макета представлено ниже), руководивший строительством царь пал на колени и начал молиться. После этой молитвы огонь сошел с неба и опалил приготовленные жертвы.

В течение 14 дней продолжалось празднование освящения главного храма. Это событие отмечал весь Израиль. Не было в стране ни одного человека, не посетившего в то время Храм Соломона в Иерусалиме и не принесшего хотя бы одну овцу или вола в жертву.

В Библии рассказывается о проводившихся здесь богослужениях, которые ни с чем не могли сравниться по грандиозности, торжественности и величию. Когда народ на праздники сходился и наполнял двор, левиты и священники, одетые в особые одежды, находились перед жертвенником. Пели хоры певцов, играли музыканты и трубили в шофар, когда Храм наполняла Слава Господня, появлявшаяся в виде облака.

Царь Соломон строил Храм не только лишь для евреев. Он хотел, чтобы к Единому Богу пришли все народы мира. А Храм — место, где он обитает. Мы можем наблюдать сегодня, как сотни тысяч людей со всех уголков земного шара приходят к Стене Плача ежедневно. Это место, рядом с которым когда-то находился знаменитый Храм. Однако приближаться к Святая святых его запрещено было категорически даже священникам. Страшная казнь ожидала нарушителей — смерть. Только в Судный день, то есть раз в году, первосвященник — главный жрец храма — входил сюда для того, чтобы совершить молитву о прощении всему народу Израиля грехов.

Особая накидка была поверх длинных льняных одежд этого священника — ефод. Он был соткан из 2 полотнищ и вплетенных в виссон золотых нитей. Сверху надевался также нагрудник с 12 камнями, представлявшими 12 колен Израилевых. Корона с именем Бога («Яхве» — в русской Библии) украшала голову первосвященника. С внутренней стороны в нагруднике его был карман с золотой пластиной, на которой написано было состоящее из 70 букв имя Бога. Именно по этому имени священник во время молитвы обращался к Всевышнему. Согласно легенде, к служителю была привязана веревка. Снаружи оставался один конец ее на случай, если во время молитвы произойдет беда и тело его останется в помещении, в которое никто не имел права входить, кроме него.

Как отвечал евреям Бог?

Согласно Талмуду, первосвященник «читал» ответы Господа по 12 камням на нагруднике. Это были обычно ответы на самые важные вопросы для народа и царя Израиля. Например, будет ли этот год урожайным, стоит ли вступать в войну и др. Обычно царь задавал их, а первосвященник смотрел подолгу на камни. Буквы, выбитые на них, по очереди зажигались, и жрец из них складывал ответы на вопросы.

Храм Соломона, грандиозный и величественный, простоял всего около трех с половиной веков. Навуходоносор, вавилонский царь, в 589 г. до н.э. захватил Иерусалим. Он разграбил город, разрушил и сжег Храм. Был утерян Ковчег Завета, и о нем не известно ничего до сих пор. Иудейский народ отведен был в плен, который продолжался в течение 70 лет. Кир, персидский царь, в первый год правления позволил вернуться в свою родную страну иудеям. И они принялись за восстановление Храма Соломона. Серебро, золото и другое имущество собрали оставшиеся в Вавилоне. Они отправили все это с репатриантами на родину и затем продолжили посылать богатые пожертвования на Храм Соломона в Иерусалиме. Восстановление его проходило не без участия царя Кира, который внес свой вклад тем, что возвратил священные сосуды иудеям, взятые из Первого Храма Навуходоносором.

Иудеи, вернувшись в родной Иерусалим, восстановили прежде всего жертвенник Богу. Затем, через год, они положили основание будущему Храму. Строительство завершилось через 19 лет. Второй Храм по проекту должен был повторять в своих очертаниях формы Первого. Однако он уже не отличался таким великолепием и богатством, как Храм Соломона. Помнившие величие Первого Храма старцы плакали о том, что новое сооружение меньше и беднее прежнего.

Царь Ирод в 70-х годах до н.э. приложил много усилий для украшения и расширения нового здания. Иерусалимский храм при нем стал выглядеть особенно великолепно. О нем с восторгом писал Иосиф Флавий, отмечая, что он так ярко блистал на солнце, что никто не мог на него смотреть.

Значение Храма

Евреи и раньше ощущали присутствие Бога, когда он шел в огненном столбе по пустыне впереди народа, когда с горы Синай сходил Моисей и его лицо сияло словно солнце. Однако Храм стал для народа особым местом, символизировавшим присутствие Божие. Хоть раз в год каждый благочестивый еврей должен был прийти сюда. Со всех концов Иудеи и Израиля, да и со всего мира, где жили в рассеянии евреи, народ собирался по большим праздникам в Храм. Об этом сказано во 2-й главе Деяний апостолов.

Конечно, иудеи, в отличие от язычников, не верили в то, что Бог обитает в рукотворных храмах. Однако они полагали, что именно на этом месте происходит его встреча с человеком. Об этом было известно и язычникам. Ведь Помпей, который был послан во время Иудейской войны командовать усмирявшими Иерусалим римскими когортами, неслучайно стремился попасть в Святая святых этого храма для того, чтобы понять, чему или кому поклоняются иудеи. Насколько же было велико его удивление, когда, отдернув завесу, он обнаружил, что здесь ничего нет. Ни статуи, ни образа, ничего! Невозможно заключить Бога Израилева в изваяние, его невозможно изобразить. Евреи когда-то верили в то, что между крыльями Херувимов, охраняющих Ковчег Завета, обитает Шехина. Теперь же Храм этот стал служить местом встречи человека и Бога.

Иерусалимский храм в 70 г. н.э. римские войска стерли с лица земли. Таким образом, через 500 с лишним лет после разрушения Первого храма был разрушен Второй. О великой святыне сегодня напоминает лишь часть западной стены, которая окружала гору Мориа, где стоял Храм Соломона в Иерусалиме. Сейчас ее называют Стеной Плача. Это национальная святыня народа израильского. Однако не только евреи приходят молиться сюда. Считается, что если встать к стене лицом и закрыть глаза, можно услышать, как тысячи музыкантов и певцов воспевают Бога, трубит шофар и с небес на молящихся сходит слава Господня. Кто знает, возможно, на этом священном месте когда-нибудь будет построен и Третий храм Соломона…

Традиция строительства христианских храмов

Известно, что апостолы и Христос посещали Иерусалимский храм. После его разрушения и расселения христиан по всей земле они не могли строить другие храмы почти 300 лет. Люди богослужения совершали в катакомбах, в своих домах, на могилах мучеников из-за жестоких гонений Рима. Константин Миланский, император, в 313 году даровал своим эдиктом свободу вероисповедания Римской империи. Так христиане получили наконец возможность возводить храмы. По миру, начиная с 4 века и по сей день, строятся христианские святыни всевозможных стилей и форм, однако они восходят, так или иначе, именно к Иерусалимскому храму. Они имеют такое же трехчастное деление — алтарь, наос и притвор, повторяют в основных чертах Ковчег Завета. Однако теперь Евхаристия служит местом присутствия Божия.

Стили построек менялись со временем, каждый народ строил храмы в соответствии со своими собственными представлениями о величии и красоте, в духе аскетизма и простоты или, наоборот, богатства и роскоши. Однако живопись, архитектура, скульптура, музыка во всех из них служат одной цели — встрече Бога и человека.

Также храм часто выступал образом Вселенной в преображенном ее состоянии. Однако богословы и Вселенную нередко сравнивают с храмом. Сам Господь в Библии именуется Художником и Архитектором, создавшим по законам гармонии и красоты этот мир. Апостол Павел в то же время храмом называет и человека. Творение, таким образом, выступает как бы матрешкой: Бог создает как храм всю Вселенную, человек строит внутри нее храм и входит в него, сам являясь храмом духа. Однажды 3 этих храма должны соединиться, и тогда Бог будет во всем.

Открытие бразильского Храма Соломона

Год назад, в 2014 году, был открыт Храм Соломона в Бразилии, самый большой среди всех неопротестантских храмов в этой стране. Высота сооружения составляет около 50 метров. Площадь его эквивалентна площади пяти футбольных полей. Из Хеврона были привезены камни для строительства стен. Вечернее освещение, стоимость которого составляет около 7 млн евро, имитирует вечернюю атмосферу самого Иерусалима. Происходящее внутри храма демонстрируют 2 огромных экрана, находящихся слева и справа от алтаря. Само здание рассчитано на 10 тыс. человек.