Национальные черты характера

Загадочная русская душа — какая она?

Уважаемые Товарищи . Позвольте представить научные толкования Темы Тайны Догмата — «Святой Троицы» …… или в толкованиях Этно-Русского народа это культура работы трех триединых совокупности процессов — это Правь, Явь, Навь ……. или в более древней культуре это три триединых совокупности процессов — это Ясунь, Мирдгард, Дасунь ……… в толкованиях на основе технологии Русской Философской культуры — Триединства от идеалистического начала? Наиболее употребительно летоисчисление от «Сотворения Мира в Звёздном Храме» — мирного договора между Асуром, князем славяно-ариев, и Аримом, князем Империи Великого Дракона (Китай) в 5527 г. до н. э. (на 2019 г. по современному летоисчислению) после победы над Китаем. Одним из памятников той эпохи считают Великую Китайскую стену и символическое изображение всадника, поражающего дракона. Материалы направляю с одной целью — ознакомления и Узнать когда и как в России возродится эта технология и какие действия с моей стороны нужно по вашему мнения предпринять ??? Теория организации, работы и СМЕНЫ поколений духовности Этно-Русского Народа. (на основе технологии Триединства от идеалистического начала) Почему Вы называете технологию материалистической диалектики, которую привнесла в Святую Русь Еврейско-Христианско-Коммунистической религией, ФИЛОСОФИЕЙ Духовности Православия? Преамбула. Ваше Христианство противоречит технологии работы культуры жизни Этно-Русского Народа. Потому что современная Цивилизация это господство технологии материалистической диалектики. А Технология работы Культуры жизни людей в целом это работа Гармонии многообразия или это технология триединства от идеалистического начала. Название «Православие», происходить от технологии работы Прави или опыта жизни Предков. А Духовность Этно-Русского Народа это работа трех триединых совокупности процессов — Прави, Яви, Нави. НУ или технология работы трех триединых совокупности поколений — это предки, современники, потомки. Позвольте представить НАУКУ от простого Русского Ученого — это технология триединства от идеалистического начала, это технология которая сложилась испокон веков как культура жизни Этно-Русского народа и толкуется как технология работы трех триединых совокупности процессов — это Правь, Явь, Навь …….. НУ или технология работы культуры жизни трех триединых совокупности поколений — это предки, современники, потомки ……. 1. Технология триединства от идеалистического начала. Философия это три триединых совокупности ТЕХНОЛОГИЙ — это три монистических (или метафизики); три диалектических это материалистическая диалектика, экзистенциальная. идеалистическая; три триединых технологии это триединство от материалистического начала (это технология Буддизма), это триединство от экзистенциального начала (это технология Ислама), это триединство от идеалистического начала (или это технология Христианства). Вы меня великодушно извините, НО ознакомившись с вашими материалами, это просто ДЕТСКОЕ баловство, потому, что вы и живете, и понимаете, и отражаете через ЗНАНИЯ только материальный мир. Причем ТОЛЬКО в толкованиях с использованием материалистической диалектики. Если желаете иметь НАУКУ от Этно-Русского НАРОДА? 2 . Научные толкования Духовности древней Руси. (на основе технологии Русской философской культуры – триединства от идеалистического начала). Духовность Этно-Русского народа или в толкованиях Еврейско-Христиаско-Коммунистической религии это Язычество. Поповско-церковная братва перекроила одежду Этно-Русского Православия на свои еврейские плечи, и получилось Христианское Православие. Эту религиозную ОДЕЖДУ привнесенную Христианством на Русь и просто одели, на ТЕЛО культуры работы духовности Этно-Русского народа. В наши дни, как и многие лета назад, возрождается историческая память Народа, традиции, обычаи, нравы, придания и т.д., возвращается и в духовности простого народа, и в эмпирике или это опыт предков, который передается в исторической памяти, и в науку. Просыпается Духовность Этно-Русского Народа как историческая Память трех триединых совокупности процессов — и материальное НАСЛЕДИЯ и социальное (это экономика, политика, право), И духовное (или это обыденное сознание и ЗНАНИЯ, эмпирические, научные). На святых местах возрождают символы духовности. На капищах ставятся, вырезанные из дерева образы богов, и перед ними горит священный огонь. Снова звучат слова древних приданий, принимают посвящение новые поколения Жрецов и Волхвов. Обновленное языческое движение постепенно набирает силу. Христианство, зародившееся вдали от славянских племен, как духовность униженных и их господ, восприняло славянское язычество как чуждую религию. Потому что, технология работы Христианства это материалистическая диалектика. А вот технология работы Этно-Русской духовности это триединство от идеалистического начала ну или от духовного, интеллектуального, НАУЧНОГО. Но объективная необходимость вступления Этно-Русского народа в мировой хозяйственный процесс привнесло в русскую ДУХОВНОСТЬ свои божественные, религиозные, догматические, Христианские технологии, терминологию обряды и чинопочитания. Ну, или христианство это просто ОДЕЖДА одетая на ТЕЛО Этно-Русской духовности. Причем в своем историческом пути развития Христианство прошло так же три триединых совокупности этапов усложнения самой – это протестантство, католицизм, православие. Суть этапов развития в том, что происходила смена трех триединых совокупности процессов – это смена предмета религии, технологии его работы, тенденции количественно-качественных взимосвязей (взаимосвязи это три триединых совокупности процессов — взаимодействия, взаимоотношения, взаимоотражения). Но процесс развития духовности любого народа работает в технологии ТРЕХ триединых процессов — это эволюция, революция, скачек. Так вот смена НАЗВАНИЯ русской ВЕРЫ и стало православие в христианских толкованиях, названиях. А вот в толкованиях Русской философской культуры остались технологические начала триединства, всеединства, гармонии многообразия совокупности поколений. В силу объективности духовности всякого народа христианство просто сменило названия в русской ВЕРЕ. Причем всякая из трех триединых совокупности Мировых религий работает в технологии триединства. 3. Что такое триединство? Это одновременная совместная работа ТРЕХ триединых совокупности процессов — материальные, социальные, духовные. А суть триединства в том, что в каждом конкретном процессе жизни, какой либо персоны собственности все три работают одновременно, НО один из процессов господствует, второй составляет ему противоречие, а третий гармонизирует работу процесса в целом. А духовность людей это просто толкования людьми ПРАВИЛ, работа этих процессов через способности, доступные каждому народу в работе трех триединых совокупности начал — материи, пространстве, времени. Но основа духовности каждого народа просто усложняется, но НЕ меняется о изначальной, которая закладывается в этих триединых совокупности процессов. Православие на Руси насаждалось в противоречии с исконно русскими толкованиями, потому что на смену триединству ВЕРЫ насаждалась диалектика или противоречие народа и власти. И потому русская духовность жестоко уничтожалась сверху. Народ же несколько веков сопротивлялся этому и разными путями вносил язычество в христианство (путем иносказания, кодирования, намека, переименования по созвучию или внутренней близкой сущности и т.д.), в конце концов, народное (изначальное языческое) мировоззрение, этика, растворились в христианстве, создав уникальный сплав. Русское Православие, как духовность кстати и название языческое, от трех триединых духовных процесса это Правь, Явь, Навь, ну или три триединых процессов жизни поколений — это предки, современники, потомки. Потому и название происходит от названия Опыта Предков – от Прави. А в более древнем толковании этого триединства совокупности персон собственности дается в таких названиях – это Ясунь, Мирдгард, Дасунь. Само понятие культуры сложилось исторически в русском языке как процессы, построенные на основе ТРУДА людей, хотя и имеет исторически различные толковании, которые усложняются в зависимости от сложности правил самой практики жизни людей. Одно из толкований культуры происходит от слова «культ» — вера, обычаи и традиции предков, созданное ТРУДОМ людей в ходе общественно-исторического развития. При этом сам труд это три триединых вида — физический, управленческий, умственный. А потому и товарных процессов три триединых — это материальное производство, это социальное производство (или это конституции, законы, тарифы, ДЕНЬГИ и т.д.), это духовное производство. И в след, за усложнением практики жизни людей меняются способности людей к окультуриванию процесса жизни и меняются и толкования этих правил жизни. Таким образом, меняется и духовность, как товарное производство духовной сферы хозяйственных процессов. Здесь прекрасно подходит такое понятие как Дух-хозя́ин(и аналогичные ему:владыка; или дух локуса, дух места,гений места) — общеупотребительный термин первобытных религий, а также и современного фольклора, перешедший в качестве синонима божества во все высшие религии. Таким образом, Дух-Хозяин это работа идеалистических процессов (духовные, интеллектуальные, научные и т.д.). И работают они в трех триединых совокупности процессов — это в материальных, социальных (экономика, политика, право), интеллектуальных. 4. Дух-Хозяин. Дух-Хозяин, как совокупность ПРАВИЛ работы какого либо конкретного процесса, работает в трех триединых совокупности процессов:- первая совокупность это три триединых совокупности предметностей- это материя, пространство, время. Материя это три триединых совокупности предметностей — это физические, химические, биологические процессы. Пространство это среда распространения этих предметностей, причем которые работают в трех триединых совокупности участия в организации процесса — это господствующие, противоречивые, гармонизирующие (это касается всех трех триединых совокупности процессов). Время это просто процесс работы периодичностей в каждом из компонентов.- вторая совокупность процессов это ПРАВИЛА работы технологии — это монистические, диалектические, триединые. Монистические технологии это процесс, в работе которого основным принципом является господство одного из компонентов над прочими и организация процессов на основе его правил работы. Диалектические технологии это организация работы процесса в качестве основы, где работает принцип противоречия двух и более противоположностей. Триединство работы процесса это когда все три компонента работают в каждом компоненте, НО один из них занимает господствующее положение, второй формирует ему противоречие, а третий гармонизирует работу процесса в целом.- третья совокупность процессов это ПРАВИЛА работы тенденции количественно-качественных взаимосвязей в ходе работы процессов – это эволюционные процессы, революционные, СКАЧЕК или переход в новое качество бытия. 5. Предметность работы информации. Какие символы, образы, обычаи и т.д. НУ или визуальные, вербальные, виртуальные отражения ПРАВИЛ работы Этно-Русской культуры работают в практике жизни людей. Здесь следует упомянуть работу триединства от идеалистического начала. Согласно этой технологии работает три триединых уровня сложности ПЕРСОН СОБСТВЕННОСТИ в процессе жизни людей — это единичные процессы бытия персон собственности, это отдельные, это общие. Ну или так, в практике жизни людей одновременно работает три триединых поколения — это семья, нация, МЕЖ-национальная персона собственности. Причем, триединство семейной духовности это три триединых совокупности персон собственности — это мужская духовность, женская, детская. Так же и национальные персоны имеют три триединых совокупности составляющих – прошлое, настоящее, будущее или преемственность поколений или это три триединых совокупности поколений — это предки, современники, потомки. А МЕЖ-национальная персона формирует три триединых мировых религии – это Буддизм или господство материальной духовности; Ислам или противоречие материальной и духовной, Христианство это гармония многообразия трех триединых совокупности процессов – это материальные, социальные, духовные. Причем Христианство это три триединых ЭТАПА усложнения технологий религии или это Протестантство, Католицизм, Православие. Таким образом, в практике жизни людей работает, согласно бытия духовности Этно-Русского народа три триединых уровня сложности процессов духовности: – это общая предметность процесса или это Вселенская Духовность. — это Посредник между вселенской и земной духовностью или отдельная- это Дух-Симаргл. — И уже затем работа духовности Земной это Дух-Род, это уже работа духовности в Душах людей или единичная или три триединых совокупности процессов или духовность в общении людей — это Духи-Матушки-Земли, которую понимают люди; это Духи-Деточек-Людей; это Духи-Батюшки-Разума. С уважением Простой Русский Ученый Чефонов В.М.

Национальный характер русского человека. Горячая кровь холодных степей

Умом Россию не понять, аршином общим не измерить: у ней особенная стать — в Россию можно только верить. Федор Тютчев.

9 49038 13 Июня 2013 в 01:09 Автор публикации: Диана ГАДЛЕВСКАЯ, врач-анестезиолог.

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою».

Сергей Есенин.

Кто такие эти странные русские, и по каким странным законам они живут?

В чём особенность русского характера, и почему нигде в мире не существует даже подобной ментальности?

Почему поведение русского человека за границей настолько узнаваемо, и по какой причине нас либо обожают, либо ненавидят, но никогда не остаются просто равнодушными?

Все попытки правительства построить в нашем государстве правовое общество, живущее строго по законам и сознательно соблюдающее их, провалились с оглушительным треском. Любые навязанные ценности западного образца отторгаются нашими людьми, как инородное тело.

В чём причина? Ведь на этих принципах стоит и процветает уже много лет вся Западная Европа и Америка.

Вместе с этим революционные идеи Ленина и Троцкого, не имеющие аналогов нигде в мире и не поддерживаемые больше никакими странами, были восприняты на ура, и за какие-то два десятилетия перевернули государственный строй, создав принципиально иное по своим механизмам существования общество.

Что это было? Утопическая идея, прижившаяся в атипично мыслящем социуме?

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить.

Федор Тютчев.

Вера в жизни русского человека всегда занимала особенное место, но при этом мы всегда толерантно относились к иноверцам. В России всегда уживалось множество национальностей, и каждая имела своё вероисповедание.

Русский характер всегда был загадкой для любого иностранца. Совершенно нелогичные поступки — эта странная склонность к разудалому лихачеству, показной, ничем не объяснимой щедрости, доходящей до расточительства, любовь к роскошным дорогим вещам, пусть на один день, пусть без гроша в кармане, словно это его последний день, а потом взять и отдать всё кому-нибудь, да хоть первому встречному — нет, это невозможно понять.

Страшная, жестокая преступность, тотальная коррупция и воровские законы, которые соблюдаются лучше уголовного кодекса — что это, тоже особенности национального характера или тупик, в который зашла целая страна?

Может ли стать настолько «своим» наш человек за границей, чтобы чувствовать себя счастливым?

Чем обусловлен русский характер — наследственностью, климатом, социальным строем или условиями ландшафта?

Исчерпывающие и самые неожиданные ответы читаем далее…

Национальный характер. Горячая кровь холодных степей

Русский характер — это психологический портрет целого народа, менталитет государства, и даже не одной России. Частично он присутствует в каждом российском человеке, это те черты, которые нас объединяют, делают похожими, создают ту основу, на базе которой мы понимаем друг друга чуть лучше, чем люди с другим менталитетом.

Формирование национального характера происходило на протяжении многих веков, фундаментом для этого послужила особенная геополитика одного из великих вождей прошлого — Чингизхана.

Уникальное сочетание бескрайних степей и непроходимых лесов создало предпосылки для возникновения уретрально-мышечного менталитета, который и составляет основу русского характера.

Именно на базе уретрально-мышечного менталитета стало возможным возникновение и развитие такого уникального социального явления как элитарная культура, представленная в России целым классом так называемой рафинированной интеллигенции.

Этот менталитет делает нас необъяснимо щедрыми и гостеприимными, толерантными и милосердными, и вместе с этим любящими риск и роскошь, стремящимися к славе и протестующими против любых ограничений, законов или правил.

Влияние того же национального характера раскрывает необъяснимый секрет пылающего энтузиазма тружеников, которые строили БАМ, поднимали целину или отправлялись в далёкие сибирские сёла ликвидировать безграмотность крестьян.

Леса и степи матушки Руси

Уретрально-мышечный менталитет является уникальным и не наблюдается больше ни в одной стране мира, кроме пространства бывшего СССР. В его основе лежат свойства двух векторов, развитие которых обусловлено особенностями ландшафта, на котором происходило возникновение существующего общества.

Бескрайние степи с суровым климатом — уретральный вектор. Густые леса – мышечный.

Видовая роль представителя уретрального вектора — это вождь, глава племени, его задача — сохранение живого вещества стаи, продвижение его в будущее или освоение новых земель.

Непредсказуемое стратегическое мышление, полное отсутствие страха и высокая выносливость — это те свойства, которые обеспечивают осуществление его видовой роли.

Высший ранг, первое право на поклёвку, заданное природой, не может быть оспорено или подвержено сомнению. Любой, кто посягнёт на его первенство, моментально узнает, что такое уретральный львиный гнев. В стае может быть только один вожак, когда появляется второй, всё решает смертельная схватка, исход которой либо смерть одного из них, либо изгнание. Побеждённый в лучшем случае уходит искать свою стаю.

Слово вождя для каждого — закон. Сам он не подчиняется никому и не признаёт никаких ограничений, имея врождённое чувство милосердия и справедливости. Беспощадный к чужим и самый толерантный к своим, он прощает всё, кроме преступлений против стаи, за это он наказывает тут же — жестоко и беспощадно.

Интересы стаи для него имеют высшую ценность, личные интересы всегда глубоко вторичны. Его наслаждение в отдаче, в реализации его животного альтруизма. Именно поэтому коммунистические идеи построения идеального общества, где все работают на благо страны, получая столько, сколько необходимо для жизни, оказались настолько близки сердцам русских людей.

Самый щедрый и бескорыстный, он отдаст последнюю рубаху тому, кому она нужнее. Этим он удовлетворяет свои потребности в отдаче, получает своё удовольствие. Шуба с барского плеча, дорогие подарки и баснословные чаевые — всё это и есть проявление уретральной щедрости, своеобразное свидетельство его высшего ранга, его статуса.

Отсюда и любовь к славе и роскоши — у вождя должно всё быть самое дорогое, шикарное и неповторимое, но при этом он совершенно не собирается всё это хранить, беречь или копить. Это мелочи, пусть и царские, но по сравнению с его целями и ценностями всё это пустяки, которые он может отдать любому встречному, когда захочет.

Риск — благородное дело!

Это выражение, характерно только для русских. У вождя не может быть страха. Он всегда первым бросается в схватку, первым идёт в атаку, покоряет новые неизведанные горизонты, совершает поступки, на которые больше никто не способен. Для этого он рождён, за ним идёт вся стая, у него нет и быть не может другого пути. Только за флажки, только вперёд, вопреки здравому смыслу, логике или опыту. Ограничения, правила, законы это для других, у него есть цель и больше ничего не имеет значения. И эта цель — сохранить стаю, пусть даже ценой собственной жизни, цель всё равно важнее.

Только представитель уретрального вектора способен принять решение идти на таран или броситься на амбразуру, как поступали Герои Великой Отечественной войны, защищая Родину, своих людей, даже ценой собственной жизни.

Русский мужик — человек простой

Непроходимая тайга и другие лесные массивы России — самое родное и близкое место для представителей мышечного вектора: только они безошибочно ориентируются и чувствуют себя вполне комфортно среди густых лесов.

Свойства мышечного вектора являются базовыми для всех живых существ, поэтому они просто растворяются в желаниях других векторов, усиливая их.

Характерное для мышечного вектора восприятие себя только неотделимой частичкой общего коллективного «мы» и настороженное отношение к чужим поразительно смешивается с уретральной щедростью, толерантностью и гостеприимством, превращаясь в так называемую ксенофобию наоборот. Это проявилось нашей необъяснимой любовью к иностранцам, для которых мы всегда накрывали пышный стол, организовывали праздники, дарили подарки, отдавали в жёны самых красивых девушек.

Именно благодаря этому свойству в нашей огромной стране мирно уживались самые разнообразные народности со своей культурой, традициями и религиями.

Мышечный человек никогда не возьмёт больше, чем ему необходимо для жизни, у него просто нет такой потребности и такого желания, а в сочетании с уретральным альтруизмом он скорее отдаст своё, чем возьмёт лишнее. Получая удовольствие от физического труда, именно мышечный народ готов был работать на благо Родины практически бесплатно всю свою жизнь.

Мы так всегда и жили — по зову души

Очевидны причины, по которым звуковая идея Ленина и Троцкого, продвигаемая вперед уретральными комиссарами и нашедшая отклик во внутреннем мире каждого русского человека, за такое короткое время принесла столь значимые результаты и кардинально изменила облик страны.

Близкие уретральному менталитету такие ценности анального вектора как честность, порядочность, дружба, уважение к старшим, к традициям прошлого получили широкое распространение и стали общепринятыми, особенно в анальную фазу развития человечества, которая завершилась с окончанием Великой Отечественной войны.

С переходом в кожную фазу развития ещё недавно считавший себя советским русский человек попал в противоречивую ситуацию.

С одной стороны, уретральный менталитет как был, так и остаётся, но вместе с этим новые ценности современного общества являются резко контрарными такому менталитету.

Основа всех свойств кожного вектора — это ограничения, которые абсолютно не могут быть восприняты в уретральном менталитете. Любые законы, правила, предписания, являющиеся обязательными механизмами регуляции кожного общества, отторгаются русским характером, в основе которого неограниченный ничем уретральный менталитет.

Кожная фаза развития человечества, как и любая другая, является неизбежной для всех, в том числе и для русских. Судить о том, что она плохая или хорошая, было бы неверно. Она продолжается, и Россия также живёт в мире потребления, высоких технологий и закона. Где-то коряво, где-то по-своему, но мы научаемся-таки адаптировать ландшафт в таких странных для нас условиях. Это и есть развитие, движение вперёд, эволюция своего рода, преодоление препятствий.

Бескрайнюю степь невозможно оградить забором, это просто невозможно. Заставить вождя подчиняться — ещё более невозможно. Он скорее погибнет в смертельной схватке, но не склонит голову, тем более перед каким-то кожником, который по природе имеет ранг значительно ниже вождя. Такое поведение противоречит всей уретральной натуре. Плевать хотел он на какие-то кожные законы. Закон — это его слово! Так задано природой, так он ощущает себя и просто не может жить по-другому.

Его уретральные законы самые правильные, так как в их основе настоящее милосердие и справедливость без тени личной выгоды, только во благо стаи, по этой же причине они полностью противоречат логичным и рациональным кожным ценностям и не могут быть поняты.

Представители уретрального вектора, не получившие до окончания пубертата достаточного развития свойств, а часто наоборот, избиваемые дома и загоняемые в школьные рамки, бегут из дома в поисках своей стаи, которую находят на улице, среди беспризорников. Воспринимая мир враждебным, каким он был всё детство, они научаются защищаться от него и защищать свою стаю, живя по собственным законам и превращаясь в криминального авторитета.

Воровские законы при всей своей жестокости справедливы, но они справедливы для первобытного общества, для животной стаи и являются, собственно, проявлением архетипичной программы уретрального вектора.

Адекватно развивающийся уретральный вектор, в котором воспитываются чувства милосердия, справедливости и ответственности за других, воспринимает своей стаей весь социум и способен как никто другой привнести в него общественно полезные блага.

Представители западного кожного менталитета, находясь рядом с русскими, подсознательно ощущают свой более низкий ранг из-за имеющегося у нас уретрального менталитета. Он проявляется в любом случае, даже если речь идёт о человеке с кожным вектором, который, казалось бы, имеет все шансы гармонично вписаться в развитое общество потребления. Западный человек получает огромный стресс от того, как русские тратят деньги, ведь для него экономия — приоритет, рациональное логическое мышление во всём, в которое никак не вписываются уретральные привычки. Многих западных женщин покоряет страстная, щедрая русская натура, но вместе с этим настораживает необъяснимое поведение и алогичные жизненные решения, а мужчин унижает положение низшего ранга рядом с вождём, даже если все эти моменты не имеют яркого проявления в поведении.

Непонимание поведения русских за границей обусловлено особенностями национального характера, которые просто не могут быть поняты в кожном обществе из-за значительной отдалённости врождённых свойств. Только осознание собственной природы и качеств другого человека даёт возможность гармоничного общения с представителем любого вектора или менталитета, так как не бывает плохих или хороших векторов, всё зависит от уровня развития и степени реализации свойств каждого конкретного человека.

Общество с уретральным менталитетом — именно отсюда возьмёт своё начало следующая фаза развития человечества, в основе которой будет духовный альтруизм. Что нас ждёт, читайте в следующей статье.

Автор публикации: Диана ГАДЛЕВСКАЯ, врач-анестезиолог. Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

12 черт русского менталитета, в которых вы узнаете себя

Вообще, менталитет — это преобладающие схемы, стереотипы и шаблоны мышления. Россияне — не обязательно русские. Отдельный человек может гордиться тем, что он «казак», «башкир» или «еврей» в пределах России, но за ее пределами всех россиян (бывших и настоящих) по традиции называют (независимо от происхождения) русскими. Для этого есть основания: как правило, все они имеют сходство в своей ментальности и стереотипах поведения.

Twimg.com

Россиянам есть чем гордиться, у нас огромная и сильная страна, у нас талантливые люди и глубокая литература, при этом мы сами знаем и свои слабые стороны. Если мы хотим становиться лучше — мы обязаны их знать.

Итак, давайте посмотрим на себя со стороны, а именно со стороны строго научных исследований. Что отмечают исследователи культуры как специфические черты российского менталитета?

1. Соборность, примат общего над личным: «мы все свои», у нас все общее и «а что люди скажут». Соборность оборачивается отсутствием понятия приватности и возможностью любой соседской бабушке вмешаться и высказать вам все, что она думает по поводу вашей одежды, манер и воспитания ваших детей.

Из той же оперы понятия «общественность», «коллектив», отсутствующие на Западе. «Мнение коллектива», «не отделяться от коллектива», «а что люди скажут?» — соборность в чистом виде. С другой стороны, вам скажут, если у вас торчит ярлычок, развязался шнурок, забрызганы брюки или порван пакет с продуктами. А также — помигают фарами на дороге, чтобы предупредить о ГИБДД и спасти от штрафа.

2. Стремление жить по правде. Термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд (отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо). Источники кодификации — нормы обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствованные нормы из авторитетных источников — прежде всего Священного Писания.

За пределами российской культуры чаще говорится о законопослушности, правилах приличия или следовании религиозным заповедям. В восточном менталитете о Правде не говорится, в Китае важно жить по заветам, оставленным Конфуцием.

3. В выборе между разумом и чувством русские выбирают чувство: искренность и душевность. В российском менталитете «целесообразность» практически синоним корыстного, эгоистичного поведения и не в чести, как что-то «американское». Среднему российскому обывателю трудно представить, что можно разумно и осознанно действовать не только ради себя, но и ради кого-то, поэтому действия бескорыстные отождествляются с действиями «от сердца», на основе чувств, без головы.

Российское — нелюбовь к дисциплине и методичности, жизнь по душе и настроению, смена настроения от миролюбия, всепрощения и смирения к беспощадному бунту на полное уничтожение — и обратно. Русский менталитет живет скорее по женской модели: чувство, мягкость, всепрощение, реагируя плачем и яростью на последствия такой жизненной стратегии.

4. Определенный негативизм: большинство россиян чаще видят в себе недостатки, а не достоинства. За рубежом, если человек на улице случайно задел другого человека, шаблонная реакция практически любого: «Sorry», извинение и улыбка. Они так воспитаны. Печально, что в России такие шаблоны — более негативные, тут можно услышать и «Ну ты, куда смотришь?», и нечто более резкое. Россияне хорошо понимают, что такое тоска, при том что это слово непереводимо на другие европейские языки. На улицах у нас не принято улыбаться, смотреть в лица окружающим, неприлично знакомиться и просто заговаривать.

5. Улыбка в русском общении не является обязательным атрибутом вежливости. На Западе чем больше улыбается человек, тем он больше проявляет вежливости. В традиционно русском общении приоритет — требованию искренности. Улыбка у русских демонстрирует личное расположение к другому человеку, которое, естественно, не распространяется на всех. Поэтому если человек улыбается не от души, это вызывает неприятие.

Можно обратиться за помощью — скорее всего помогут. Нормально попрошайничать — и сигаретку, и деньги. Человек с постоянно хорошим настроением вызывает подозрение — то ли больной, то ли неискренний. Тот, кто обычно приветливо улыбается другим — если не иностранец, то, конечно, подхалим. Конечно, неискренний. Говорит «Да», соглашается — лицемер. Потому что искренний российский человек обязательно не согласится и возразит. И вообще самая настоящая искренность — это когда матом! Вот тогда — человеку веришь!

6. Любовь к спорам. В русском общении традиционно большое место занимают споры. Русский человек любит спорить по самым различным вопросам, как частным, так и общим. Любовь к спорам по глобальным, философским вопросам — яркая черта русского коммуникативного поведения.

Русского человека часто интересует спор не как средство нахождения истины, а как умственное упражнение, как форма эмоционального, искреннего общения друг с другом. Именно поэтому в русской коммуникативной культуре спорящие столь часто теряют нить спора, легко отходят от первоначальной темы.

При этом совершенно нехарактерно стремление к компромиссу или к тому, чтобы дать собеседнику сохранить лицо. Бескомпромиссность, конфликтность проявляется очень ярко: нашему человеку некомфортно, если он не доспорил, не смог доказать свою правоту. «Как сформулировал это качество английский учитель: «Русский всегда спорит на победу». И наоборот, характеристика «бесконфликтный», скорее, носит неодобрительный оттенок, как «бесхребетный», «непринципиальный».

7. Русский человек живет верой в добро, которое когда-то спустится с небес (или просто сверху) на многострадальную русскую землю: «Добро обязательно победит зло, но потом, когда-нибудь». При этом его личная позиция — безответственная: «Нам принесет правду кто-то, но не я лично. Я сам ничего сделать не могу и делать не буду». Главным врагом русского человека на протяжении уже нескольких столетий считается государство в образе служило-карательного сословия.

8. Принцип «не высовывайся». В русском менталитете пренебрежительное отношение к политике и демократии как форме политического устройства, при котором источником и контролером деятельности власти выступает народ. Характерна убежденность в том, что реально люди нигде ничего не решают и демократия — это ложь и лицемерие. В то же время терпимость и привычка ко лжи и лицемерию своей власти по причине убежденности, что иначе нельзя.

9. Привычка к воровству, мздоимству и обману. Убежденность в том, что воруют везде и все, а честным путем заработать большие деньги невозможно. Принцип — «не украдешь — не проживешь». Александр I: «В России такое воровство, что я боюсь идти к дантисту — сяду в кресло, и украдут челюсть…» Даль: «Русский человек не боится креста, а боится песта».

При этом для россиян характерно протестное отношение к наказаниям: наказывать за мелкие нарушения — нехорошо, как-то мелочно, нужно — «прощать!», а когда на этом фоне люди привыкают законы не уважать и от мелких нарушений переходят к крупным — тут российский человек будет долго вздыхать, пока не разозлится и не устроит погром.

10. Вытекающая из предыдущего пункта характерная черта российского менталитета — любовь к халяве. Фильмы нужно скачивать через торрент, платить за лицензионные программы — западло, мечтою является радость Лени Голубкова в МММ-пирамиде. Наши сказки рисуют героев, которые лежат на печи и в итоге получают царство и сексапильную королеву. Иван-Дурак силен не трудолюбием, а сообразительностью, когда за него все сделают Щуки, Сивки-Бурки, Коньки-Горбунки и прочие волки, рыбы и жар-птицы.

11. Забота о здоровье ценностью не является, спорт — странно, болеть — нормально, но категорически не допускается бросать убогих, в том числе считается нравственно недопустимым уходить от тех, кто не заботился о своем здоровье и в результате стал по факту беспомощным инвалидом. Женщины ищут богатых и успешных, а любят убогих и больных. «Как же он без меня?» — отсюда созависимость как норма жизни.

12. Место гуманизма у нас занимает жалость. Если гуманизм приветствует заботу о человеке, ставя на пьедестал свободного, развитого, сильного человека, то жалость направляет заботу на несчастных и больных. По статистике Mail.ru и ВЦИОМ, помощь взрослым по популярности стоит на пятом месте после помощи детям, старикам, животным и помощи экологическим проблемам. Людям больше жалко собак, чем людей, а из людей из чувства жалости важнее поддержать нежизнеспособных детей, а не взрослых, которые еще могли бы жить и работать.

В комментариях к статье кто-то соглашается с подобным портретом, кто-то обвиняет автора в русофобии. Нет, автор любит Россию и верит в нее, уже которое десятилетие занимаясь просветительской и образовательной деятельностью для своей страны. Здесь врагов нет и не нужно здесь их искать, наша задача в другом: а именно, думать, как нам поднимать нашу страну и воспитывать детей — наших новых граждан.

Об авторе: Николай Иванович Козлов, доктор психологических наук, профессор, ректор Университета практической психологии, основатель сайта «Психологос».

Русский образ жизни как всемирная ценность

Русский выбор жизни прост: надо любить детей, беречь семью, заботиться о стариках, надо защищать Родину и хранить чистоту своей бессмертной души.
Все просто. Русская (российская) Держава и весь Русский мир состоялись благодаря именно такому православному миросозерцанию и русскому языку.
Складывавшийся от эпохи к эпохе русский образ жизни находил отражение в сказках, былинах и литературных памятниках, даже в правовых актах. К XVI веку сложился некий кодекс русского образа жизни, названный Домостроем, заложенные в нем принципы фиксировали важные детали быта народа. Этот быт надломил Император России Петр Великий, расшатали нигилисты XIX века и социальные эксперименты века XX, ныне с русским образом жизни пытается покончить властвующий над Россией неолиберализм, готовый по примеру своих западноевропейских наставников возвести в ранг социальных норм и ценностей даже психопатологические отклонения.
При внедряемом в школах «половом просвещении» и навязчивой пропаганде контрацепции количество больных с диагнозом сифилиса с 1990 по 2008 г. выросло в 97,5 раза, а численность ВИЧ-инфицированных только с 2000 по 2008 г. выросла с 78,6 тыс. человек до 301,3 тыс. человек, или на 283%.
Но каковы же черты русского образа жизни, делающие его социально привлекательным даже для народов, век за веком вливавшихся в Россию? Почему русские стали больше, чем остальные славяне, да и германцы, — не этносом и не расой, а суперэтносом, то есть этнокультурной общностью народов? Почему русских до сих пор не понимают и даже боятся их недруги? И чем русский образ жизни может быть важен для всех без исключения участников евразийской межгосударственной интеграции?

Семья и характер личности

Православная одухотворенность. Внут­ренний духовный смысл русского образа жизни — трудолюбиво жить в любви и справедливости, в ладу и добрососедстве, помогая нуждающимся, очищаясь от грехов своих ведомых и неведомых. Очень важно в этой формуле понимание любви как любви мужа к жене и жены к мужу, родителей к детям, детей к родителям и всех их — к отчему дому и Отечеству. Именно неодолимая склонность к любви, потребность в детях, чувства родителей к своему потомству создают семью, подчеркивал французский просветитель Гельвеций. Не случайно Св. Максим Исповедник напоминал, что даже и всякий подвижнический труд, чуждый любви, неугоден Богу.
А когда живешь в любви, с открытым сердцем, то и смысл жизни — жить по Совести во имя Спасения — формируется естественно и искренне. Потому и шли русские мужики на смертный бой, откуда не все вернутся, а то и никто, шли нетороп­ливо и уверенно, как на тяжелую, но нужную работу. Как на работу, необходимую для жизни вечной.
Образ жизни на Руси определялся самой атмосферой в домах-семьях, их нравственно-эстетическим обликом, семейными привычками и характерами. Справедливость в отношениях, трудолюбие и незлобивость, открытость и смирение — наиболее уважаемые традиционные качества русского человека. Хотя прав и В.М. Лавров, который на примере Императора Петра Великого не без основания утверждает, что русский человек «по природе своей, по своему характеру склонен к максимализму, к перехлестам и увлечениям». Это, впрочем, не противоречит склонности русов к смиренному долготерпению и незлобивости.
Особая сакральность была в том, что быт семьи строился вокруг очага — русской печи, — не остывающего, пока существует сам дом и живущие в нем люди. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (Апостол Павел. Первое послание к Тимофею, 2, 5). При многих вариантах, но повсеместно элементом жизненного уклада было благочестие.
Злонамеренная ложь ныне пишется о пьянстве как о черте русского быта. Не подтверждено пьянство источниками древних эпох. И есть простое логичное объяснение — русская жизнь изначально строилась на Правде, потому Ф.Г. Углов и отмечал, что «трезвость держится на правде, а пьянство — на лжи». Лишь с проникновением на Русь бытового подражания Западу нашим предкам стали прививать культ алкоголя.
Как и другая беда, стремительно разросшаяся уже в богоборческие годы ХХ века, — повседневное сквернословие, использование матерной лексики, нецензурной брани. Конечно, здесь сыграл свою ключевую роль ГУЛАГ (и в период существования — привилегиями уголовной шпане, и даже после ликвидации — через романтизацию лиц, прошедших через лагеря). Забываются исторические корни сквернословия (мата) — древние ритуалы привлечения энергии темных сил, основанные на сексуальных оргиях, попрании стыда и целомудрия, плотской вседозволенности и воспевании греха, блуда. И уж конечно, давно предано забвению, что к магическим заклинаниям, которые призваны были навести порчу на врага, подвергнуть проклятию его род, обращались только мужчины, только в исключительных случаях и с большой осторожностью. Не случайно в болгарской хронике XIII-XV веков слово «изматерили» прямо означает «прокляли». В традиционной русской семье скверно­словие было и остается грехом.
Семья для русского человека, писал В.И. Белов, «всегда была средоточием всей его нравственной и хозяйственной деятельности, смыслом существования, опорой не только государственности, но и миропорядка». «Почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя» (Еванг. от Матфея. 5, 19).
Уважали большие семьи. Именно они, как свидетельствует древнейшая редакция «Русской правды», заменили собой в общественных отношениях род. Дохристианская свобода нравов уже к XII веку сменилась последовательной моногамией. При этом совершенно не случайно с особым вниманием относились при создании молодой семьи к девственности невесты — в том была забота о достойном продолжении Рода, поскольку еще в Ведах было жестко сформулировано: «Первый мужчина у дщери оставляет Образ Духа и крови своего Рода».
Бездетность воспринималась как наказание судьбы и как величайшее человеческое несчастье. До 1917 года в России практически не было абортов. Лишь большевики, отрицая на первом этапе революции и государство, и семью, легализовали 18 ноября 1920 года аборты, что привело к демографической катастрофе, которая продолжается до сих пор еще в больших масштабах.

Уклад жизни

Любовь и согласие между родственниками в русской православной семье давали начало любви и за пределами дома. Высоко ценились побратимство и дружба. Сварливость и неуживчивость как свойства характера считались наказанием судьбы и вызывали жалость к их носителям. Вдовство и сиротство считались большим и непоправимым горем, а обида, причиненная сироте или вдове, была одним из самых тяжких грехов.
Организация быта и домашнего труда, домашнего хозяйства строилась на следовании представлениям о праведной жизни и на недопущении греха. Греха как столь предосудительного порока, что он был способен погубить саму жизнь и бессмертную душу.
Вообще идея пагубности греха многие века остается нравственным камертоном в Русском мире. Лишь таинством исповеди «решительно очищаются все грехи, сделанные словом, делом, помышлением. Для того чтоб изгладить из сердца навыки греховные, вкоренившиеся в него долгим временем, нужно время, нужно постоянное пребывание в покаянии, — писал Святитель Игнатий Брянчанинов. Как обоснованно отметили в своей прекрасной книге «О воззрениях русского народа» М.М. Громыко и А.В. Буганов, исполнение таинства исповеди — покаяние — несомненно наложило благотворный отпечаток на русский национальный характер.
Забота о душе, свойственная русскому образу жизни, особенно ярко выражена в отношении живых к умершим.
Уход из жизни у многих народов является завершением земного пути и переходом в Иной Мир, началом Вечной Жизни. В русской повседневной традиции тому служил исстари и погребальный обряд, включавший закрытие глаз новопреставленного (а некогда — и удержание их в таком положении тяжелыми медными монетами), и обмывание покойного как отделение его от негатива, одевание умершего в погребальные одежды и, наконец, погребение в домовине (гробу), символизирующей дом. В доме умершего завешивали тканью все зеркала, накрывали крышками все емкости с жидкостями, что символизировало чистоту пространства от нечисти. После выноса тела вся вода в доме выливалась, желательно под куст или на пороге ворот дома во дворе. Особая роль была у прощания и оплакивания — это освобождение оставшихся жить от обид и моральных долгов. Опускают домовину (гроб) в могилу на рушниках (полотенцах), но не на веревках — на веревках только павший скот в ямы опускают. Поминки же (тризна) несут в себе духовную сущность — символизируют совместную трапезу древних богов, предков, самого умершего и живущей общины. Духовная сущность траура заключается в соединении Мiровъ.

Особо яркий элемент русского образа жизни — русская баня. Для европейцев, которые до конца Средневековья вообще не мылись, русская баня была признакам мазохизма славян и видом изощренного распутства, особенно при совместном мытье в бане мужиков и баб. А ведь баня — это избавление от внешней и внутренней грязи, оздоровительная процедура, природный массаж, особенно с парением хорошо вымоченными березовыми или дубовыми вениками. Баня — едва ли не сакральный элемент русской жизни.

Принцип общинности

Если вернуться к становлению русского (российского) государства и нравам, положенным в основу правовых систем и правопорядка, то мы увидим стремление к справедливости как к порядку сущностному, духовному, а не к порядку юридическому и формальному. Среди значимых элементов русского образа жизни — заключение сделки крестным целованием или рукопожатием, без какого-либо письменного акта. О договоре, заключенном без письменного оформления, говорили, что он заключен «на совесть». И такие сделки свято исполнялись русским крестьянством и купечеством, неисполнение почиталось и за грех, и за стыд. Впрочем, через славянскую традицию этот обычай некогда существовал и в германских племенах.
Уклад жизни вел к развитию сельских общин и артелей, из которых впоследствии выросла российская кооперация. Даже в XIX веке, при многих спорных реформах, как отмечают исследователи, «ни капиталистическая эксплуатация, ни гнет помещиков, ни нелепые постановления правительства не смогли истребить в русском народе коллективистский дух». Среди достоинств русской сельской общины следующие: она не допускала концентрации земельной собственности в одних руках, исключала спекуляцию землей, предотвращала для сельских жителей безземельность и бездомность, обеспечивала сельскому населению заботу о стариках и детях, прочную оседлость, приют и кусок хлеба.
Общинная жизнь строилась на динамичной справедливости. Управление общими делами путем вечевых сходов, создавшее из русских городов-государств к XII веку древнерусские республики с князьями — «наемными менеджерами», прямо выросло из русского образа жизни, из общины и мiра, что признавали даже не самые доброжелательные заезжие гости. Конечно, в городской среде русский образ жизни деформировался, традиции и обряды упрощались, но в своей основе сохранялись.
Особую роль в русском образе жизни играют сказки. Слушая или читая именно русские сказки, дети до сих пор учатся различать доброе и злое, полезное и никчемное, а ведь основа характера человека закладывается в первые пять лет его жизни. По мнению А.В. Антонова, в русских сказках «закодированы древние ведические знания, которые пронеслись через столетия и помогают нам лучше познать окружающий мир, процессы мироздания. Помогают успешнее жить в этом мире и побеждать зло». Сказка — ложь, да в ней намек… Важно только верно понимать эти намеки.
Непродуктивно при этом возвращаться в языческую эпоху, культивировать «разноверие». Когда, например, И.А. Глоба видит духовную основу славян в особом внимании к семье, родине, роду и расе, он игнорирует православный стержень этой духовной основы, позволивший впервые в истории преодолеть расовую и этническую ограниченность.
Действительно, для каждого из нас превыше всего должен быть свой Род, который в силу биологических законов уже сам по себе представляет целую вселенную. Затем следуют интересы Нации, т.е. этноса, образующего национальное государство. На третьем по важности месте называют ценности Суперэтноса, родовой общности на межгосударственном уровне, но для русских именно этот уровень и есть уровень созданного ими государства — союза народов.

Потребность в русскости у современной эпохи

Ученые, отмечая в наши дни формирование в человеческом обществе новой социальной реальности, с полным на то основанием делают вывод о том, что ускорение развития электронно-цифровой стадии жизни людей ведет к стремительному упадку уровня морали и традиционных ценностей, а ведь именно этот индикатор характеризует степень жизнеспособности цивилизации. Нарастает атомизация общества и угроза демографической безопасности не только на уровне отдельных стран, но и на глобальном уровне.
Электронно-информационные технологии открывают человечеству новые возможности, но, находясь под монопольным управлением неолиберальной части западной элиты, влекут за собой снижение идейного, морального и эстетического уровня создаваемой культурной продукции. Человечество ведут по пути духовной деградации. Человека незримо приучают, не обдумывая информацию, просто потреблять ее. Возникает смысловая пустота при одновременном колоссальном наполнении сознания информацией, что в конечном счете ведет к утрате национальных ценностей и национальной идентичности.
В этой ситуации ценностные черты именно русского образа жизни, справедливости как его духовного стержня получают интернациональную всемирную значимость. Запечатленные в генетической памяти народа, ставшие поведенческими стереотипами, частью национального характера, они внутренне полностью отторгают как этнонациональную исключительность, так и социальный эгоизм. Они уже сейчас служат одной из точек соединения Русского и Тюркского миров, но в силу универсальности их значение перерастает границы русско-тюркского союза, обретает значение как основы евразийской интеграции, так и нравственного и социального камертона жизни всего человечества.
Консолидация общества в процессе евразийской интеграции немыслима без упрочения авторитета русского образа жизни, без построения именно на его основе новых форм межнационального согласия и сотрудничества. Привлекательность образа жизни при всей важности вопросов безопасности и экономической выгоды, является решающим фактором евразийской интеграции.
Именно из русского образа жизни выросла идея лада как принципа сосуществования цивилизаций. Стремление все уладить, установить справедливость, жить в ладу, оказалось применимым не только в семье или локальном сельском миру, но и в международных отношениях. Всемирная ценность лежащего в основе русского образа жизни русского лада — в возможности создания им гармоничной и устойчивой модели справедливого порядка любого мирового уровня. Злу и в международных отношениях нужна альтернатива. По самой природе Добра это может быть только Мир, когда люди будут жить в ладу друг с другом. Проблемы же и любые возникающие сложности успешно снимаются через переговоры, через стремление к пониманию друг друга. Нужны взаимное доверие и ощущение хрупкости мира.

Лихачев Д. С. О национальном характере русских

ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ ЛИХАЧЕВ
О национальном характере русских
(Расширенный текст выступления в телевизионной передаче “Философские беседы”.)
Источник: Вопросы философии. — 1990. — № 4. — С. 3—6.
На нашей планете издавна существовало несколько типов культур: китайская, японская, буддийская, исламская, европейско-христианская. Я не буду перечислять все культуры и не собираюсь оценивать культуры. Каждая национальная культура и каждый тип культуры бесценны. В мире существует множество бесконечностей, и каждая бесконечность находится в несоизмеримости с другой…
Но можно сказать другое (хотя повторяю — я не собираюсь и не могу оценивать), что европейский тип культуры наиболее универсален, наиболее восприимчив к другим культурам и обладает наибольшей способностью воздействовать на другие культуры. Европейская культура, как определенный тип культуры, открыта для других культур и именно это) обстоятельство делает ее культурой будущего, а в какой-то мере и культурой нашей современности.
В самом деле, в пределах европейской культуры сохраняются многие национальные культуры Европы. Европа внимательнейшим образом изучает все культуры (я бы сказал—всего земного шара); все культуры использует, обогащается сама и обогащает другие народы.
Теперь обратимся к России. Бессмысленно спорить о том, принадлежит ли Россия Европе или Азии. К сожалению, такой вопрос изредка поднимался в Германии, Польше и некоторых других ближайших к вам странах, в которых наблюдалась определенная склонность изобразить себя пограничными стражами Европы. Русская культура распространяется на огромную территорию, в нее включаются и Ленинград-Петербург, и Владивосток. Это культура единая. Семья, переезжающая из Ленинграда в Хабаровск или Иркутск, не попадает в иную культурную среду. Среда остается того же типа. Поэтому нет смысла искать географические границы Европы в Уральском хребте, Кавказских горах или где-нибудь еще. И Армения, и Грузия принадлежат европейскому типу культуры. Спрашивается: почему? Ответ в том, что я сказал вначале: они принадлежат к единому типу культуры. И это в силу своего христианства. Для христианина в принципе “несть еллина и иудея”. Свобода личности, веротерпимость, пройдя через все испытания средневековья, стали основными особенностями европеизма в культуре.
Русская культура уже по одному тому, что она включает в свой состав культуры десятка других народов и издавна была связана с соседними культурами Скандинавии, Византии, южных и западных славян, Германии, Италии, народов Востока и Кавказа,— культура универсальная и терпимая к культурам других народов. Эту последнюю черту четко охарактеризовал Достоевский в своей знаменитой речи на Пушкинских торжествах. Но русская культура еще и потому европейская, что она всегда в своей глубочайшей основе была предана идее свободы личности.
Я понимаю, что эта моя последняя мысль может показаться в высшей степени странной тем, кто привык подменять знание истории исторической мифологией. Большинство людей и на Западе до сих пор убеждены, что русским свойственна не только терпимость, но и терпение, а вместе с тем — покорность, безличность, низкий уровень духовных запросов.
Нет, нет и нет! Вспомните: в союз многих племен — восточнославянских, угро-финских, тюркских—были по летописной легенде призваны князья-варяги. Сейчас ясно, что князья выполняли в Х—XI вв. роль военных специалистов. А кроме того, если легенда верна, то для такого общего призвания нужен был союз, какая-то организация. Но мало этого — кем бы ни управляло вече в русских городах,— оно было большой школой общественного мнения. С мнением киевлян и новгородцев постоянно должны были считаться князья. Новгородских князей даже не пускали жить в пределах города, чтобы избежать диктатуры. Люди свободно переходили из княжества в княжество, как и сами князья. А когда установились границы государства, началось бегство в казачество. Народ с трудом терпел произвол государства. Вече сменили собой земские соборы. Существовало законодательство, “Русская Правда”, “Судебники”, “Уложение”, защищавшие права и достоинство личности. Разве этого мало? Разве мало нам народного движения на Восток в поисках свободы от государства и счастливого Беловодского царства? Ведь и Север, и Сибирь с Аляской были присоединены и освоены не столько государством, сколько народом, крестьянскими семьями, везшими с собой на возах не только хозяйственный скарб, но и ценнейшие рукописные книги. Разве не свидетельствуют о неискоренимом стремлении к свободе личности постоянные бунты и такие вожди этих бунтов, как Разин, Булавин, Пугачев и многие другие? А северные гари, в которых во имя верности своим убеждениям сами себя сжигали сотни и тысячи людей! Какое еще восстание мы можем противопоставить декабристскому, в котором вожди восстания действовали против своих имущественных, сословных и классовых интересов, но зато во имя социальной и политической справедливости? А деревенские сходы, с которыми постоянно вынуждены были считаться власти! А вся русская литература, тысячу лет стремившаяся к социальной справедливости! Сотни произведений, удивительных по своей общественной совестливости: целые семьсот лет, о которых мы знаем лишь понаслышке, а прочли лишь одно — “Слово о полку Игореве” да и то в переводе… И это “рабская покорность народа государству”? И это “отсутствие опыта общественной жизни”? Да хоть бы немного воспользоваться нам опытом нашего земства!

Часто повторяется мысль, что на характере русского народа отрицательно сказалось крепостное право, отмененное сравнительно с другими странами Европы довольно поздно — только в 1861 г. Однако крепостным правом не был затронут русский Север. По сравнению с некоторыми иными европейскими государствами крепостное право в России не носило характера рабства: рабство же в США было отменено позднее, чем крепостное право в России. К тому же русский национальный характер оформился до закрепощения крестьян. Писатели же в XIX в. всегда отмечали чувство собственного достоинства у русских крестьян (Пушкин, Тургенев, Толстой и др.).
Я стремлюсь развеять миф, но я не хочу сказать, что все было прекрасно в характере русской культуры. Следует искать лишь реальные недостатки, а не вымышленные. Не у маркиза де Кюстина, пребывавшего в России чуть больше двух месяцев, учиться нам воспринимать Россию! Будем свободны в наших представлениях о России.
Одна черта, замеченная давно, действительно составляет несчастье русских: это во всем доходить до крайностей, до пределов возможного.
У замечательнейшего представителя европейского Возрождения — Максима Грека, переехавшего в Россию на рубеже XVI в., здесь сильнейшим образом пострадавшего и тем не менее полюбившего Россию из окон своих тюремных келий, где он, несмотря ни на что, писал свои замечательные работы, а затем в чрезвычайно быстрый срок после своей кончины признанного святым (какова длительность нашей традиции!),— есть поразительный по верности образ России. Он пишет о России как о женщине, сидящей при пути в задумчивой позе, в черном платье. Она чувствует себя при конце времен, она думает о своем будущем. Она плачет. Берег реки или моря, край света, пути и дороги — были всегда местами, к которым стремился народ. Даже первые столицы Руси основывались на Великом пути из варяг в греки. На пути был основан Владимир и Смоленск. Ярославль получает свое значение как первый путь за “Камень” — в Сибирь. Иван Грозный мечтает о переносе своей столицы в Вологду на путях в Англию и только случай (вернее “дурная” примета) заставляет его отказаться от своей затеи. Но Петр Великий переносит все же столицу своей империи на самый опасный рубеж — к морю. Столица на самой границе своей огромной страны! — думаю, это единственный в своем роде случай в мировой истории. Но в России он еще связан с идеологическим моментом — решительным преобразованием всей страны.
А что говорить о многочисленных монастырях, которые все время двигались дальше и дальше в леса и на острова к Студеному морю? Эту же черту доведения всего до границ возможного и при этом в кратчайшие сроки можно заметить в России во всем. Не только в пресловутых русских внезапных отказах от всех земных благ, но и в русской философии и искусстве.
Хорошо это или плохо? Не берусь судить; но что Россия, благодаря этой своей черте, всегда находилась на грани чрезвычайной опасности — это вне всякого сомнения, как и то, что в России не было счастливого настоящего, а только заменяющая его мечта о счастливом будущем.
Я кратчайшим образом остановился только на двух чертах русского народа, но и эти две черты смог скорее назвать, чем определить. Самое главное: выйти из тумана мифов о русском народе и русской истории — выйти при свете досконального знания фактов, фактической истории, не затемненной туманом ложных обобщений.
Черт русского национального характера очень много. Существование их непросто доказать. Особенно если каждой черте противостоят как некие противовесы и другие черты: щедрости — скупость (чаще всего неоправданная), доброте — злость (опять-таки неоправданная), любви к свободе — стремление к деспотизму и т. д. Но, по счастью, реальной национальной черте противостоит по большей части призрачная, которая особенно заметна на фоне первой — настоящей и определяющей историческое бытие.
Что же нам делать в будущем, особенно с теми двумя чертами русского характера, о которых я говорил раньше?
Я думаю, что в будущем их надо во что бы то ни стало развивать в правильном направлении. Стремление русских к воле надо направлять по пути всяческого развития духовной множественности, духовной свободы, предоставления юношеству разнообразных творческих возможностей. Мы слишком стиснуты сейчас в рамках немногих профессий, которые не дают развиваться тем многочисленным потенциалам, к которым склонен народ, юношество нации.
Стремление русских во всем достигать последнего предела надо также развивать по преимуществу в духовной области. Пусть будут у нас герои духа, подвижники, отдающие себя на служение больным, детям, бедным, другим народам, святые, наконец. Пусть снова страна наша будет родиной востоковедения, страной “малых народов” сохранения их в “красной книге человечества”. Пусть безотчетное стремление отдавать всего себя какому-либо святому делу, что так отличало русских во все времена, снова займет свое достойное место и отвлечет русского человека от коверкающих его схем единомыслия, единодействия и единоподчинения. Все эти “едино” не свойственны нам и ведут в сторону, к взрывам и выстрелам, к развитию преступности, которая есть не что иное, как теневой противовес стремлению русских во всем ударяться в крайности, стоять на краю опасности.
Надо понять черты русского характера (хотя бы те две, на которые я указал). Правильно направленные эти черты—бесценное свойство русского человека, не направленные никак или направленные по неправильному пути, они дают в первый момент большой эффект, а потом становятся взрывоопасными.
Эффект “теневого противовеса” русских национальных черт характера опасен, и он должен быть предотвращен.
Я мыслю себе XXI век как век развития гуманитарной культуры, культуры доброй и воспитывающей, закладывающей свободу выбора профессии и применения творческих сил. Образование, подчиненное задачам воспитания, разнообразие средних в высших школ, возрождение чувства собственного достоинства, не позволяющего талантам уходить в преступность, возрождение репутации человека как чего-то высшего, которой должно дорожить каждому, возрождение совестливости и понятия чести — вот в общих чертах то, что нам нужно в XXI веке. Не только русским, конечно, но особенно русским, потому что именно это мы в значительной мере потеряли в нашем злополучном XX веке.
ЛИХАЧЕВ ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ
Земля родная.
М.: Просвещение, 1983.— С. С.249-252.
Прошлое должно служить современности!
Русские, белорусы и украинцы — не только родные по происхождению, по языку, по современной культуре. У нас общее великое прошлое; период в триста лет, XI—XIII вв., общий для наших литератур. Это период полного единства, когда не представляло даже важности, где создан тот или иной памятник — в Киеве, Новгороде, во Владимире Залесском, в Турове или в Полоцке. Это период, когда наша общая литература жила единой любовью к общей родной Руси, едиными идеями, едиными интересами, едиными художественными принципами, едиными связями с литературами южных славян и Византии.
Бессмертное “Слово о полку Игореве” родилось на стыке земель нынешних советских — русского, украинского и белорусского — народов, неоспоримых и бережных хозяев великого “Слова”.
“Слово о полку Игореве” создано в тот период истории Руси, когда еще не было разделения на три восточнославянских народа — великорусский, украинский и белорусский. Следовательно, оно в равной мере принадлежит этим трем братским народам. Однако оно—больше, чем просто принадлежит им: в известной мере оно является символом их единства и братства.
Мы—народы-братья, и у нас одна любимая мать—Древняя Русь. Мы должны особенно беречь и изучать эту нашу общую, материнскую литературу, литературу XI—-XIII вв., ибо это память о нашей общей матери, во многом определившей последующее развитие братских литератур и все последующие наши литературные связи. Мне хотелось бы дать почувствовать, какой замечательной в художественном отношении была эта материнская литература, какой она была великой и великолепной.
Для этого нужно еще раз сказать о стиле динамического мо-нументализма как о стиле литературы XI—XIIIвв. в целом (не только в изображении человека), о стиле, связанном со стилем живописи, архитектуры, науки того времени, о стиле, охватывавшем всю культуру общего нам (белорусам, русским и украинцам) времени.
Несколько слов о том, что я называю “стилем”. Я имею в виду не стиль языка писателя, а стиль в искусствоведческом смысле этого слова, охватывающий собой и язык, и композицию, и тематику произведения, и художественный взгляд на мир, и т. д. Неправильно представлять себе стиль как форму — стиль охватывает собой и содержание, и идеи произведения.
Стиль—это некоторое единство, как бы кристаллическая порода всякого искусства, в котором по одному элементу можно определить и все остальные, узнать — “по когтям льва”.
Для определения стиля огромное значение имеет нахождение его “доминанты”— доминанты стиля. Для XI — XIII вв. эта доминанта состоит в том, что в этот период эстетически ценным признается все, что воспринято в больших дистанциях — пространственных, исторических, иерархических и, соответственно, все церемониальное, все освещенное и освященное с больших дистанций пространства, времени и ценностей иерархии.
В это время все события рассматриваются как бы с огромной, заоблачной высоты. Даже само творчество как бы требовало того же пространственного характера. Произведения создавались в разных географических пунктах. Многие произведения писались несколькими авторами в разных концах Русской земли. Летописи все время перевозились с места на место и повсюду дополнялись местными записями. Происходил интенсивнейший обмен историческими сведениями между Новгородом и Киевом, Киевом и Черниговом, Черниговом и Полоцком, Переяславлем Русским и Переяславлем Залесским, Владимиром Залесским с Владимиром Волынским. В обмен летописными сведениями были втянуты самые отдаленные пункты Руси. Летописцы как бы искали друг друга за сотни перст. И нет ничего более неправильного, как представлять себе летописцев отрешенными от жизни и замкнутыми в тиши своих тесных келий. Кельи могли и быть, но ощущали летописцы себя в пространстве всей Руси.
Этим же чувством пространства объясняется особый интерес в Древней Руси к жанру “хождений”. Литература Руси XI — XIII вв. в целом — это своеобразное “хождение”. Завязываются связи с Византией, Болгарией, Сербией, Чехией и Моравией, делаются переводы со многих языков. Это литература, “открытая” для переноса в нее многих произведений с юго-запада и запада Европы. Ее границы с соседними литературами очень условны.
Мы представляем себе монументальность как нечто неподвижное, косное, тяжелое. Монументализм Х—XVII вв. иной. Это монументализм силы, а сила — это масса в передвижении. Поэтому Мономах в своем “Поучении” постоянно говорит о своих походах и переездах. Поэтому и в летописи события — это события в движении — походы, переезды князя из одного княжения в другое.
В этих условиях становятся понятными и некоторые черты “Слова о полку Игореве”. “Слово” охватывает огромные пространства. Битва с половцами воспринимается как космическое явление. Пение славы “вьется” с Дуная через море до Киева. Плач Ярославны обращен к солнцу, ветру; Днепру. Поэтому такое значение приобретают в художественной ткани “Слова о полку Игореве” птицы, их перелеты на огромные расстояния. Там, где динамизм — там всегда приобретает особое значение время, история.
В Древней Руси имели огромное значение исторические сочинения: летописи, исторические повести, жития. Литература повествовала только о том, что, до мысли их авторов, было, существовало в прошлом, — вернее, происходило в прошлом, совершалось. Поэтому, для того чтобы показать значительность события, надо было его сравнить с большими событиями прошлого: ветхозаветного, новозаветного или с прошлыми событиями истории Древней Руси: “такого не бывало еще от Владимира Старого”.
Сравнения с событиями, происшедшими при дедах, пример дедов и отцов — постоянны в летописях, как и слава дедов и прадедов. Вспомните обращение киевлян в летописи к Владимиру Мономаху или вспомните “Слово о полку Игореве”, “Слово о погибели” и многие другие произведения Древней Руси.
По-настоящему определить значительность событий настоящего можно только на фоне больших периодов истории. И чем значительнее современность, тем больший период времени необходим для ее оценки.
Итак, “дистанция”— дистанция во времени и пространстве. Но феодальное общество было организовано иерархически, и поэтому требовалась еще одна дистанция — иерархическая.
Героями литературных произведений Древней Руси были по преимуществу люди высоких иерархических положений: князья, иерархи церкви или “иерархи духа” выдающиеся храбрецы или святые; люди, занимающие высокое положение, даже конкретно высокое; в “Слове о полку Игореве”— высоко на горах Киевских (Святослав Киевский) или высоко на золотом столе в Галиче (Ярослав Осмомысл). От этого особая церемониальность литературы, ее праздничная парадность, этикетность. Даже смерть изображается в литературе с церемониальным оттенком. Вспомните смерть Бориса и Глеба или описание смертей многих князей.
Это была литература “церемониального обряжения жизни”. Обратите внимание — какое значительное место эта церемониальность занимает в “Слове о полку Игореве”: пение славы, плач, парад “сведомых кметей курян”. В церемониальных положениях описаны Ярослав Осмомысл и Святослав Киевский. Даже разгадывание сна боярами — это своеобразная церемония. Вся древнерусская литература этого периода была литературой церемониального обряжения действительности. Именно этим объясняется, что в литературных произведениях действие воспринималось прежде всего как процессия. Огромную роль в произведениях занимали перечисления — церемониальная полнота. Это может быть продемонстрировано на многих примерах.

Каковы же исторические основы стиля динамического мону-ментализма? Откуда он взялся, почему так сразу овладел эстетическим мировоззрением эпохи и в чем его значение?
Стиль этот общий для Древней Руси и южных славян. В нем не было ничего “изобретенного” и он был органически связан с действительностью Древней Руси. Произошла смена формаций. От патриархально-родовой Русь перешла к феодальной. Произошла смена религий. Страх перед стихийными силами природы, типичный для язычества, в значительной мере прошел. Явилось сознание того, что природа дружественна человеку, что она служит человеку. Это с особенной силой выражено в “Поучении” Мономаха. Поэтому окружающее перестало только пугать человека. Человек “расправил плечи”. Перед человеком обнаружились пространства—соседние страны—Византия и Болгария в первую очередь. Обнаружилась глубина истории. Исторические события не были “спрессованы”в одном условном “эпическом времени”, а распределились хронологически. Появилось летосчисление. Вот почему такое значение приобрела хронологическая канва в летописи и в исторических произведениях. Прошлое оказалось длительным. Время преодолело замкнутость годичного цикла, которым было ограничено язычество.
Историческое значение стиля монументального историзма чрезвычайно велико. Широкий взгляд на мир и историю позволил ярче ощущать единство всей обширной Руси в период, когда политические и экономические связи между отдельными областями ослабели.
Идеология единства, сознание исторической общности и в последующее время в течение всего средневековья питалось теми силами, которые были “взяты в запас” в этот замечательный период, при жизни нашей общей матери — Древней Руси.
Стиль динамического монументализма еще долго выражался в наших древних литературах—древнерусской, древнебелорусской и древнеукраинской, выполняя великую историческую миссию, служа идее единства наших народов, конкретно напоминая о единстве всей огромной территории Древней Руси в самой широкой исторической перспективе.
Мы должны быть благодарными сыновьями нашей великой матери — Древней Руси. Прошлое должно служить современности!
======================