Мужской монастырь пятигорск

Главная

Возрождение монастыря началось в 90-е годы прошлого столетия. Священники и прихожане храмов региона Кавказских Минеральных Вод, а также казачество приняли активное участие в расчистке местности и строительстве Георгиевского храма. 28 августа 2001 года митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон совершил чин великого освящения храма в честь великомученика и Победоносца Георгия. С этого события началась новая история Второ-Афонского монастыря. Первым настоятелем возрожденной обители стал игумен Силуан (Хараим, +2011). В период с 2002 – 2011 годы отцом Силуаном были положены многочисленные труды по созиданию духовной жизни нового монастыря, в том числе в благоустройстве территории и миссионерской деятельности.
После возрождения в 2011 году Пятигорской епархии насельником святой обители становится архиепископ Пятигорский и Черкесский Феофилакт. В 2012 году Священный Синод утверждает Архиерея в должности священноархимандрита (настоятеля) монастыря.
С апреля 2014 года строится величественный главный собор обители. Общая площадь Успенского собора, возводимого в византийском стиле, составляет 500 кв. метров. Стены храма из ракушечника и терракотового туфа, высотой 28 метров хорошо видны из городов региона Кавказских Минеральных Вод.
В 2012-2018 годы отреставрирован административный корпус, где обустроена гостиница для паломников, выполнена роспись трапезной, обновлён иконостас летнего храма обители. Создан церковно-исторический музей, значительно пополнились библиотечные фонды, действуют пекарня и пасека. Благоустроена территория монастыря: разбиты клумбы, сделаны террасы, высажены цветы и деревья. Большим событием в 2014 году стал запуск четырёхкилометрового газопровода, подведенного к монастырю из города Лермонтов.
В 2015 году освящён домовый храм игуменского корпуса в честь иконы Божией Матери «Не рыдай Мене, Мати». Богослужения в нём совершает архиепископ Феофилакт.
С 2004 года при монастыре действует православный молодёжный форум Пятигорской епархии «Зелёный Афон». Каждое лето он собирает в обители больше 350 ребят, которые совмещают изучение Православия с летним отдыхом.

В обители проживает 10 монашествующих во главе со Священноархимандритом (настоятелем), Архиепископом Пятигорским и Черкесским Феофилактом.

Пять человек являются трудниками, и также проживают в кельях Братского корпуса.


В монастыре совершаются ежедневные уставные Богослужения, читаются Псалтирь и акафисты. Многочисленные паломники, приезжающие к святыням Благословенного Кавказа, стремятся непременно посетить возрождаемую обитель, испросить помощи Божией и заступничества Пречистой Богородицы, пообщаться с духовником, получить ответы на сложные жизненные вопросы.

Обитель открыта для посещения паломниками и гостями со вторника по воскресенье с 6:00 до 18:00. Богослужения в храме обители совершаются ежедневно. Вечером, с 17:00 (9-й час, вечерня, малое повечерие). Утром, с 6:30 (братское правило, утреня, часы, Божественная литургия). По вторникам, по окончании вечернего уставного Богослужения, совершается чтение акафиста Иверской иконе Божией Матери; по четвергам — святителю и Чудотворцу Николаю и великомученику Георгию Победоносцу.

В дни продолжительных постов совершается Таинство Елеосвящения (Соборования). Ежедневно полностью прочитывается Псалтирь.

Уважаемый Геннадий Андреевич!
Я с вниманием и интересом прочел Вашу брошюру «Вера и верность». Пишу в надежде, что письмо это может послужить Вашему истинному обращению к вечно живому источнику Святого Православия, тем более, что предваряет брошюру образ Божией Матери Державной, через который русскому народу подается особая благодать в годину лихолетья. Это, поверьте, не строгий суд, а скромный ответ в соответствии с русским православным добротолюбием, ибо русское Православие — это, прежде всего, добротолюбие.
В Вашей брошюре находится немало мыслей и конкретных предложений, которые могли бы найти поддержку и понимание у каждого православного человека, патриота нашей Матушки-России. Мне приятно, что Вы говорите почтительно о Святейшем Патриархе Московском и всея Руси Алексии II и о покойном моем друге Владыке Иоанне. Но Вы, Геннадий Андреевич, не кабинетный ученый и не богослов. Вы, прежде всего, политик, практик, а не сухой теоретик. Поэтому любые Ваши мысли и предложения естественно сравнивать с деятельностью возглавляемых Вами политических образований — КПРФ и НПСР. Собственно, в брошюру входит и текст Вашей беседы с игуменом Алексием (Просвириным) «Воля к борьбе», где такое сравнение проводится.
К сожалению, я вынужден констатировать, что по мере того, как отец игумен предлагает вопросы и возражения, Вы все в большей степени начинаете говорить с позиции наставника, диктовать Русской Православной Церкви, что она должна делать. Вы утверждаете по сути, что все современные проблемы России разрешатся, как только Церковь объединится с НПСР, а НПСР придет к власти. Вот тогда, как я понимаю Вашу точку зрения, и наступит церковно-государственная симфония, которая приведет к возрождению России.
А кто привел Россию к современному позорному состоянию? Неужели Вы, доктор философских наук, не понимаете, что сегодняшние трудности, это результат не нескольких последних лет, а многих десятилетий? Вы легко снимаете с коммунистов ответственность, предлагая взыскивать за все наши беды с Америки, с Запада в целом. Да, для многих властителей Запада место Бога занял доллар, поклонение этому идолу они стремятся распространить на весь мир, и в России уже немало склонившихся перед золотым тельцом, немало людей, для которых миллиарды, виллы, лимузины дороже слезы ребенка; члены правительства пухнут от долларов, а народ — от голода. Но это идолопоклонство стало возможным лишь тогда, когда русских людей обезбожили. Безбожие породило бездуховность, бездуховность — безнравственность, преступность, нигилизм, алкоголизм и наркоманию, небывалую коррупцию в высших эшелонах власти. Все это стало возможным после десятков лет целенаправленного разрушения Святой Руси, растления доброго русского народа. С сатанинским упоением газета «Правда» писала в 1922 году: «Русь Святая! Где она? Нет ее, сгинула, пропала». Конечно, это были пустые надежды большевиков, память о Святой Руси не пропадала никогда, о чем свидетельствует сонм новомучеников и исповедников российских, но вред народному организму был нанесен огромный.
Возвращаясь к тлетворному влиянию Запада, хочу напомнить Вам, что именно Ваши предшественники, начиная с Ленина, призывали русский народ догонять и перегонять Америку, которая далеко ушла вперед и без КПСС. И в беседе с игуменом Алексием Вы говорите о движении вперед. Куда? К чему? Употребляя лозунги минувших лет, Вы невольно обнаруживаете приверженность марксистской риторике. Между тем, идеал Православия есть не прогресс, а преображение. Новый Завет не знает прогресса в европейском смысле этого слова, в смысле движения вперед по одной и той же плоскости. Новый завет говорит о преображении естества, о движении не вперед, но вверх, к небу, к Богу. «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5, 48), — вот наш постулат.
В своей брошюре Вы назвали лишь двух вождей безбожия, подчеркивая их еврейское происхождение указанием не только псевдонимов, но и настоящих фамилий, что может направить волну праведного народного гнева против евреев, а атеисты-безбожники потом будут обвинять русский православный народ в антисемитизме. Да, евреи Троцкий-Бронштейн и Ярославский-Губельман были ярыми гонителями христиан. Но еще более ярым гонителем был их учитель и вдохновитель Ульянов-Ленин, человек без ярко выраженной национальности, зато лютый ненавистник всего русского и православного.
Вы, Геннадий Андреевич, без сомнения знакомы с его запиской членам Политбюро в связи с событиями в Шуе, но все же приведу ее окончание: «На съезде партии устроить секретное совещание… На этом совещании провести секретное решение съезда о том, что изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».
Комментарии, думаю, не требуются. Да и Хрущев, об обещании которого «показать по телевизору последнего попа» Вы упоминаете, не был евреем, что не мешало ему быть безбожником, яростным гонителем Русской Православной Церкви и за десять лет правления довести страну до голодных бунтов. Все язвы современной России, — это результат войны против Православия, Самодержавия и Народности, развязанной Вашими предшественниками в начале XX века. А теперь Вы поете восторженную оду этим устоям России, не отрекаясь от «наследия Ленина». Странно!
В брошюре Вы хорошо описываете процесс становления России, как монолитного государства. Каков же был стержень этого монолита, что обеспечивало единство русских людей? Ни большевиков, ни КПСС, ни КПРФ тогда не было, а было Святое Православие, и управлял страной верный сын Православной Церкви — русский царь. Под высокую, по-христиански милостивую и справедливую руку русского царя шли многие и многие народы, и никому не было тесно в Православной России. Это была одна дружная семья, где все были братья и сестры, чада Родины-Матери и Церкви; вот какова была настоящая симфония. Конечно, такая симфония не нравилась врагам России и Православия, они искали, покупали, провозили в пломбированном вагоне лиц, способных сделать самую невероятную пакость своей Матери-России и Церкви. Так было в 1917 году и в последующие годы воинствующего безбожия.
Так что Бога отнял у России не Запад и не десять лет назад, а коммунисты с начала XX века. Они толкнули Россию на разрушительный путь осуществления бесплодных идеалов. Море пролитой братской крови, бесчеловечные ГУЛаги, — все это несмываемым пятном остается на КПСС и на ее наследниках, а ведь КПРФ является наследницей КПСС.
Коммунисты отвергли Бога, а без Бога, как метко говорят на Руси, не до порога.
Все старые и новые богоборцы и русофобы, — выходцы из единой коммунистической шинели — не могут примириться с Богом и со всем Божиим. Сегодня, когда в период выборов коммунистам нужны голоса верующих, Вы воздаете хвалу вере и Церкви, но даже сейчас Вы вновь, как и прежде, зовете нас строить так называемое светлое будущее без Бога.
Очевидно, Вам нужны голоса верующих (их ведь 90 процентов в России), а веруете ли Вы, и если да, то во что? В брошюре Вы на прямо поставленный вопрос о Вашей вере так и не даете такого же прямого ответа. Не обижайтесь, но я вижу в этом неискренность, и не вижу ни грана раскаяния, ни капли стремления к покаянию и примирению с Богом, без чего ни одно доброе дело на земле невозможно. Видимо, союз с Церковью Вам нужен лишь для усиления позиций в политической борьбе, на которую Вы в очередной раз стремитесь поднять добрый православный русский народ. Но любое предприятие, основанное не на единстве фундаментальных позиций, а на политической конъюнктуре, недолговечно. Прикрывать сиюминутные политические цели вековечным авторитетом Православия греховно и бесполезно, ибо сказано: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6, 14)
Грех нераскаянный не имеет срока давности. Евреи, распявшие Господа нашего Иисуса Христа вот уже две тысячи лет без покаяния остаются христоубийцами. А ведь они, если бы искренне принесли покаяние, получили бы от Господа прощение, ибо Господь «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4). Свет Христов просвещает всех! Господь силой никого ко спасению не приводит; тот же, кто желает обратиться к Богу должен знать неложное обетование Божие: «Приходящего ко Мне не изгоню вон» (Ин. 6, 37).
Но есть и такие фигуры, как Ленин, Каганович, Хрущев и прочие нераскаянные богоборцы. Коммунисты, поднявшие руку на Русь и Святое Православие, не спешат в этом каяться, поклоняясь человеку, чьи останки не принимает русская земля. Сегодня руководящие посты занимают коммунисты с партийными билетами у сердца, которые не из Америки к нам приехали, а здесь родились.
Нельзя служить двум господам — Богу и Ленину. Вспомните слова Господа нашего Иисуса Христа: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф. 6, 24). КПРФ, исключив призывы к богоборчеству из своего Устава, не перестала быть богоборческой организацией, по-прежнему губя души людей, за что губители будут отвечать на Суде Божием, а это, поверьте, гораздо серьезнее Конституционного суда.
Да, сегодня до церковно-государственной симфонии далеко и современная российская власть в своем отношении к Русской Православной Церкви крайне непоследовательна. Но ведь эта власть состоит и из представителей КПРФ и НПСР. В Ставропольском крае, например, с осени 1996 года именно Ваши соратники находятся у власти, и этот именно период стал временем ухудшения церковно-государственных отношений на Ставрополье. Один из лидеров краевой организации КПРФ первый заместитель Председателя Правительства края В. Хорунжий в публичных выступлениях и газетных интервью бравирует тем, что он атеист, заявляет, что церкви это «дворцы для попов», и строить их не нужно, а надо возрождать пролетарский интернационализм.
Процесс возвращения Церкви беззаконно захваченного имущества плохо ли хорошо ли, но шел в правление предшественников ставропольских «коммунопатриотов», но вот уже три года, как этот процесс остановлен. Заморожено восстановление святыни и духовного центра Кавказа, Кафедрального собора Казанской иконы Божией Матери в Ставрополе. С болью в сердце я неоднократно обращался к Вам, Геннадий Андреевич, с просьбой помочь исправить сложившееся нетерпимое положение, ведь этот собор является для огнедышащего Кавказа таким же великим жизнеутверждающим символом, как и московский храм Христа Спасителя для всей России. Вы обещали помочь, даже собрать пленум, но, наверное, пошутили, так как не сделали ничего, фактически посмеявшись над просьбой миллионов верующих — Ваших избирателей.
Прекращение всех работ по восстановлению собора, далеко не единственный пример открытого издевательства современных коммунистических властителей над Православием. Не только не желают возвратить Церкви Иоанно-Мариинский монастырь в Ставрополе, где разместили филиал психиатрической клиники, но даже отказываются убрать из святого алтаря монастырского храма туалет, кощунственно устроенный там Вашими предшественниками в 20-е годы. Жалкие трясущиеся наркоманы справляют нужду в православной святыне, а за кулисами глумливо улыбается сановный член КПРФ в красном галстуке.
Во всей России подписаны договоры о сотрудничестве между епархиальными архиереями и губернаторами, и только в Ставропольском крае подобный договор подписывать отказались. А ведь этот Договор предусматривает, в частности, сотрудничество Церкви и государства в области образования; начинается очередной учебный год, а наши дети по-прежнему лишены возможности знакомиться в школе с основами Православия, в то время, как в школах края широко открыты двери для так называемых «свидетелей Иеговы» и прочих религиозных отщепенцев. Да и Вы, Геннадий Андреевич, неоднократно посещая красный Ставрополь, ни разу не сочли нужным встретиться со мной, — правящим Митрополитом. О какой же симфонии Вы говорите?
Я мог бы привести Вам еще множество фактов деятельности коммунистов, которые полностью противоречат тезисам Вашей брошюры об уважении к Православной вере и Матери Русской Православной Церкви, о том, что болезнь богоборчества партией преодолена, что в партии здоровые национальные начала победили бесплодный интернационализм. Вы слышали, наверное, восточную поговорку: сколько ни говори «халва, халва», во рту слаще не станет. Жизнь показывает, что если отбросить риторику и исследовать дела, то понятия о симфонии и державности, о благе России у нас с Вами, Геннадий Андреевич, разные. Если бы Вы искренне стремились к возрождению нашей Родины, то Вы и ваши соратники должны были заявить во всеуслышание, что Ваши предшественники были растлителями России, а ведь этого нет.
Вы готовы записать в виновные кого угодно, только не вождей и идеологов Вашей партии. Вы осуждаете фашизм, но коммунистическая политика, по результатам своим, принесла миллионам людей те же муки и кровь, что и фашизм. Во всех бедах России Вы обвиняете Ельцина и его режим, но ведь и Ельцин, который, к слову сказать, порвал свой партбилет во свидетельство всем, и другие вожди реформ, это воспитанники и наследники КПСС и ее идеологии.
Что является предметом Вашей гордости? Красные галстуки, разрушенные церкви. Русская Голгофа — Сибирь, где вся земля пропитана кровью мучеников, бессмысленные БАМы, Беломорканалы другие ненужные затеи вроде искусственных морей, погубивших тысячи гектаров плодородного чернозема, и поворота рек, на которые ушли огромные силы и средства, а теперь Россия нищая, народ голодает, а все эти вавилонские башни коммунизма разрушаются, не принося никакой пользы, ухудшая и без того не блестящую экологическую обстановку. Гордиться-то выходит и нечем. Извините.
Это, конечно, не значит, что ничего доброго не происходило в России в XX веке, немало было и достижений за эти десятилетия, но не будете же Вы утверждать, что без руководства КПСС русский народ ни на что не способен кроме плетения лаптей. Неужели Вам ничего не говорят имена Пушкина, Менделеева, Попова, Столыпина, сотен и тысяч других светочей России, которые, слава Богу, не дожили до репетиции в одной отдельно взятой стране события, о котором святой апостол и евангелист Иоанн Богослов в Откровении говорит: «В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них» (Откр. 9, 6). Слава Богу, что они не дожили до прения пролетарского писателя Максима Горького с вождем пролетарской революции Владимиром Лениным об интеллигенции, где последний уподобил мозг нации фекалиям.
Но вернемся ко дню сегодняшнему. Все российские партии себя уже показали не с лучшей стороны. Сам принцип многопартийного парламентаризма не несет в себе творческого начала. «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит», — говорит Господь (Мф. 12, 25).
Мне думается, что пора бы уже политикам смириться, и, поняв, что ничего путного у Вас не получается, попросить Всероссийского Отца нашего Святейшего Патриарха, чтобы он, Патриарх, возглавил страну нашу, управлял ею на основах православных, на основах Божиих, чтобы все подчинились его воле и были у него в послушании и помогали ему.
Конечно, я понимаю, что не все поддержат такое предложение. Об этом свидетельствует опыт октябрьских событий 1993 года в Москве, когда миротворческая, посредническая миссия Патриарха в тех кровавых событиях, признанная всеми участниками противостояния на словах, была цинично попрана на деле. Но, если Народно-патриотический союз стремится к возрождению России, он должен бы поддержать такое предложение, поскольку деяния Предстоятеля Русской Православной Церкви основаны не на политических симпатиях и антипатиях, а на страхе Божием, а он есть начало премудрости, которой так недостает вождям современной России. Руководствуясь заповедями Божиими, Патриарх покончил бы со Смутой, искоренил бы коррупцию и прочие беды. И тогда можно и должно было бы созвать Земский Собор под председательством Патриарха, соборно помолиться и прийти к решению: как стране идти дальше, какое устройство выбирать. Другого выхода я не вижу, любой другой выход будет решительным шагом в пропасть, на краю которой мы стоим, от чего упаси нас Бог.
Народно-патриотические силы должны сначала разобраться сами, каковы же их настоящие идеалы, и потом уже предлагать Церкви сотрудничество в действительно великом деле возрождения нашей многострадальной Родины. Если для Вас дороги судьбы Отечества, о чем свидетельствуют Ваши хорошие идеи, то Вы должны с Богом начинать новую жизнь, — сердечно покаяться и искренне осудить прошлое, дать русскому народу обещание не повторять большевистских преступлений и честно строить новую могучую Святую Русь, о чем я непрестанно молюсь Господу Вседержителю. Господи, укрепи Русь и умножь веру Православную, в ней же наше утверждение и спасение!
С уважением и добрыми молитвенными пожеланиями духа премудрости, духа разума, духа страха Божия, крепкого сибирского здоровья и благословенного кавказского долголетия
Гедеон, Митрополит Ставропольский и Владикавказский
источник
см. ещё

Исповедь трудника Афонского мужского Свято-Пантелеимонового монастыря

В понедельник этой седмицы Великого поста к маститому духовнику одного из старейших и известнейших храмов Москвы на исповедь пришёл нервный молодой человек лет тридцати, гривастый и с небольшой рыжеватой бородкой, прилетевший недавно с Афона. После списка обычных грехов, который юноша, как и многие другие прихожане, прочёл по бумажке, батюшка попросил его рассказать об Афоне и о монастыре. Юноша сначала отнекивался, мол, вряд ли вам понравится то, что я скажу, но затем его словно прорвало и он начал изливать перед духовником свою горечь. После исповеди и раскрытия души ему явно стало легче. Он попросил духовника стать его духовным отцом, тот согласился. Здесь под катом не сама исповедь, а некоторые размышления юноши относительно монашеской жизни в Свято-Пантелеимоновом монастыре. Кому не хочется нарушать свой мирный дух, пусть под кат не заходит. Остальные же пусть рассматривают информацию критически, как субьективный взгляд не прошедшего искус юноши.

.… Если б вы знали, с каким большим благоговением я относился

к каждому человеку в подряснике, носящему бороду и «конский хвост»!

Я ловил каждое слово, вылетающее из их уст и готов был выполнять все их поручения.

Прошло каких-то три года и я стал для этого длинноволосого племени своим –

чёрный подрясник, не очень эффектная борода, чёточки в руках,

земные поклоны, лобызания икон и взаимная вражда!

Да-да! Вражда везде — на клиросе, на послушаниях, происходящая

от сексуального напряжения, поста и унижений от священноначалия.

Сначала меня нарекли паломником – я мыл туалеты в архондарике,

спустя полгода, присмотревшись, надели халат и перевели в трудники,

затем обычно записывали в братию — послушником, но могли и не записывать;

к примеру, все три года я оставался в трудниках. Не доверяли мне.

Если, как говориться, «попал в обойму» — постригали иноком,

затем, если благоволили звёзды, – мантийным монахом,

рукополагали дьяконами самых приближенных окрылившихся,

иеромонахами же не рукополагали давным давно, на моей памяти не было.

Впрочем о чём я говорю? Это всё мечты моей давности, от которых я отказался!

Да и статус в монастыре не самое главное – главное твоё послушание.

Собор старцев мог поставить тебя на ответственное послушание или же совсем простое.

Могли благословить протирать пыль в библиотеке, а могли и заставить

месить бетон по десять часов в сутки, невзирая на возраст и здоровье.

На трудном послушании ты мог оставить всё своё здоровье –

но никому до этого не было дела – монашество ведь мученичество. Вопросы?

Так что прав там был тот у кого было больше прав.

Всё у нас зависело от одного человека – духовника обители.

Точнее, был тандем власти как в России. Но в тандеме был явный лидер

Я не зол на него, понимаю, почему он так себя вёл.

Афон-то многие рассматривают как трамплин для духовной карьеры в России,

там они послушнички, где-нибудь в Иваново – год-два и архимандриты,

игумены монастырей и духовники женских обителей.

Вот и выжимал с них по полной, хотел всё-таки, чтобы был на этих

«архимандритах» своеобразный «знак качества».

За это, конечно, не любят его, интригуют, но он и сам не лыком шит.

Жестокий к другим, он жесток и к самому себе – аскет.

После него я зарёкся обходить аскетов за версту.

Основное чувство, которое я испытывал на Афоне – это неопределённость.

В любой момент тебя могли сослать в Москву, на Афонское подворье,

откуда ты уже вылетал в мир как пробка от шампанского,

а могли и просто выгнать, чтобы не платить за билет

и ты шарился по Афону, пока полиция не упекала тебя в тюрьму.

Нигде унижения не были так сакрализованы как в монастыре.

Унизиться – значит смириться – не ищите десяти отличий, их нет!

Смириться по-духовному, как с миром принимать события,

и плохие и хорошие, никто не учил. Духовность в монастыре была не в чести.

Умеешь унижаться, задаёшь мало вопросов, много работаешь,

не болеешь, не пьёшь, соблюдаешь дисциплину, лоялен духовнику –

свой человек. Остальные под вопросом – нужны ли они монастырю?

Сколько крови и пота я пролил в этом месте! Тщета!

Топтали-топтали меня как пустую скуфейку, гоняли по кругу

как загнанную лошадь, и моя глупость заключалась

в искренней вере целесообразности сих духовных процедур:

духовные назидания, ночные молитвы, земные поклоны,

бесчисленные исповеди, преследования враждебно настроенных монахов,

ненависть, подавление человеческого достоинства и

бесчисленные ссылки духовника на средневековые манускрипты,

оправдывающие насилие и медленное самоумервщление;

«Лествица» святого Иоанна вместе со своей темницей обречённых

провозглашалась прямым путём на небо. Мы становились

могильщиками для самих себя, добровольными мучениками.

И ещё что помню – работа, работа, работа, многочасовой рабский труд…

Были и другие у нас, знающие где пахнет властью и что она из себя представляет;

эти философы чувствовали себя на порядок свободнее, дышали легче,

ведь мир даже на Афоне открывался им в такой неожиданной перспективе,

но нужно было держать ухо востро – во власть вцепляться крепко,

поскольку на каждое тёпленькое местечко было много претендентов.

А ведь власть – это допинг, с ней и молиться, и поститься в разы легче.

Были у нас, конечно, и искренние мученики, верящие всею душой во Христа,

изнемождённые и обескровленные, вечно плачущие.

Были и бодрые, весёлые монахи в силу темперамента и личностных особенностей —

без таких монахов я бы давно подумал, что нахожусь в аду.

Всё было – и плохое, и хорошее, но с тех пор в моей душе перемешалось

и то, и другое… Через три года, раскусив систему, я предпочёл уйти.

Я ушел – но они остались. Я стал свободен – они остались заложниками.

Спрашиваете почему? Ведь даже если сама истина постучится к ним в двери,

они вправе не впустить её, ведь у них есть святоотеческое учение,

а они являются его верными хранителями. Такова их миссия

Когда-то это всё было очень прогрессивно, с тысячу лет назад.

Но сейчас это настолько же приближено к жизни, как

пензенские пещеры к Пензе, вроде бы и близко по расстоянию –

но жизнь там и там абсолютно разная.

Они учат любить сами не любя, и единственное, что

здесь по-настоящему возведено в культ – это страдание.

Чем больше страдаешь, тем ты духовнее, тем ближе к Христу.

Вроде бы логично, но как я рад, что всё-таки ушёл!

Хотя даже в этом всём мраке были проблески тёплых чувств.

Так, наверное, жались люди друг ко другу в концлагерях,

изнемогая от гнёта режима. Что? Вы спрашиваете про исихию?

Мы в монастыре по этому поводу только шутили. И вот ещё что!

Если старцам даже и не померещится «нетварный свет», они убеждены, что

вправе его выдумать, поскольку монашеский род должен продолжаться

во веки вечные, ведь монахи по определению есть соль земли.

Всем хорошо известный пример – отец Софроний Сахаров.

— Бабушка надвое сказала? – Хорошо, не настаиваю.

Но что здесь собственно плохого? Как известно, мир во Зле лежит.

Собор старцев просто выбирает меньшее Зло большему:

— Да оскудели мы, да Бог с нами уже не общается, как раньше,

но мы не должны вымереть, мы обязаны устоять, как бы там ни было.

Кто в мире сделает выбор между фриком и святым в пользу фрика?

Никто! Поэтому мы призваны стать святыми, учителями мира,

тем более если живём мы засчёт пожертвований, а не как древние

– засчёт собственного труда. Должны страдать, чтобы объяснять смысл страдания.

Среди монахов ещё очень много просто хороших людей, любящих тишину,

но кто знает, что может быть завтра? Завтра, быть может, они будут умирать

в одиночестве — хранителями музеев, а не святыми старцами;

мир не будет ловить каждое слово из их уст, но станет почитать за

фриков, социопатов, антисоциальными элементами, чьи речи

растлевают умы нормальных людей. Оружие монахов — страх Божий,

основа — история, да, кровавая, да, жестокая, но ведь наша, христианская история.

Другой у нас нет. Что?! А как же духовное саморазвитие? А как же, созерцание?

Однажды я спросил про это у одного святогорского старца Мартиниана.

Он отвечал так: Спасение рук утопающих, дело рук самих утопающих

и ещё нескольких дельфинов. Вы не понимаете? Потом объясню.

Встретимся в другой раз, сейчас я очень устал, простите меня

и благословите. Надеюсь, Бог избавит меня от жёсткости сердца,

до монастыря я был гораздо мягче… До свидания!

Епископ Флавиан возвел в сан игумена наместника Филиппо-Ирапского монастыря Череповецкой епархии

11 марта 2018 года, в Неделю 3-ю Великого поста, Крестопоклонную, в кафедральном соборе Преподобных Афанасия и Феодосия Череповецких епископ Череповецкий и Белозерский Флавиан возглавил Божественную литургию.

Его Преосвященству сослужили: секретарь епархии, настоятель собора протоиерей Александр Куликов; ключарь собора протоиерей Олег Кочубей; иеромонах Иов (Чернышев); руководитель Службы протокола иерей Сергий Бондарь; иеромонах Геронтий (Чудневич); руководитель Административного секретариата епархии иеромонах Марк (Шляхтин).

Церковные песнопения исполнил хор под управлением регента Ирины Баландиной.

На малом входе правящий архиерей возвел иеромонаха Иова (Чернышева) в сан игумена Свято-Троицкого Филиппо-Ирапского мужского монастыря в пос. Зеленый Берег Кадуйского района.

Это первый мужской монастырь в Череповецкой епархии, открытый за прошедшие десятилетия, в котором восстановилась литургическая жизнь.

По запричастном стихе проповедь произнес протоиерей Олег Кочубей.

По окончании Литургии епископ Флавиан обратился к верующим с архипастырским словом, в котором рассказал об истории возрождения Филиппо-Ирапской обители.

За труды во славу Божию и на благо Церкви эконом-строитель Филиппо-Ирапского мужского монастыря иеромонах Геронтий (Чудневич) был удостоен медали «В память 100-летия восстановления Патриаршества в Русской Православной Церкви». Владыка Флавиан вручил Патриаршую награду и поблагодарил иеромонаха Геронтия.

Игумену Свято-Троицкой Филиппо-Ирапской пустыни пос. Зеленый Берег Кадуйского района владыка Флавиан вручил жезл.

Затем правящий архиерей в сослужении духовенства совершил славление священномученику Павлу Кушникову.

В завершение Владыка преподал архиерейское благословение и подарил каждому прихожанину образ сщмч. Павла Кушникова.

11 Марта 2018 Источник: сайт Череповецкой епархии

ПЯТИГОРСКАЯ ЕПАРХИЯ

Пятигорский Михаило-Архангельский храм. Фото нач. XXI в.

Пятигорская и Черкесская епархия Русской Православной Церкви

Кафедра, названная по городу Пятигорску, была учреждена как викариатство Владикавказской епархии 22 сентября 1910 года.

В 1916 году регион Кавказских Минеральных Вод вошёл в состав преобразованной Кавказской и Ставропольской епархии, и с 1922 или 1923 года Пятигорская епархия существует как Ставропольское викариатство. В 1922-1931 годах существовала Пятигорская обновленческая епархия.

27 июня 1927 года была выделена из состава Ставропольской как самостоятельная епархия. Назначенный на нее священномученик Димитрий (Добросердов) пребывал в Кисловодске и вёл управление епархией тайно. Епархия пресеклась в конце 1930-х годов. С упорядочением епархиального устройства в 1943 году территория разгромленной епархии вновь вошла в состав Ставропольской.

Была восстановлена 22 марта 2011 года будучи выделена из состава Ставропольской епархии в пределах Минераловодского, Предгорного и Кировского районов на юге Ставропольского края, а также республик Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии .

7 июня 2012 года благочиния Пятигорской епархии, расположенные на территории Ставропольского края, включены в состав Ставропольской митрополии .

Исторические названия

Статистика

  • июнь 2011 — 136 приходов, 21 часовня, 139 храмов (136 приходских, 3 монастырских); 153 штатных клирика (138 священников, 15 диаконов); 24 монашествующих (рясофор и мантия; в том числе 2 архимандрита, 4 иеромонаха, 2 иеродиакона); 139 церковноприходских школ
  • январь 2012 — 158 приходов, 162 храма (158 приходских, 4 монастырских); 150 штатных клириков (133 священника, 17 диаконов); 24 монашествующих (рясофор и мантия; в том числе 1 архимандрита, 4 иеромонаха, 2 иеродиакона); 158 церковноприходских школ
  • май 2014 — 3 монастыря, 158 приходов, 162 храма (158 приходских, 4 монастырских), 151 штатный клирик (136 священников, 15 диаконов), 24 монашествующих (рясофор и мантия), в том числе 12 священнослужителей (3 архимандрита, 7 иеромонахов, 2 иеродиакона), 108 церковноприходских школ

Архиереи

Викариатство Владикавказской епархии

  • Арсений (Смоленец) (22 октября 1910 — 17 апреля 1912)
  • Давид (Качахидзе) (17 апреля 1912 — 14 февраля 1914)

Викариатство Ставропольской епархии

  • Иов (Рогожин) (26 ноября 1923 — 27 ноября 1925)

Самостоятельная епархия

География благочиний

Монастыри

  • Второ-Афонский Успенский (мужской)
  • Ессентукский Георгиевский (женский)
  • Зеленчукский Александро-Афонский (мужской, не действ.)
  • Троице-Серафимовский (женский)

Епархиальные отделы

  • по образованию и катехизации
  • по делам молодежи
  • по взаимодействию с казачеством
  • миссионерский отдел
  • по церковной благотворительности и социальному служению ()
  • по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами
  • архитектурно-строительный
  • культуры ()

Учебные заведения

Высшие

  • Отделение теологии на факультете Государственной службы и управления Пятигорского государственного лингвистического университета

Средние

  • НГОУ Православная Свято-Никольская классическая гимназия
  • МОУ средняя общеобразовательная школа № 21
  • МОУ средняя общеобразовательная школа № 27

Дошкольные

  • НГОУ детский сад при Крестовоздвиженском храме г. Кисловодска

Средства массовой информации

  • сайты: епархиальный, благочинные, отделов (см. выше)
  • газета Благословенный Кавказ (ежемесячно)

Использованные материалы

  • Страницы официального сайта Пятигорской епархии:
    • — см. соотв. разделы
  • Губонин, М. Е. и др., История иерархии Русской Православной Церкви, Москва: ПСТГУ, 2006, 404-405.
  • «Православные храмы Кавказких Минеральных Вод,» страница сайта воскресной школы Санкт-Петербургского Воскресенского Новодевичьего монастыря:
  • Страница Пятигорской и Черкесской епархии на официальном сайте Московского Патриархата:

Журнал № 13 заседания Священного Синода от 22 марта 2011 года —

Журнал № 51 заседания Священного Синода от 6-7 июня 2012 года —

На кафедре не был т.к. находился в ссылке.

По другой версии — «вышел на покой» в конце 1931 года.

Конечная дата — арест.

«Журнал № 20 заседания Совета Пятигорской епархии от 9 июля 2014 года», официальный сайт Пятигорской епархии: