Николай 2 и матильда

Николай II и Матильда Кшесинская: история любви

В прошлом году, пожалуй, самым скандальным стал фильм “Матильда”, затронувший историю взаимоотношений цесаревича Николая и балерины Кшесинской. Копья вокруг этой картины ломались на протяжении всего 2017 года, но споры успокоились почти сразу после выхода “Матильды” на экраны кинотеатров. Но сегодня мы не будем вспоминать эту крайне спорную с исторической точки зрения картину, а постараемся представить настоящую историю взаимоотношений Николая и Матильды.

Матильда Феликсовна Кшесинская родилась в сугубо артистической семье: ее родители, брат и сестра служили балету. По этой дороге пошла и младшая (или, как писали на афишах, 2-я) Кшесинская. Она окончила Императорское балетное училище и поступила в труппу престижного Мариинского театра. Как раз на выпускном спектакле в марте 1890 года, на котором присутствовала вся царская семья, Николай и познакомился с Матильдой. Чуть позже, во время ужина Александр III усадил Кшесинскую между собой и застенчивым наследником, добавив при этом: “Смотрите только не флиртуйте слишком!”.

К слову сказать, во время этой первой встречи Николай ни разу не проявил особого внимания к юной балерине, а вот в ее душу голубоглазый цесаревич запал. Она начала искать встречи с ним: специально ходила подолгу в местах его прогулок, причем пару раз “случайные” встречи происходили.

Вообще, в это время сердце наследника было занято мыслями о той самой Аликс, будущей императрице Александре Федоровне, на которой он мечтал жениться. А голова и тело были полностью погружены в военную службу и сборы.

Летом 1890 года они вновь повстречались в Красном селе после начала театрального сезона. Дневниковая запись Николая от 17 июля 1890 года гласит: “Поехали в театр… Кшесинская мне, положительно, очень нравится”. С этого момента и начался их четырехлетний роман. Встречи стали происходить чаще, слова и чувства становились глубже: “30 июля. Были в театре… Разговаривал с маленькой Кшесинской через окно”. Однако военные маневры и дальнейшие поездки цесаревича сначала в кругосветное путешествие, а потом в Данию разлучили влюбленных до осени 1891 года.

Весь 1892 год их встречи продолжались. Николай навещал Матильду у нее дома, иногда засиживаясь там допоздна, забегал за сцену к ней во время антрактов, случались и объятия, и поцелуи, но чаще они просто разговаривали по душам и веселились. Интересно, что одновременно цесаревич не скрывал от Кшесинской своей любви к Алисе Гессенской и намерения жениться на ней. Запись в дневнике от 1 апреля 1892 года:

“Весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместимы в душе. Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г. и постоянно лелею мысль, если Бог даст, когда-нибудь жениться на ней!.. А с лагеря 1890 г. по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К. Удивительная вещь наше сердце! Вместе с тем я не перестаю думать об Аликс Г.”

В августе им вновь пришлось расстаться, а встретились они только зимой 1892 года, но все это время они переписывались. Новый этап в их романе начался 8 января 1893 года, когда между ними произошел “серьезный разговор”: Матильда и Николай беседовали о “более близком знакомстве”, на котором настаивала балерина и от которого не отказывался цесаревич. Истории неизвестно, случилось ли что-то между влюбленными, но вот что записано в дневнике Николая 25 января 1893 года:

“Вечером полетел к моей М. К. и провел самый лучший с нею вечер до сих пор. Находясь под впечатлением её — перо трясется в руках!”.

К слову сказать, в отношениях между Аликс и Ники в период с 8 по 25 января тоже чуть было не произошел коренной перелом: гессенская принцесса при встрече с русским наследником отказала ему в свадьбе. Причиной она называла будто бы нежелание поменять религию. Правда, вряд ли это было настоящей причиной для Аликс, которая не переставала любить Николая. Скорее всего, здесь имел место страх за будущее их общего сына, ведь к этому моменту в ее семье произошло несколько случаев смерти от гемофилии, которой впоследствии заболел их сын Алексей.

С этого момента встречи Малечки (как балерину называл цесаревич) и Николая стали регулярными, а их взаимоотношения оказались известны петербургскому обществу. Чуть ли не каждый день наследник бывал у Матильды и даже оставался ночевать у нее. Правда, постоянные командировки и отъезды не дали укорениться в Николае более глубокому чувству к Кшесинской: с конца 1893 года он стал охладевать к своей возлюбленной. Встречи становились редкими, дневниковые записи – более сдержанными. Матильда прекрасно понимала, кто был причиной этого. Но она же прекрасно знала, что в любом случае она выйти замуж за наследника никак не сможет, поэтому особо не сопротивлялась.

Мечты о женитьбе на Аликс все так же были живы и постоянно бередили душу наследника. И чудо произошло: почти отчаявшийся исполнить свою мечту Николай получил от Алисы Гессенской в апреле 1894 года согласие на брак. С этого момента Малечка пропала и из дневника, и из жизни Николая. Но напоследок наследник написал ей искреннее письмо, где сказал:

“Что бы со мною в жизни ни случилось, встреча с тобою останется навсегда самым светлым воспоминанием моей молодости”.

Матильда, безусловно любившая Николая, стойко и достойно воспримет это неизбежное событие. В своих воспоминаниях она будет с умилением писать об их романе. А вот как она отзывалась впоследствии о своей сопернице, Александре Федоровне:

“Мнения могут расходиться на счёт роли, сыгранной императрицей во время царствования, но я должна сказать, что в ней наследник нашёл себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга”.

Сердце Кшесинской недолго будет свободно. Вскоре у нее завяжется роман с другим Романовым – великим князем Сергеем Михайловичем, от которого у Матильды будет сын Владимир. Почти в это же время у нее завяжутся отношения с другим князем – Андреем Владимировичем, с которым роман перерастет в семейную жизнь: уже в эмиграции в 1921 году они поженятся. А с Николаем они будут встречаться теперь только на официальных мероприятиях.

Таким был этот недолгий роман между балериной и наследником российского престола (интересно, что у этой истории заранее был известен и прописан конец). Они, будучи молоды и полны жизни, любили друг друга, но оба понимали, что это всего лишь временные отношения, которым суждено когда-то окончиться.

А нам, живущим сейчас, нужно не исследовать постельные тайны жизни Матильды и Николая, а восхищаться тем, насколько уважительно они вели себя по отношению друг к другу, и учиться этому.

Источник: Филиал Карамзина

Настоящая история любви Николая II и Матильды Кшесинской

«Мадмуазель! Будьте украшением и славою нашего балета!».

Рождение легенды

Этими словами (если верить той, к кому они обращены), Александр III приветствовал восходящую звезду Мариинского театра Матильду Кшесинскую. Немногие однако знают, что в высшем свете ее именовали Кшесинской 2-ой – первой на этом поприще была ее сестра Юлия. Мир, тем не менее, запомнил именно Матильду. При чем не только как балерину…

Маленькая Кшесинская

В 1892 г. Николай II только размышлял о том, какая из потенциальных кандидаток достойна стать его супругой и кому будет принадлежать корона. В своем дневнике он записал:

«Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г<ессенскую> и постоянно лелею мысль, если Бог даст, на ней когда-нибудь жениться! На следующую зиму я сильно влюбился в Ольгу Д<олгорукую>, теперь, впрочем, это прошло! А с лагеря 1890 года по сие время я страстно полюбил (платонически) маленькую К<шесинскую>. Удивительная вещь наше сердце! Вместе с этим я не перестаю думать об Аликс! Право, можно было бы заключить из этого, что я очень влюбчив? До известной степени да; но я должен прибавить, что внутри я строгий судья и до крайности разборчив!» Император в молодости

Да, конечно. А маленькая Кшесинская (так ее называл влюбленный) в свою очередь писала о Николае следующее:

«Я не помню, о чём мы говорили, но я сразу влюбилась в наследника. Как сейчас вижу его голубые глаза с таким добрым выражением. Я перестала смотреть на него только как на наследника, я забывала об этом, всё было как сон. Когда я прощалась с наследником, который просидел весь ужин рядом со мною, мы смотрели друг на друга уже не так, как при встрече, в его душу, как и в мою, уже вкралось чувство влечения».

Отношения развиваются

Биографы Кшесинской утверждают, что любовниками Николай и Матильда стали зимой 1892-1893 гг. Будущий император настолько опекал свою пассию, что при его содействии она даже сняла дом на Английском проспекте, куда переехала со старшей сестрой.

⚡️ Нам очень важны ваши лайки комментарии и подписка. Мы работаем для вас! ⚡️ Нас почти 45.000 🔥 ⚡️Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки, комментируйте и мы будем радовать вас новыми историями от наших авторов! 🔥

Казалось бы, теперь перед парой открывались огромные перспективы. Но к тому времени все яснее становилось, что Николай женится на Алисе Гессен-Дармштадтской, которую, как мы помним, он любил не меньше. Хотя, вряд ли Мария Федоровна одобряла тот или другой вариант. Императрица вообще задумала женить сына на французской принцессе.

Завершение романа

Разрыв, который состоялся как раз перед помолвкой Аликс и Николая в 1894 г., балерина восприняла очень болезненно. Даже ее дневники обрываются на этом моменте. Да и сам молодой человек о романе вскоре забывает. Действительно, его можно упрекать в каких угодно грехах, но своей семье он был верен – совсем как его отец.

Вопрос к читателям:

Почему Николай II все-таки выбрал Аликс?

Еще несколько статей от нас:

• Если бы в Смуту победили поляки

• Как голландцы подменили Петра I

• Романовы против Николая II

Матильда Кшесинская полвека под Романовыми. ч. 1

Матильда Кшесинская: полвека под Романовыми.
Надо бы пояснить, откуда взялось это, несколько фривольное, название для статьи о, еще недавно всеми забытой, а ныне, стараниями экс-украинской прокурорши и группы ее фанатичных поклонников, широко распиаренной балерины и любовницы сразу нескольких представителей «дома Романовых».
Вы не поверите, но это заглавие, в свое время, понравилось даже «самой» Матильде Кшесинской!
О том, как это было, в своей книге «Я унес Россию. Апология русской эмиграции», рассказывал известный российский писатель-эмигрант (а также доброволец и участник «Ледяного похода») Роман Борисович Гуль:
«Постоянных русских театров в Берлине тогда было три: “Русский романтический балет”, “Синяя птица” и “Русский театр Ванька-Встанька”. Руководителем “Романтического балета” был известный артист Петербургского Мариинского театра Борис Георгиевич Романов.
В Мариинском (с 1909 по 1920) в балетах он прославился ролями Пьеро, Колена, Базиля и особенно “половецкого воина”.
Б.Г. был талантливейшим танцовщиком и хореографом, но он был и интересным, остроумным человеком…
Помню, в Нью-Йорке как-то завтракали мы втроем в ресторане: А.Р.Гурвич, Б.Г.Романов и я.
И за завтраком Б.Г. рассказывал, как в Париже в последний раз он был у Кшесинской и она сказала, что пишет мемуары, только не знает, как их назвать. — “А я вам помогу, Матильда Феликсовна”.
— “Ну?”
— “Полвека под Романовыми”.
Она засмеялась и “отодрала меня за уши”, — смеялся Б.Г.
Знаменитая М.Ф. Кшесинская была замужем за вел. кн. Андреем Владимировичем, с которым они и делили годы эмиграции в Париже, в молодости же М.Ф. была увлечением государя Николая II, когда он был еще наследником. Свои воспоминания М.Ф.Кшесинская выпустила по-французски под заглавием “Souvenirs de la Kchessinska” (Париж, 1960)».
Как видим, Матильде, (как и «товарищу майору», из старого анекдота), шутка очень понравилась. Тем более, что она точно отражала цель и основное содержание ее жизненного пути.
В то время (конец 50-х годов ХХ века) еще никому ни в России, ни в эмиграции не приходило в голову ставить под сомнение её многочисленные любовные похождения «по рукам» великокняжеского «семейства Романовых».
До Февральской революции это дивное умение Матильды перескакивать из одной великокняжеской постели в другую было хорошо известно буквально всему Петербургу, включая ломовых извозчиков.
Интересные воспоминания о своей жизни оставил наш знаменитый академик-кораблестроитель А.Н. Крылов.
(В 1912-м году он в чине генерал-лейтенанта возглавлял Морской технический комитет и Главное управление Кораблестроения морского министерства России).
Он вспоминает забавный случай про пресловутый «дворец Кшесинской» в Петербурге:
«Дворец Матильды на углу Каменноостровского проспекта и Дворянской улицы привлекал всеобщее внимание.
Еду как-то на Металлический завод мимо этого дворца, извозчик на козлах и отпускает философское замечание:
— Дом-то какой, слышь, царская фря построила, … нажила, — причем он выразился чисто по-извозчичьи.
Но он, очевидно, не знал, что Матильда обладала и другими способами наживы. На артиллерию тратилась в то время сотня миллионов в год; один процент комиссии — вот уже миллион.»
Думаю, всем понятно, каким органом, по мнению извозчика, «царская фря» заработала этот дворец. В своих воспоминаниях академик это слово тактично упустил, но догадаться не сложно.
В те времена воспитанные люди еще не позволяли себе в своих книгах и дневниках материться, или подробно, в деталях и интимных подробностях обсуждать свои любовные похождения. Это было попросту немыслимым делом.
(Это сейчас многие наши «публичные люди» и «звезды шоу-бизнеса» стремятся оперативно донести до сведения своих «читателей и почитателей» с кем, сколько раз и в каких позах они «трахаются», какой неземной оргазм при этом испытывают и т.д.).
В ту же пору, что такое «стыд и срам» большинство россиян училось понимать с самого малолетства, и поэтому, даже в своих дневниках, которые вовсе не предназначались для посторонних глаз, никому и в голову не пришло бы описывать подробности своей интимной жизни, или физиологических отправлений.
Обычно в таких случаях там скромно писали, что с кем-то «живут», или «встречаются», без всяких «пикантных» деталей этого.
Поэтому, когда некоторые современные «исследователи», изучая дневниковые записи Николая Второго, или его Матильды, не находят там подробного описания их сексуальных отношений, в «современном» похабном стиле, они и делают глубокомысленные выводы о том, что Николай Второй, ежедневно тайно приезжая в особняк Матильды и оставаясь там до 5-6 часов утра, всю ночь читал ей стихи, или нюхал там с нею цветочки и все.
Почти, как пел В. Высоцкий:
«Про погоду мы с невестой ночью диспуты ведем,
Ну, а что другое, если – мы стесняемся при нем!»
Конечно же, это полная ерунда.
О том, что Матильда специально арендовала особняк на Английском проспекте для любовных встреч с Николаем Вторым (который тогда еще был Наследником) она сама вполне откровенно пишет в своих «Воспоминаниях», с упоминания о которых мы и начали эту главу.
(Кстати говоря, эти «Воспоминания» Кшесинской стоило бы прочитать и Поклонской, и ее многочисленным поклонникам (извиняюсь за невольную тавтологию). Может быть тогда у них и развеялись бы их некоторые «монархические» иллюзии).
Так вот, что Матильда рассказывает:
«Нас все более влекло друг к другу, и я все чаще стала подумывать о том, чтобы обзавестись собственным уголком. Встречаться у родителей становилось просто немыслимым…
Но как сказать об этом родителям?
Мать, говорила я себе, еще поймет меня как женщина, я даже была в этом уверена, и не ошиблась, но как сказать отцу? Он был воспитан в строгих принципах, и я знала, что наношу ему страшнейший удар, принимая во внимание те обстоятельства, при которых я покидала семью. Я сознавала, что совершаю что-то, чего я не имею права делать из-за родителей. Но… я обожала Ники, я думала лишь о нем, о моем счастье, хотя бы кратком…
До сих пор, вспоминая тот вечер, когда я пошла сказать отцу, я переживаю каждую минуту. Он сидел в своем кабинете за письменным столом. Подойдя к двери, я не решалась войти. Решилась бы я или нет… но меня выручила сестра. Она вошла в кабинет и обо всем рассказала отцу. Хотя он умел владеть собой, я не могла не заметить, что в нем творится, и сразу же почувствовала, как он страдает.
Он выслушал меня внимательно и лишь спросил, отдаю ли я себе отчет в том, что никогда не смогу выйти замуж за Наследника и что в скором времени должна буду с ним расстаться.
Я ответила, что отлично все сознаю, но что я всей душой люблю Ники, что не хочу задумываться о том, что меня ожидает, я хочу лишь воспользоваться счастьем, хотя бы и временным, которое выпало на мою долю.
Отец дал свое согласие, но поставил условием, чтобы со мною поселилась моя сестра…
На душе стало легче. Я начала мечтать о моей предстоящей самостоятельной жизни.
Я нашла маленький, прелестный особняк на Английском проспекте, № 18, принадлежавший Римскому-Корсакову. Построен он был Великим Князем Константином Николаевичем для балерины Кузнецовой, с которой он жил».
Итак, Матильда Кшесинская пишет, что, с благословения своих родителей она сняла «прелестный особняк» для того, чтобы воспользоваться своим «кратковременным счастьем» в объятьях Наследника. Её батюшка, при этом, удостоверился, что она осознает, что никогда не сможет выйти замуж за Николая и добровольно становится его любовницей.
(Кстати, тут имеется интересная тема и для расследования современных «борцов с коррупцией», к числу которых относится и депутат Поклонская. Вот бы ей расследовать, на какие «шиши» юная балерина снимала тогда огромный особняк в центре Петербурга, который до неё занимал «сам» в.к. Константин Николаевич?! Это стоило очень больших денег, которых у самой Кшесинской не было и быть не могло.(Иначе она непременно осветила бы этот деликатный вопрос в своих мемуарах). Значит,деньги на это дал тот, кто и намеревался пользоваться «услугами» Матильды в данном особняке (Наследник), а сама она вполне официально переходила в статус его «содержанки». Интересно бы узнать и то, в какую сумму обошлась казне Российской империи эта милая шалость Наследника).
Раз уж речь у Матильды зашла о том, что до нее в этом «прелестном особняке» «жил» с другой балериной в.к. Константин Николаевич, следует сказать несколько слов о том, какую роль тогда играли балет вообще, и балерины в частности, для великокняжеского семейства и многих «г.г. офицеров» гвардейских полков Петербурга.
Вот, что рассказывает об этом сама Кшесинская:
«В шестидесятых годах прошлого века, в бытность Великого Князя Николая Николаевича Старшего Главнокомандующим Санкт-Петербургским Военным Округом,…в Красном Селе был построен деревянный театр для развлечения офицеров во время лагерного сбора. В течение июля и первой половины августа, когда Великий Князь жил в лагере, в Красносельском театре давали спектакли два раза в неделю…
Великий Князь Николай Николаевич Старший… в молодости очень увлекался балетной артисткой Числовой и имел от нее двух сыновей, получивших фамилию Николаевых и служивших впоследствии в Лейб-Гвардии Конно-Гренадерском полку, и двух дочерей, из которых одна, настоящая красавица, вышла замуж за князя Кантакузена».
Попросту говоря, балетные труппы, проживавшие в Красном Селе, совсем неподалеку от летних лагерей русской лейб-гвардии, были своего рода филиалом борделя для увеселения великих князей, во время летних сборов, и их друзей-офицеров.
Для всех это было тогда «секретом Полишинеля». Лучших балерин выбирали для себя великие князья, а остальных разбирали их друзья и собутыльники.
Кшесинская, по понятным причинам, старается не слишком об этом распространяться, но иногда невольно проговаривается:
«Товарищем по полку Наследника был гусар Евгений Волков, которого я хорошо знала. Он должен был сопровождать Наследника в кругосветном путешествии.
Волков жил тогда с одной из балетных артисток, Татьяной Николаевой, я узнала от нее, что Наследник говорил Волкову о своем желании встретиться со мною до своего отъезда.
Он хотел, чтобы Волков это свидание устроил.
Но я жила с родителями, а за ним, конечно, строго следили, и устроить нашу встречу было, очевидно, невозможно».
Как видим, товарищ Наследника «жил» тогда с одной из балетных артисток, Татьяной Николаевой, о чем все, прекрасно знали.
Порой, чрезмерные увлечения балеринами некоторых великих князей не доводили их до добра.
Сейчас опубликованы дневники генеральши А.В. Богданович «Три последних самодержца», которые хозяйка знаменитого на весь Петербург аристократического салона вела с 1879 года до самой своей смерти, в 1912 году.
Её муж, Евгений Васильевич Богданович, был заметной фигурой в иерархическом ареопаге самодержавной России: генерал от инфантерии, член совета министра внутренних дел. С конца XIX века он состоял старостой Исаакиевского собора, был почетным членом правления «Исаакиевского братства».
В салоне Александры Викторовны Богданович бывали: министры, влиятельные чиновники столичных ведомств, военные и полицейские чины, церковные иерархи, дамы петербургского света, известные столичные журналисты, корреспонденты иностранных газет, крупные финансовые дельцы, общественные деятели.
Свои впечатления от этих встреч и разговоров А. В. Богданович заносила в дневник. Часто это были совершенно конфиденциальные данные, известные лишь узкому кругу лиц.
Важно и то, что ее дневник не был предназначен для публикации и был свободен от всякой политической цензуры, так что многому из того, о нем А.В. Богданович записывала «по горячим следам» разговоров, можно доверять.
Вот, что она писала об участи основателя балетного театра в Красном Селе:
«4 октября1890г.
Бедный вел. кн. Николай Николаевич-старший сошел с ума.
Пункт помешательства — что все женщины в него влюблены.
Харьковский профессор, психиатр Ковалевский, нашел, что он неизлечим.
Страшная судьба братьев покойного царя. Константин Николаевич — в параличе, без языка, а этот — сумасшедший. Вел. кн. Михаил Николаевич, говоря о своих братьях, сказал, что и его ожидает такая же участь, т.е. сумасшествие, что это их семейная болезнь под старость.
29 октября 1890.
Видела Орлова, от которого узнала, что помешательство вел. кн. Николая Николаевича началось в балете; когда он увидел кордебалет, он захотел иметь разом всех этих женщин…
Если вел. князь видит мужчину с лицом, напоминающим женское, он бросается его целовать».
О другом, не менее удивительном случае, который произошел с этим великим князем, рассказывает и сама Матильда Кшесинская:
«Великий Князь очень любил моего отца и балетмейстера Льва Ивановича Иванова, был с ними на «ты», и они часто запросто бывали у него.
Когда началась репетиция галопа, Великий Князь сидел в царской ложе, как вдруг он остановил танец и стал горячо доказывать Иванову, что галоп поставлен им неправильно.
Лев Иванов стал возражать, но Великий Князь выскочил на сцену и сам стал показывать, как надо исполнять галоп».
Как вам нравится эта сцена?! Великий князь и Главнокомандующий Санкт-Петербургским Военным Округом лично учит на сцене театра балетмейстера(!) как надо …танцевать галоп!!!
Ах, если бы наши «блестящие великокняжеские полководцы» и прочие гвардейские господа офицеры во время летних сборов поменьше увлекались прелестями балерин, а побольше изучали бы новинки военного дела, новые приемы стратегии и тактики, то может быть, и результаты русско-японской и Первой мировой войн были бы для России не так плачевны…
Надо сказать, что, упомянутая Матильдой, балерина Числова держала своего престарелого любовника, в.к. Николая Николаевича (Старшего), поистине в «ежовых рукавицах» и не особенно скрывала этого, даже от его прислуги.
Вот какие записи на сей счет имеются в дневнике генеральши А.В. Богданович
:
«31 октября 1888г.
Были дамы — m-me Бутовская и Офросимова. Верочка рассказывала про ужасную жизнь, которую создала Числова вел. кн. Николаю Николаевичу. Вот один факт.
Этой осенью — он уже тогда выехал из Знаменки, распростился со всеми и переехал на ночь в Петербург — вдруг в ту же ночь прислугу Знаменки будят и говорят, что вел. князь вновь приехал с Числовой.
Она направилась в его комнаты и в присутствии его камердинера Зернушкина стала вытаскивать все из столов, из комодов, бросать все на пол и кричать, что она найдет все, что ей нужно; что она должна удостовериться, есть ли у него любовные интриги.
Зернушкин затем говорил Верочке, которая в это время жила в Знаменках, что жаль было смотреть на вел. князя, — он был сильно расстроен, все просил его собирать вещи, чтобы другие не видели этого беспорядка.
Теперь он запретил себе подавать письма, всю его корреспонденцию несут к ней, она за ним устроила целый строгий надзор. Вел. князь встает рано, Числова — в 3 часа, и она ему не позволяет идти спать ранее 2 часов и долее, а если он уснет в кресле, она так сердится, что заставляет его ложиться еще часом позже. Вот деспот! Как он все это терпит!»
29 октября 1889 г
Говорили нам сегодня, что вел. кн. Николай Николаевич совсем плох, лицо его все завязано, видны только одни глаза. Хотя есть доктор, который его лечит, но он принимает лекарства и средства, которые ему дает Числова, т.е. Николаева. К нему она не входит, детей не пускает, и он целый день проводит вдвоем с фельдшером.
Вел. кн. Константин тоже живет идиотом: физически он поправляется, но языка нет, хотя есть у него память. Доктор Муринов говорил Доброславину, что, когда он ездит в коляске и при нем ошибутся названием улицы в Павловске, он начинает мычать и сердиться. Характер у него нетерпеливый, окружающим его с ним тяжело. Он смотрит на предмет и показывает, чтобы его ему подали. Бросаются ему его принести — он сердится, что не то, показывает налево, на другой предмет. Подают — опять не то. И это продолжается по нескольку часов и несколько раз в день. Плохо кончают свое земное поприще братья покойного царя…
10 ноября 1889.
Рассказал Комаров причину болезни вел. кн. Николая Николаевича (рак на щеке), которую так скрывают его приближенные.
Когда была объявлена помолвка сына вел. князя, Петра, Числова так рассердилась на него, упрекая его, что сыну невесту нашел, а ее дочери нет, неожиданно для него бросилась на него и дала ему пощечину. Он не удержался, ударился щекой об острый угол камина. С тех пор у него заболела щека и явилась раковидная опухоль, затем рак. Долгое время у него был синяк и он никуда не мог показаться. Все это Комаров рассказал за достоверное».
Впрочем, находившаяся «в отставке» законная супруга в.к. Николая Николаевича тоже лихо «давала копоти»:
5 декабря 1889 года.
«…В это же время жена вел. князя, Александра Петровна, чудит в Киеве.
Устроив свой монастырь, она решилась туда переселиться. Монастырь находится далеко от ее дворца.
Она решила, что ее перенесут в эту обитель, и не иначе желала, как чтобы ее несли женщины, так как она уже несколько лет притворялась, что у нее нет ног.
Это своеобразное шествие совершилось в 4 часа ночи.
По глухим улицам Киева ее понесли бабы, сопровождал ее Томара (киевский губернатор).
Подходя к монастырю, она вскрикнула:
«Кажется, свершилось чудо, я чувствую, что могу ходить!» — встала с кресла и вошла в монастырь.
Тут же она телеграфировала государю:
«Господь совершил чудо. Я получила ноги».
Это она проделала комедию.
Этой вел. княгине государь дает ежемесячно 14 тыс., своих она имеет 4 тыс. в месяц, но она вся в долгу и третий месяц никому не платит во дворце.
В Киеве ее поставщики отказались ей поставлять, всем она должна, и теперь над ней назначена администрация.
Числова же оставила большое состояние, больше миллиона. Вел. князь ей много давал и денег и подарков. Когда ее выслал покойный государь в Венден, он ей дал 500 тыс., а каждому из детей по 100 тыс., что составило 400 тыс., так как их четверо. Вел. кн. Михаил был весьма нежен во время ее смерти с братом; при нем эта смерть была объявлена Николаю Николаевичу, который это известие принял относительно спокойно».
Стало быть, эта великая княгиня любила лично совершать прямо-таки библейские «чудеса» и немедленно телеграфировать (!) о них Александру Третьему, лично!
Начинаешь понимать, откуда создатели знаменитого антирелигиозного фильма «Праздник Святого Иоргена» черпали свое вдохновение.
Так что, «чудить» и прожигать несметные государственные деньги отлично умели и великие князья и их жены с любовницами!
Куда уж тут было им заботиться о нуждах простого народа, на который они и вовсе не обращали никакого внимания!
Вернемся к рассказу о других «балетных» традициях, о которых вспоминает Матильда Кшесинская:
«По старому обычаю Государь и Великие Князья приходили на сцену во время антракта перед балетным дивертисментом и разговаривали с артистами…»
Конечно, это неплохая традиция для организации «смотрин» своих будущих пассий. (Из лож и зрительного зала не всё ведь, как следует, разглядишь).
Но и это еще не все:
«Великий Князь Владимир Александрович любил присутствовать на репетициях, которые начинались в три часа. Он заходил в мою уборную посидеть и поболтать.
Я ему нравилась, и он шутя говорил, что жалеет о том, что недостаточно молод. Он подарил мне свою карточку с надписью «Здравствуй, душка». До конца своей жизни он оставался моим верным другом».
Видите, как запросто заходил в.к. Владимир Александрович «посидеть и поболтать» в артистические «уборные» молоденьких балерин.
А ведь он тогда занимал пост Главнокомандующего войсками гвардии и Санкт-Петербургского военного округа, был сенатором, членом Государственного совета и Комитета министров! И когда он только все успевал?!
Кстати об убранстве уборной Матильды:
«Я окончательно получила в этом сезоне нижнюю лучшую уборную, которая выходила двумя окнами на Царский подъезд. Я постаралась устроить ее как можно уютнее и наряднее: заказала мебель из светлого дерева, стены обтянула красивым кретоном и повсюду расставила цветы.
В уборной была кушетка, туалетный стол и стулья».
Как видим, все необходимое для задушевных бесед, включаю кушетку, в ее уборной имелось.
«В антрактах ко мне в уборную приходили не только молодые Великие Князья, но и старшие: Владимир Александрович, Алексей Александрович, Принц Христиан Датский, племянник Императрицы, будущий Король и Великий Герцог Мекленбург-Шверинский, муж Великой Княгини Анастасии Михайловны, на редкость обаятельный человек, с которым я очень подружилась. Приходил герцог Евгений Максимилианович Лейхтенбергский и другие».
В общем, народная тропа» в уборную Матильды «не зарастала».
Интересная запись о в.к. Владимире Александровиче есть и в дневниках генеральши А.В. Богданович:
«13 марта.1888г.
Был Николаев. Говорил, что отъезжающих за границу, в Канн, вел. кн. Владимира и его жену провожали такие-то и полковник Николаев, который был известен тем, что состоял в близких отношениях с Марией Павловной, а до Гатчины провожал вел. кн. Николай Николаевич-младший.
Теперь она в него влюблена, и говорят, как кошка. Ему же она противна.
Говорят, что вел. кн. Владимир уже не может быть мужем, она же очень страстная женщина.
Этот быстрый отъезд всех поражает. Императрица не любит Марию Павловну, которая ведет распутную жизнь».
Ну а как же развивался роман Матильды и Николая?!
Кшесинская так повествует об этом:
«Наследник стал часто привозить мне подарки, которые я сначала отказывалась принимать, но, видя, как это огорчает его, я принимала их. Подарки были хорошие, но не крупные.
Первым его подарком был золотой браслет с крупным сапфиром и двумя большими бриллиантами. Я выгравировала на нем две мне особенно дорогие и памятные даты — нашей первой встречи в училище и его первого приезда ко мне: 1890-1892.
Раз, когда Наследник был у меня, у парадной двери раздался звонок. Горничная доложила, что приехал градоначальник и что ему непременно нужно видеть Наследника. Наследник вышел в переднюю и, вернувшись потом, сказал, что Государь его спрашивал и ему доложили, что он из дворца выехал. Градоначальник счел долгом об этом ему сообщить, и Наследник тотчас поехал к отцу в Аничков дворец.
По воскресеньям я бывала в Михайловском манеже на конских состязаниях. Моя ложа была как раз напротив Цapской, и Наследник всегда присылал мне в ложу цветы с двумя гусарами, его однополчанами — князем Петром Павловичем Голицыным, которого мы называли Пикой Голицыным, и Пепой Котляревским. Их называли моими адъютантами, а они меня — ангелом.

В один из вечеров, когда Наследник засиделся у меня почти что до утра, он мне сказал, что уезжает за границу для свидания с принцессой Алисой Гессенской, с которой его хотят сватать. Впоследствии мы не раз говорили о неизбежности его брака и о неизбежности нашей разлуки.
Часто Наследник привозил с собой свои дневники, которые он вел изо дня в день, и читал мне те места, где он писал о своих переживаниях, о своих чувствах ко мне, о тех, которые он питает к принцессе Алисе. Мною он был очень увлечен, ему нравилась обстановка наших встреч, и меня он безусловно горячо любил.
Вначале он относился к принцессе как-то безразлично, к помолвке и к браку — как к неизбежной необходимости. Но он от меня не скрыл затем, что из всех тех, кого ему прочили в невесты, он ее считал наиболее подходящей и что к ней его влекло все больше и больше, что она будет его избранницей, если на то последует родительское разрешение».
Сейчас в среде современных монархистов в моде теория, что Николай чуть ли не с первого взгляда, безумно полюбил будущую Аликс, а Матильду он, если и посещал, то исключительно с платоническими целями.
Как видим, сама Матильда Кшесинская категорически с этим не согласна, и в своих мемуарах, утверждает, что он чуть ли не вынуждено выбрал Аликс из числа других претенденток.
Думаю, что истина, как нередко бывает, где-то посередине.
Известно, что сама Аликс ДВАЖДЫ категорически отказывалась менять свою веру и переходить в православие, (что было непременным условием для ее брака с Наследником русского престола).
Если верить воспоминаниям Матильды, эти отказы не слишком-то расстраивали Николая:
«Известие о его сватовстве было для меня первым настоящим горем. После его ухода я долго сидела убитая и не могла потом сомкнуть глаз до утра. Следующие дни были ужасны. Я не знала, что дальше будет, а неведение ужасно.
Я мучилась безумно.
Поездка оказалась неудачной, и Наследник вернулся довольно скоро. Принцесса Алиса отказалась переменить веру, а это было основным условием брака, и помолвка не состоялась.
После своего возвращения Наследник снова стал бывать у меня, веселый и жизнерадостный. Я чувствовала, что он стремился ко мне, и я видела, что он был рад тому, что помолвка не совершилась. А я была бесконечно счастлива, что он вернулся ко мне».
Не похоже на поведение убитого горем (из-за отказа любимой невесты от брака) молодого жениха, не правда ли?!
Давайте посмотрим, что писал об этом в своем дневнике сам Николай Второй:
«14 апреля (1892 г.).
Около 11 ; поехал к М. Кшесинской. Она была снова одна. Время провели за болтовнею и чтением «Петербургского действа».
«16 апреля. Катался по разным улицам и встретил Кшесинских… Приехали с Сандро и Сергеем (великими князьями Александром и Сергеем Михайловичами — коммент.) в театр. Давали «Пиковую даму»! Я с удовольствием просидел в этой опере. М. танцевала в пастушке. Потом поехал к ней, к несчастью, лишь на короткое время. Разговоры наши веселы и живы! Я наслаждаюсь этими свиданиями.
20 апреля. Поехал в Петербург… Катался в экипаже долго и 4 раза встретил Кшесинских. Проезжаю мимо, важно кланяюсь и стараюсь не смеяться! …
Уехал только в 12 ; прямо к М. К. Оставался очень долго и чрезвычайно хорошо провел время. Даже произошло маленькое угощение! Я был счастлив до крайности, узнав от М. нечто, меня очень интересовавшее! Пора! Ходу!»
«21 апреля. Поехали в новую оперу «Князь Серебряный»… Из театра отправился к М. Кшесинской, где снова провел симпатичный вечер. Вот так раскрутился – второй день кряду. Сандро тоже появился там на час. Под его музыку поплясали!
29 апреля. В 10 час. поехал из Гатчино в Петербург и со станции прямо к Кшесинским. Это был последний вечер, но зато и самый хороший. Старшая сестра вернулась из оперы и ушла спать, оставив М. и меня вдвоем. Поговорили о многом по душе!
30 апреля. Расстались около 5 час. утра, когда солнце поднялось уже высоко. Делается совестно, проезжая мимо городовых».
(Как потом вспоминала Матильда Кшесинская, бывали случаи, когда Николай даже давал дежурящим на улице городовым деньги, чтобы те его «не узнавали»!
Так вот где истоки коррупции, с которой ныне так безуспешно борется заместитель председателя комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции Н.В. Поклонская!!! «Сам» Наследник престола, возвращаясь от любовницы, оказывается, давал взятки полицейским!)
После этой ночи, проведенной в обществе Матильды, Наследник отправился на летние сборы в лагеря под Красным Селом. Отметим, что этот лагерный сбор он поводил в рядах артиллерии, числясь кем-то вроде командира батареи. 6 (18) августа 1892 года Александром Третьим он был произведён в чин полковника.
Давайте посмотрим, как он совершенствовал в это время свое «боевое мастерство»:
«23 июля (1892года).
После репетиции с батареей церемониального марша на Военном поле отправился совершать галоп до Красного и мимоходом заглянул в театр на репетицию. Весьма приятно провел часок с М. Кшесинской, которая мне положительно вскружила голову!
27 июля. В 2 ; пополудни отправился в Красное на репетицию, которая затянулась. Вернулся в Михайловку к времени обеда, после чего поехал с Сергеем в театр. После спектакля пересел в другую тройку без бубенчиков, вернулся к театру и, забрав с собою М. К., повез сперва кататься и, наконец, в большой военный лагерь.
Ужинали впятером великолепно. Дело похищения было совершено быстро и скрытно! Чувствовал себя очень счастливым! Разъехались в шестом часу утра, солнце светило высоко…
28 июля. Спать пришлось не много, что ж такое! Зато причина слишком хороша и для нее такого бдения даже мало… После завтрака сидел у себя и все время вспоминал про вчерашнюю ночь…
5 августа. Проводив Папа и Мама после посещения моего жилища в Михайловке до пересечения дороги с Ропшинским шоссе, поехал верхом в Красное в последний раз на репетицию в театре. Разговаривал с М. К., утешал ее перед разлукою, но, кажется, без пользы, тоска началась сильная!.. В 8 час. отправились на последний спектакль красносельского театра… Вечером покатал М. К. в тройке и хорошо простился с нею».
Думаю, очевидно, что после «великолепного ужина», затянувшегося до шестого часа утра, на следующий день «командир батареи» был из Николая – просто никакой.
Ладно, если бы он один так там куролесил, но увы, для многих «господ офицеров» гвардии, все это было обычным и привычным делом.
Основное внимание уделялось всякой показухе: церемониальным маршам и т.п. ерунде, совершенно не интересуясь и не занимаясь новинками военного дела.
Стоит ли удивляться тому обстоятельству, к примеру, что в годы русско-японской войны (в 1904 -1905 годах), японские артиллеристы умели отлично стрелять с закрытых позиций, нанося нашим войскам огромные потери и деморализуя нашу пехоту, а русские артиллеристы, как их учили десятилетиями, все норовили лихо выехать для ведения огня прямой наводкой, и поначалу совершенно не умели стрелять с закрытых позиций?!
О дальнейшем развитии этой «лав стори» Наследника и балерины мы поговорим в следующей главе.
Продолжение: http://www.proza.ru/2017/09/20/446

Матильда Кшесинская, биография, новости, фото

Биография Матильды Кшесинской

Матильда Феликсовна Кшесинская – российская балерина с польскими корнями, выступавшая на сцене Мариинского театра с 1890 по 1917 годы, любовница последнего русского императора – Николая II. История их любви легла в основу художественного фильма Алексея Учителя «Матильда». Матильда Кшесинская, легенда русского балета

Ранние годы. Семья

Матильда Кшесинская появилась на свет 31 августа (по старому стилю – 19) 1872 года в Санкт-Петербурге. Изначально фамилия рода звучала как «Кржезинские». Позже она трансформировалась в «Кшесинские» для благозвучности. Матильда Кшесинская в детстве, 1880 год Её родители – артисты балета Мариинского театра: отец Феликс Кшесинский был балеруном, которого в 1851 году из Польши в Российскую империю пригласил сам Николай I, а мать Юлия Деминская, на момент их знакомства воспитывавшая пятерых детей от погибшего первого мужа, танцора Леде, являлась солисткой кордебалета. Дедушка Матильды Ян был знаменитым скрипачом и оперным певцом, певшим со сцены Варшавской оперы. На фото: родители Матильды Кшесинской В 8 лет Матильда стала ученицей Императорского театрального училища в Петербурге, где уже занимались ее брат Иосиф и сестра Юлия. День выпускного экзамена – 23 марта 1890 года – талантливая девушка, закончившая учебу экстерном, запомнила на всю жизнь. Портрет Матильды Кшесинской. 1890 год В экзаменационной комиссии по традиции сидел император Александр III, которого в тот день сопровождал сын и наследник престола – Николай II. 17-летняя балерина прекрасно проявила себя, и на прощание император дал ей напутствие: «Будь украшением и славой нашего балета!». Позже в своих мемуарах Матильда писала: «Тогда я сказала себе, что обязана оправдать возложенные на меня надежды».

Карьера балерины

Сразу же после окончания училища Матильду пригласили в основную труппу Мариинского театра. Уже в первом сезоне ей поручили небольшие роли в 22- балетах и 21-й опере. Фото Матильды Кшесинской в цвете Коллеги вспоминали о Матильде как о невероятно работоспособной танцовщице, унаследовавшей от отца талант к драматической выразительности. Она могла часами стоять у балетного станка, превозмогая боль.
В 1898 году прима начала брать уроки у Энрико Чеккетти – выдающегося итальянского танцора. С его помощью она стала первой русской балериной, виртуозно исполнившей 32 фуэте подряд. Ранее это удавалось лишь итальянке Пьерине Леньяни, соперничество которой с Матильдой продолжалось долгие годы. Матильда Кшесинская в балете «Дочь фараона» После шести лет работы в театре балерина была удостоена звания примы. Среди ее репертуара были Фея Драже («Щелкунчик»), Одетта («Лебединое озеро»), Пахита, Эсмеральда, Аврора («Спящая красавица») и принцесса Аспиччия («Дочь фараона»). Ее уникальный стиль сочетал безупречность итальянской и лиричность русской балетных школ. С ее именем и по сей день ассоциируется целая эпоха, великое время для русского балета.

Матильда Кшесинская и Николай II

Отношения Матильды Кшесинской и Николая II начались на званом ужине после выпускного экзамена. Наследник престола не на шутку увлекся воздушной и хрупкой балериной, причем с полного одобрения матери. Молодой Николай II. Рисунок из дневника Матильды Кшесинской Императрицу Марию Федоровну не на шутку волновал тот факт, что сын (до встречи с Кшесинской) не проявлял никакого интереса к девушкам, поэтому всячески поощряла его роман с Матильдой. К примеру, деньги на подарки для возлюбленной Николай Александрович брал из специально созданного для этой цели фонда. Среди них был и дом на Английской набережной, ранее принадлежавший композитору Римскому-Корсакову. Особняк Кшесинской, подарок Николая II Долгое время они довольствовались случайными встречами. Перед каждым спектаклем Матильда подолгу смотрела в окошко в надежде увидеть поднимающегося по ступеням возлюбленного, и когда он приходил, танцевала с двойным воодушевлением. Весной 1891 года, после долгой разлуки (Николай ездил в Японию), наследник первым делом тайком покинул дворец и направился к Матильде. Трейлер фильма «Матильда» Их роман продолжался до 1894 года и закончился по причине помолвки Николая с британской принцессой Алисой Дармштадской, внучкой королевы Виктории, укравшей сердце преемника императора. Матильда очень тяжело переживала разрыв, но всей душой поддерживала Николая II, понимая, что венценосная особа не может жениться на балерине. Она была на стороне бывшего любовника, когда император и его супруга воспротивились его союзу с Алисой. Прима Мариинского театра Перед женитьбой Николай II поручил заботу о Матильде своему кузену, князю Сергею Михайловичу, президенту Русского театрального общества. Несколько следующих лет он был верным другом и патроном балерины.
Впрочем, у Николая, на тот момент уже императора, все-таки остались чувства к бывшей возлюбленной. Он продолжал следить за ее карьерой. Поговаривали, что не без его протекции Кшесинская получила место примы Мариинского в 1886 году. В 1890 году он преподнес Матильде в честь ее бенефиса изящную бриллиантовую брошь с сапфиром, которую долго выбирал вместе с женой. Документальный фильм о Матильде Кшесинской с видеохроникой После того самого бенефиса Матильду представили другому кузену Николая II – Великому князю Андрею Владимировичу. Как гласит легенда, он засмотрелся на красавицу и случайно опрокинул на ее дорогое, присланное из Франции платье бокал вина. Но балерина увидела в этом счастливый знак. Так начался их роман, впоследствии завершившийся женитьбой. Матильда Кшесинская с мужем и сыном В 1902 году Матильда родила от князя Андрея сына Владимира. Роды были очень тяжелыми, роженицу с новорожденным чудом вытащили с того света.

Жизнь в начале XX века

В 1903 году балерину пригласили в Америку, но она отказалась от предложения, предпочтя остаться на родине. На рубеже веков прима уже добилась на сцене всех мыслимых вершин, и в 1904 году решила уволиться из основной труппы Мариинского театра. Она не перестала танцевать, но теперь она работала по контракту и получала огромный гонорар за каждое выступление. Балерина в зимнем саду своего особняка, 1916 год В 1908 году, Матильда отправилась в тур в Париж, где познакомилась с молодым аристократом Петром Владимировичем, который был младше ее на 21 год. У них завязался страстный роман, из-за чего князь Андрей вызвал соперника на дуэль и прострелил ему нос. С сыном Владимиром, 1916 год После революции 1917 года придворная балерина была вынуждена эмигрировать сначала в Константинополь, затем во Францию, где провела всю оставшуюся жизнь на вилле в городке Кап-д’Ай вместе с мужем и сыном. Почти все имущество осталось в России, семья была вынуждена продать все драгоценности, но этого оказалось недостаточно, и Матильда открыла балетную школу, пользовавшуюся успехом благодаря ее громкому имени. Во Франции уже немолодая Кшесинская открыла балетную школу Во время войны Кшесинская заболела артритом – с тех пор каждое движение давалось ей с огромным трудом, однако школа по-прежнему процветала. Когда она всецело отдалась новой страсти, азартным играм, студия стала ее единственным источником изрядно оскудевшего дохода.

Смерть

Матильда Кшесинская, любовница последнего российского императора, прожила яркую, удивительную жизнь. Она не дожила считанных месяцев до 100-летия. 6 декабря 1971 года она умерла и была похоронена на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в одной могиле с мужем. Матильда Кшесинская (слева), 1954 год. В 1969 году, за 2 года до смерти Матильды, ее поместье навестили звезды советского балета Екатерина Максимова и Владимир Васильев. Как позже они писали в своих мемуарах, на пороге их встретила полностью седая, высохшая старушка с удивительно молодыми, полными блеска глазами. Когда они поведали Матильде, что ее имя на родине помнят до сих пор, она ответила: «И будут помнить всегда». Могила Матильды Кшесинской

Пуанты и корона. История любви Матильды Кшесинской и Николая II

В 1890 году 18-летняя Матильда Кшесинская – еще никому неизвестная, но подающая больше надежды девочка, заканчивает Императорское театральное училище. По обычаю после выпускного показательного выступления Матильду и других выпускников представляют венценосной фамилии. Особенное благоволение к юному дарованию проявляет Александр III, с восторгом следящий за пируэтами и арабесками танцовщицы. Правда, Матильда была приходящей воспитанницей училища, а таким не полагалось присутствовать на праздничном банкете с членами царской семьи. Однако Александр, заметивший отсутствие хрупкой темноволосой девушки, приказал немедленно ввести ее в залу, где им и были произнесены судьбоносные слова: «Мадмуазель! Будьте украшением и славою нашего балета!»

За столом Матильду усадили рядом с цесаревичем Николаем, который, несмотря на свое положение и юный возраст (ему тогда было 22 года), не был замечен к тому времени ни в одной амурной истории, где он смог бы продемонстрировать свой пыл и темперамент. Пыл и темперамент – нет, а преданность и нежность – очень даже.

Мечты о женитьбе

В январе 1889 года по приглашению великого князя Сергея Александровича в Петербург прибывает принцесса Алиса Гессен-Дармштадтская – внучка английской королевы Виктории. Остановившейся во дворце Белосельских-Белозерских девушке был представлен цесаревич Николай (Александр III приходился принцессе крестным отцом). За шесть недель, что будущая императрица России прибывала в Петербурге, она успела покорить кроткое сердце будущего императора и пробудить в нем неистовое желание связать себя с ней узами брака. Но когда до Александра III дошли слухи, что Николай хочет жениться на Алисе, он, приказал сыну забыть об этом желании. Дело в том, что Александр с супругой Марией Федоровной надеялись женить сына на дочери претендента на престол Франции Луи-Филиппа Луизе Генриетте, которую американская газета The Washington Post даже нарекла «воплощением женского здоровья и красоты, изящной спортсменкой и очаровательным полиглотом».

К моменту знакомства с Кшесинской Николай уже намеревался жениться на Алисе Гессен-Дармштадтской. Фото: Commons.wikimedia.org

Это уже потом, в 1894 году, когда здоровье императора стало резко ухудшаться, а Николай с несвойственной ему горячностью продолжал настаивать на своем, отношение изменилось – благо сестра Алисы Великая княгиня Елизавета Федоровна, способствовала не только сближению престолонаследника и принцессы, помогая в переписке влюбленных, но и скрытыми методами воздействовала на Александра. Вследствие всех этих причин весной 1894 года и появился манифест, в котором объявили о помолвке цесаревича и Алисы Гессен-Дармштадской. Но это было после.

«Малютка» Кшесинская и Никки

А в 1890 году, когда Николай мог только переписываться со своей Алисой, его неожиданно знакомят с Матильдой Кшесинской – по мнению некоторых историков, хитроумный Александр решил, что нужно отвлечь Николая от его любви и направить энергию в другое русло. Прожект императора удался: уже летом цесаревич пишет в дневнике: «Малютка Кшесинская положительно меня занимает…» — и регулярно посещает ее выступления.

Матильда Кшесинская влюбилась в будущего императора с первого взгляда. Фото: Commons.wikimedia.org

«Малютка» Кшесинская прекрасно понимала, в какую игру она вступает, но только едва ли могла осознать, насколько далеко продвинется в отношениях с членами царской фамилии. Когда в общении с Николаем наметился сдвиг, Матильда объявила отцу — известному польскому танцовщику, выступавшему на сцене Мариинского, — что стала возлюбленной Николая. Отец выслушал дочь и задал лишь один вопрос: осознает ли она, что роман с будущим императором ничем не кончится? На этот вопрос, который она и сама себе задавала, Матильда ответила, что желает испить чашу любви до дна.

Ровно два года длился роман темпераментной и яркой балерины и не привыкшего демонстрировать свои чувства будущего императора России. Кшесинская испытывала по-настоящему сильные чувства к Николаю и даже считала отношения с ним знаком судьбы: и он и она были «отмечены» цифрой два: он должен был стать Николаем Вторым, а ее на сцене назвали Кшесинская-2: в театре также работала старшая сестра Матильды Юлия. Когда их отношения только начались, Кшесинская восторженно писала в своем дневнике: «влюбилась в Наследника с первой нашей встречи. После летнего сезона в Красном селе, когда я могла встретиться и говорить с ним, мое чувство заполнило всю мою душу, и я только о нем и могла думать…»

Встречались возлюбленные чаще всего в доме семьи Кшесинских и особенно не таились: при дворе никакие секреты были невозможны, да и сам император прикрывал глаза на роман сына. Даже имел место случай, когда в дом нагрянул градоначальник, спешивший сообщить, что государь спешно требует сына к себе в Аничков дворец. Однако для соблюдения приличий для Кшесинской был куплен особняк на Английской набережной, где возлюбленные могли видеться уже безо всяких помех.

Конец истории

Отношения закончились в 1894 году. Матильда, готовая с самого начала к такому исходу, не билась в истерике, не плакала: сдержанно прощаясь с Николаем, она держит себя с достоинством, подобающим королеве, но никак не брошенной любовнице.

Известие о расставании балерина восприняла спокойно. Фото: Commons.wikimedia.org Невозможно утверждать, что это был преднамеренный расчет, однако поведение Кшесинской привело к положительному результату: Николай всегда с теплотой вспоминал свою подругу, а на прощание попросил ее обращаться к нему всегда на «ты», называть по-прежнему домашним прозвищем «Никки» и в случае беды всегда обращаться к нему. К помощи Николая Кшесинская позднее действительно прибегнет, однако исключительно в профессиональных целях, касающихся закулисных театральных интриг.

На этом месте их отношения были окончательно разорваны. Матильда продолжала танцевать и с особенным вдохновением парила над сценой, когда видела в царской ложе своего бывшего любовника. А Николай, надевший корону, целиком погрузился в государственные заботы, павшие на него по смерти Александра III, и в тихий омут семейной жизни с желанной Аликс, как он нежно называл Александру Федоровну – бывшую принцессу Алису Гессен-Дармштадтскую.

Когда только состоялась помолвка, Николай честно рассказал о своей связи с балериной, на что та ответила: «Что прошло, то прошло и никогда не вернется. Все мы в этом мире окружены соблазнами, а когда мы молоды, то не всегда можем бороться, чтобы устоять перед искушением… Я люблю тебя даже сильнее с тех пор, как ты рассказал мне эту историю. Твое доверие так глубоко трогает меня… Смогу ли я быть его достойной?..»

P.S.

Несколькими годами позже Николая ждали страшные потрясения и ужасный конец: Русско-японская война, Кровавое воскресенье, череда убийств высокопоставленных чиновников, Первая мировая война, народное недовольство, переросшее в революцию, унизительная ссылка его и всей семьи, и, наконец, расстрел в подвале Ипатьевского дома.

Матильда Кшесинская с сыном. Фото: Commons.wikimedia.org

Кшесинскую же ждала иная судьба – слава одной из самых богатых женщин Империи, любовная связь с Великим князем Сергеем Михайловичем, от которого она родит сына, эмиграция в Европу, роман с Великим князем Андреем Владимировичем, который даст ребенку свое отчество, и слава одной из лучших балерин своего времени и одной из самых привлекательных женщин эпохи, вскружившей голову самому императору Николаю.