О Савва остапенко

схиигумен Савва (Остапенко)

Родился 11 ноября (ст. ст.) 1898 году в день памяти Иоанна Милостивого в простой христианской семье на Кубани. Его родители Михаил и Екатерина Остапенко отличались глубокой верой, благочестием и страннолюбием. В семье было восемь детей.

В 1904 году был отдан на обучение в церковно-приходскую школу, где был одним из способных учеников. С малых лет прислуживал в храме, пел на клиросе. Однажды зимой, едва не утонув в проруби, он сильно простудился и заболел. Во время болезни ощутил желание быть священником. Как-то раз он даже хотел втайне от родителей бежать с монахом-паломником, но тот уговорил ребенка обождать годок-другой.

В 1911 году Николай окончил 2-классное училище, в 1914 году — досрочно в связи с началом Первой мировой войны призван в армию .

С 1917 года служил уже в рядах Красной Армии. А после Гражданской — закончил военно-техническое училище со званием военного техника и работал по специальности.

До 1931 года служил инженером-прорабом в Горпромстрое. В 1932 году — окончил Московский строительный институт и до 1945 года работал инженером-строителем.

В 1946 году, в возрасте 48 лет успешно сдает экзамены в Духовную семинарию при Троице-Сергиевой Лавре. Вскоре наместник Лавры архимандрит Иоанн ходатайствует перед Святейшим Патриархом о пострижении Николая Остапенко в монашеский чин. При постриге ему было дано имя Савва, в честь Саввы Сторожевского (Звенигородского). В Лавре нёс послушание эконома.

В одной из бесед со своим воспреемником епископом Вениамином отцу Савве было дано 4 основных завета:

– для того чтобы руководить народом и быть мудрым и опытным наставником, надо много читать святоотеческих книг;

– никому, даже родственникам, на житейские темы писем не писать;

– быть среди священнослужителей последним, то есть презреть честолюбие, не стремиться к наградам, почестям и повышению сана;

– нести крест благодушно.

В Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре принял великую схиму.

Скончался (14) 27 июля 1980 году, был похоронен в пещерах при большом стечении народа.

Схиигумен Савва (Остапенко). «Опыт построения истинного миросозерцания»

Один из моих духовных чад К. Н. рассказал о себе печальную повесть, как злая сила повергла его в гордость и как Ангел Хранитель первоначально помогал ему распознавать козни вражии. На работе он занимал ответственную должность и по долгу службы общался с большими учеными. Однажды профессор говорит: «Вот если бы наука открыла, какие процессы происходят в том-то и том-то, то можно было бы сделать то-то и то-то… Была бы колоссальная экономия электроэнергии!». К. Н. отвечает ему: «Происходит там вот что…», и бессознательно, как во сне, говорит, говорит ему, а сам с ужасом думает: «Так я, оказывается, одержимый! Кто во мне говорит? И что говорит? Теперь все узнают, что я душевнобольной… Как отнесется к этому начальство? Уволят!». Стыдно ему стало за себя и страшно, хочет остановится и не может. Даже такое сказал: «Все это вы можете проверить такими опытами… Сами убедитесь!». А через месяц, когда слова его подтвердились, тогда прославили и вознесли его так, что пять лет он жил в постоянном страхе за себя.

С самыми сложными вопросами обращались к К. Н. Он имел такую ясность ума, что вначале сам удивлялся и страшился, а потом привык и через пять лет незаметно для себя согласился с горделивым помыслом, приписал себе славу, и с этого времени началось его падение. Он стал возноситься над другими, удивлялся «тупости» ученых мужей и администраторов, а иногда проскальзывало и чувство презрения, отвращения, брезгливости. В человеке он перестал видеть образ Божий, появилось обостренное чувство несправедливости, стал остро подмечать недостатки окружающих и возмущаться их «недостойным» поведением. На фоне «порочных» людей ясно видел свое превосходство и «исправность» жизни и, как фарисей, постоянно возносился над ними. В его представлении люди разделялись на две категории: хорошие и плохие. «Плохих» людей он избегал и отворачивался от них. С хорошими же он был ласков, вежлив, обходителен, внимателен и, как родной отец или брат, заботился о них. Он их любил, они его любили, и среди них, как говорится, была тишь и гладь, и Божия благодать. Настроение у него было всегда приподнятое, ему было весело и хорошо. Притаившийся враг хитро вел его все дальше и дальше, предвкушая победу. Гордость развивалась в нем с головокружительной быстротой. Он почувствовал в себе способность наставлять других, вести ко спасению. И вот тут-то случилось с ним нечто такое, отчего он впал в страшное, мрачное, безысходное отчаяние. Внезапно дьявол обрушился на него с двух сторон: открыл ему глубину его гордости и разжег его плотскою страстью. Другие пять лет враг томил его хульными и блудными помыслами.

«Как знать, — закончил свой рассказ К. Н,— чем бы все это кончилось, если бы на своем пути я не встретил духовного отца. Думаю, не избежать бы мне адских мучений. Но Милосердный Господь, не хотя смерти грешника, сжалился надо мной, указав мне духовный путь, как якорь спасения. Помогите же мне избавиться от гордости! О, как я боюсь этой страсти! Ведь можно возгордиться, подумав: «Я смиренный».

Савва (Остапенко),

Схиигумен Савва (в миру Николай Михайлович Остапенко; 1898–1980 гг) — священнослужитель Русской православной церкви, духовный писатель, насельник Псково-Печерского монастыря. Почитается в православной среде как старец.

Родился 11 ноября (ст. ст.) 1898 году в день памяти Иоанна Милостивого в простой христианской семье на Кубани. Его родители Михаил и Екатерина Остапенко отличались глубокой верой, благочестием и страннолюбием. В семье было восемь детей.

В 1904 году был отдан на обучение в церковно-приходскую школу, где был одним из способных учеников. С малых лет прислуживал в храме, пел на клиросе. Однажды зимой, едва не утонув в проруби, он сильно простудился и заболел. Во время болезни ощутил желание быть священником. Как-то раз он даже хотел втайне от родителей бежать с монахом-паломником, но тот уговорил ребенка обождать годок-другой.

В 1946 году, в возрасте 48 лет успешно сдает экзамены в Духовную семинарию при Троице-Сергиевой Лавре. Вскоре наместник Лавры архимандрит Иоанн (Разумов) ходатайствует перед Святейшим Патриархом о пострижении Николая Остапенко в монашеский чин. При постриге ему было дано имя Савва, в честь Саввы Сторожевского (Звенигородского).

Сочинения:

Жизнеописание старца схиигумена Саввы

С мирным чувством удалился старец из Псково-Печерской обители в Великие Луки. Он видел, что Господь с ним и за него, и с тем большей покорностью готов был терпеть всякие напасти: «На Господа уповая не изнемогу» (Пс. 25, 1). Для него все внешние неожиданности имели особый внутренний смысл.

В Пасхальный Четверг Преосвященный архиепископ Иоанн, прибывший сюда в сопровождении наместника Псково-Печерского монастыря игумена Августина, произнес речь. Владыка подчеркнул добрые качества игумена Саввы: смирение, безропотное терпение, отсечение своей воли, полное послушание Божьему Промышлению.

– Десять лет тому назад в лавре преподобного Сергия ты отсек свои власы в знак отсечения своей воли и предался в полное послушание Божьему повелению. Ты всегда и всюду с тех пор являешь образец смиренного послушания, и сейчас Божий Промысл направил твои стопы в этот обнищавший храм, к этому духовно изголодавшемуся народу, чтобы ты окормил эту ниву Христову. Возлюби ее и возрасти ее! – сказал архиепископ Иоанн.

Владыка преподнес старцу награду от Святейшего Патриарха Алексия – палицу. Смиренный старец ничего не сказал в ответ. Опустив голову, он мысленно молился, воздавая хвалу Богу, Божией Матери и всем святым. Он молился уже и за свою новую паству, которая действительно была без окормления.

Кладбищенский храм во имя Казанской Божией Матери, единственный в городе, был действительно обнищалым, запущенным, нуждавшимся в заботливом отеческом попечении. И старец со всем усердием приступил к труду по восстановлению храма.

Духовные чада его узнали дорогу и в Великие Луки. Они стали съезжаться сюда, к дорогому отцу, и были первыми участниками его благотворительных работ. Кто чем мог, помогали они ему в деле восстановления храма.

Старцу и здесь пришлось вынести много скорбей и нападок. Денег на капитальный ремонт не было, священнослужители, снедаемые завистью, смотрели на него как на своего врага, а мастера требовали баснословной платы.

Все необходимое для ремонта отец Савва доставал чудесным образом. Он с верой и надеждой молился Господу, и все нужное привозили прямо к церкви.

Однажды местные городские власти прислали комиссию, чтобы проверить, законным ли путем достают строительный материал. Все оказалось оформлено как должно. Члены комиссии были очень удивлены этим:

– Как вы достаете строительный материал? Мы не можем ничего достать для строительства школы, а вы так быстро делаете ремонт.

Отец Савва ответил:

– Я молюсь, и Бог все посылает.

– Помолитесь, чтобы Он и нам послал стройматериалы…

Несмотря на все трудности, с помощью Самой Царицы Небесной в самое короткое время (за два месяца) храм был капитально отремонтирован, отреставрирована живопись внутри храма, даже внешние стены и входные кладбищенские врата украсились живописью. Чудотворная икона Казанской Божией Матери преобразилась в новой белой бисерной ризе, и взор Ее, приветливо зовущий и ласкающий, умилял сердца молящихся.

Новая паства увидела в лице настоятеля доброго пастыря – молитвенника и попечителя. Умножилось число прихожан, и небольшой храм не вмещал уже всех богомольцев. Многие жители города стали истинными почитателями старца, влились в его духовную семью и во все последующие годы не отходили от него.

Одна из духовных чад его рассказывает:

– Мне пришлось побывать в Великих Луках, много хорошего я слышала об отце Савве от местных жителей. Его святыми молитвами они воспрянули от духовной спячки. Кто состоял в браке без благословения церковного – венчались, некрещеные крестились, давно не причащавшиеся исповедывались и причащались.

В Великих Луках старцу пришлось испытать на себе две крайности человеческого отношения: со стороны одних – превозношение и славу, а со стороны других – лютую ненависть. Здесь были даже неоднократные покушения на его жизнь. Вечером и ночью небезопасно ему было ходить одному. Духовные чада вынуждены были сопровождать его.

Выполнив послушание в Великих Луках, отец Савва возвратился в свою обитель. Но вскоре ему опять пришлось удалиться: владыка перевел его в древний Псковский храм с двумя престолами: святителя Николая Чудотворца и преподобного Варлаама Хутынского. И здесь с помощью Божией и Царицы Небесной храм был скоро отреставрирован и благолепно украшен. Ревностным Богослужением и пламенным словом духовного наставления старец привлек многих прихожан, и они неленостно стали посещать храм. И даже восстающие на него, которые вначале причиняли старцу много скорбей, устыдились, осознали свой грех и просили у него прощения. Отец Савва и здесь оказался под покровом Самой Владычицы, благодарил и славил Ее и усердно молился Ей. Все упование он возлагал на Пречистую. Он всегда говорил, что более совершенный путь в Царство Небесное – ходатайство Матери Божией к Своему Сыну за нас, грешных. Своих чад он благословлял выполнять «Богородичное правило»: 150 раз читать молитву «Богородице Дево, радуйся…» с тропарями на особые случаи из жизни Пречистой Владычицы. Всем он велел приносить архангельское приветствие Богородице. Особенно у маленьких детей, бывало, спросит:

– А «Богородицу» знаешь?

– Знаю, – пролепечет малыш.

– А ну-ка, прочитай!

В этом храме старец устроил два клироса и антифонное пение, а по воскресным дням стали выносить на середину храма особо чтимую икону Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» и во время вечернего богослужения пели нараспев Ей акафист.

Выполнив послушание по восстановлению храмов, отец вернулся в Псково-Печерскую обитель – но не больше, чем на год. Ему предстояло понести новое испытание: владыка благословил отца Савву на новое послушание в село Палицы Псковской епархии, в 30 километрах от Пскова, неподалеку откуда некогда подвизался преподобный Савва Крыпетский. Здесь храму великомученика Георгия грозила опасность закрытия. Но и здесь Господь помог старцу сделать все необходимое, чтобы этого не случилось, за что ему была вручена архиерейская грамота.

С первых дней он принялся здесь за Божие дело, несмотря на плохое состояние здоровья. Трудно приходилось ему. Средств не было, а сделать ремонт надо.

– Помолимся! – предложит, бывало, батюшка.

В тот же день везет шофер машину цемента:

– Приказали отвезти цемент на стройку, а там отказались. Может, вам пригодится?

Среди прихожан нашлись рабочие, и вместе с духовными чадами они закончили ремонт храма в короткое время. Духовная жизнь и здесь ожила, однако служить старцу было тяжело. В храме он был один, если не считать старого больного псаломщика. Но утешительно было для него то, что в людях сохранилась вера. Место это было благодатное, как говорится, намоленное. Старец полюбил свою новую паству и однажды сказал:

– Мои прихожане все – подвижники, молятся усердно, со слезами.

Как всегда, отец Савва радовался каждому случаю помочь ближнему. Часто бывало: не успеет он немного подкрепить себя пищею, а у дома уже стоит повозка, просят причастить больного. И он тут же, не притронувшись к еде, отправляется на требу. Как отрадно было смотреть на старца, который, несмотря на усталость, бодро спешил оказать помощь нуждающемуся! И даже своим врагам он старался делать только добро.

Однажды мы были у батюшки. Он знал, что в это время мимо его дома должен пройти человек, который не только не уважает его, но даже враждебно настроен.

– Выйду на крылечко и поприветствую его, – сказал отец Савва.

Потом приходит и рассказывает:

– Проходит он мимо, я поклонился ему и поприветствовал, а он отвернулся, но на той стороне храм. – И, перекрестившись, весело добавил: – Слава Богу! От меня отвернулся, а к храму повернулся.

Народ, видя его усердные труды и пастырскую заботу о себе, потянулся в храм. Ожил приход, а этого-то и добивался старец. Церковная община окрепла, миновала опасность закрытия храма.

Исполнив и это послушание, окрепший духом в тяжелых испытаниях, но с подорванным здоровьем, отец Савва вернулся в свой монастырь, но вскоре (1960 г.) вынужден был лечь в больницу.

Сколько слезных молений было вознесено ко Господу и Матери Божией его чадами! Сколько заказных литургий и молебнов было отслужено о его здравии! Все боялись рокового исхода. Но, по милости Божией, все обошлось благополучно. Здоровье мало-помалу восстановилось, и старец радовался, что дал ему Господь возможность еще потрудиться во славу Его имени и Матери Божией для спасения ближних.

Но дух злобы, попущением Божиим, не переставал причинять старцу-игумену различные скорби. Лукавый внушил некоторым, что отец Савва не по уставу совершает Богослужение. Наместник монастыря назвал его даже еретиком и отстранил от совершения треб и Богослужений. Без всякой причины и без ведома архиерея он угрожал старцу, что уберет его из монастыря. Старец же говорил духовным чадам о себе, что не служит по болезни. На него наложена была епитимия, запрещающая ему беседовать с богомольцами и благословлять их. Его даже перевели в другую келлию – угловую, холодную, с окнами, выходящими на хозяйственный двор.

Отец Савва безропотно терпел напраслины, клевету, притеснения, все переносил благодушно и молился.

На явное запрещение беседовать с богомольцами, которые жаждали его слова утешения, кроткий и незлобивый старец отвечал:

– Среди них много больных недугами душевными и телесными, страдания которых – исключительно наказание Господа за их тяжкие грехи. Господь привел их сюда для раскаяния, чтобы их вразумили и наставили. Как же можно их оттолкнуть и не утешить?! Христос заповедал нам скорбеть о грешнике и спасать его, а не губить!

Старец был тверд в своих действиях. Его не пугали угрозы, он не мог быть холодным, черствым, не замечающим чужого горя. Гнать от себя пришедших к нему за духовной помощью и утешением запрещала ему совесть, ибо он всегда помнил свое назначение.

– Ведь я к себе никого не зову! Этот простой, нерадивый народ погибает исключительно от своей темноты, и многие из них нуждаются в духовной помощи и руководстве. Кто же ободрит, утешит их? Если мы их не примем, оттолкнем, тогда и Господь нам скажет: «Не вем вас». Как же я оставлю духовных чад, за которых буду держать ответ пред Богом?

Однако теперь он старался утешать народ тайно, незаметно. На ходу скажет скорбящему слово утешения или вразумления в ответ на его мысленные вопросы и тут же проходит мимо, почти не останавливаясь. И поражался скорбящий: как провидел старец его душу?! Краткое батюшкино слово было так действенно и утешительно для человека, что в одно мгновение выводило его из состояния уныния и печали и он окрылялся верою и надеждою на спасение, находил выход из затруднительного положения.

Некоторые из насельников святой обители даже на духовных чад старца смотрели косо, с неудовольствием.

– Надоели одни и те же паломники! – с раздражением говорили они.

Желая помолиться вместе с духовным отцом, его чада во множестве съезжались в обитель к очередной служебной неделе отца Саввы, но его очередь стали нарушать, так что батюшка и сам не знал наперед, когда будет служить. По козням лукавого все делалось так, чтобы разобщить пастыря и словесных овец. Старец скорбел, видя, как унывали чада, и старался утешить их, как мог.

Отцу Савве, подвижнику с внутренним, умно-сердечным деланием, с даром Божественной благодати, нападки духа злобы не только не вредили, но еще сильнее укрепляли и духовно закаляли его. Он не прекращал общения с народом, и народ радовался этому, вознося Господу хвалу и благодарение за Его великую милость.

Архиерей узнал о беззакониях наместника, отменил его указания и восстановил права старца. Наместник же за свое нечестие получил от Господа серьезное испытание (тяжело заболел). Тогда он вызвал отца Савву, попросил у него прощения и пособоровался.

Злоба постепенно стала утихать. После этого старец стал ревностно настаивать, чтобы в обители была возобновлена древняя традиция – чин Неусыпаемой Псалтири.

Настоятель обители благословил, а Святейший Патриарх Алексий утвердил возобновить чин Неусыпаемой Псалтири. Отцу Савве дали дополнительное послушание – руководить этим чтением. Он с радостью принимает это послушание как благословение Самой Царицы Небесной. С Божией помощью при участии некоторых духовных лиц отец написал «Уставные особенности чтения Неусыпаемой Псалтири».

Старец тщательно следил за тем, чтобы не было промежутков между ежечасными сменами, чтобы Псалтирь читалась непрерывно – неусыпно. Если же кто-то из братии по какой-либо причине не являлся на свой час, отец Савва заменял его сам.

Старцу разрешено было совершать Богослужения, говорить проповеди, исповедывать. Но скорби, напраслины, клевета и всевозможные искушения отразились на его здоровье, его телесные силы с каждым днем слабели. Он старался не показывать вида, что болеет, только чаще стал просить всех молиться за него. Он с удивительным спокойствием ожидал приближение своей кончины. По благословению архиерея отец Савва давно уже приготовил для себя место в Богом зданных пещерах, но однажды ему предложили уступить приготовленное место для погребения умершего схимника, а другое место для себя готовить не разрешили.

Старец стал часто говорить о смерти, все упование возлагая на Пресвятую Владычицу Богородицу. Чада просили старца молиться за них, чтобы Господь не отлучил их от него в будущей жизни.

– Если обрящу дерзновение, то буду молить Господа,– отвечал он.– А вы будьте всегда просты, незлобивы, искренни: простота и искренность приятны Богу. Подавайте милостыню, молитесь, кайтесь, причащайтесь Святых Христовых Тайн. Читайте чаще Евангелие, в нем все написано сладостно для сердца и научает смирению, а смирение истребляет все страсти и привлекает в душу благодать Божию. В этом и заключается спасение. Но не забывайте, что враг наводит уныние на всякую душу, хотящую спастись. Берегитесь осуждать ближнего, а чтобы не впасть в искушение, не присматривайтесь к чужим поступкам. Смерть вожделенна для любящих Бога, но страшна для не готовых, не научившихся христианской любви.

По милости Божией, по ходатайству Царицы Небесной и по усердным молитвам духовных чад совершилось чудо: отец Савва стал быстро поправляться.

Заботливое попечение о здоровье игумена Саввы проявлял владыка, архиепископ Иоанн. Он всегда справлялся о его самочувствии, давал путевки на климатолечение в Грузию, несмотря на протесты со стороны монастырского начальства. В стране Иверской – втором уделе Матери Божией – старец находил теплый приют и заботу духовных чад, которых и там было много. Проездом же на юг он неоднократно посещал Овручскую Свято-Васильевскую женскую обитель (Житомирская область), о которой имел особое духовное попечение по благословению архиереев Псковского и Житомирского. Среди ее насельниц было много его духовных чад, некоторые из них были направлены сюда самим старцем. Проездом на юг он неоднократно посещал эту обитель.

Впервые он побывал здесь в 1953 году перед праздником Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Обитель тогда только что открылась и была в крайней бедности в духовном и материальном отношении. Монастырь был выстроен на месте разоренного идольского капища, поэтому злой дух очень сильно мстил и строил всевозможные козни и пакости насельницам. Надо было иметь большую силу воли и духовную мудрость, чтобы отражать злую силу.

По прибытии в обитель отец Савва отслужил молебен и тщательно окропил святой водой всех и все. Он горячо молился о том, чтобы Господь помог возродить, поднять, возобновить ее во всех отношениях. Утешая и ободряя сестер, старец сказал игумении Лукии, что святая обитель благодатию Божиею должна возродиться, а казначее Анастасии предсказал ее будущее игуменство, что и сбылось после перевода игумении Лукии в другую обитель.

Года через два (к моменту его вторичного посещения) обитель уже имела другой вид: умножилось число сестер, развилось рукоделие, наладились полевые работы, и на всех участках достаточно было рабочих рук. Укрепился и молитвенный дух среди сестер, улучшилось пение, стали петь на два клироса. В обитель отовсюду стали приезжать богомольцы, много было пожертвований от благодетелей.

Много душеспасительных советов и наставлений давал старец игумении и сестрам. Он учил их, как легче приобрести навык в творении непрестанной Иисусовой молитвы, воспитывал в них смирение, безропотное и безоговорочное послушание, бдительность. Сестры этой обители в то время отличались простотой, нестяжательностью и чутким отношением друг к другу.

Сбылось предсказание старца о том, что игумения в обители будет другая. В этот его приезд управляла обителью игумения Анастасия, а игумения Лукия была переведена в другой монастырь. Надо заметить, что новая игумения неохотно приступила к великому, святому делу. Старец наставлял ее, как руководить сестрами, но игумения Анастасия тяготилась своими обязанностями, считая себя недостойной звания игумении, и потому теряла благодатную силу.

Еще при первом посещении обители отец Савва обнаружил на хорах древний образ Божией Матери «Знамение» в крайне запущенном состоянии. Он взял этот образ с собой, реставрировал его и прислал обратно с наказом, чтобы этот образ особо чтили и раз в неделю (по четвергам) читали перед ним акафист Пресвятой Богородице.

Ровно через год старец опять (уже в третий раз) проездом посетил Овручскую женскую обитель. Он был очень огорчен поведением игумении, которая по-прежнему не признавала своего назначения, не носила игуменской одежды и игуменского креста, не стояла на своем игуменском месте и никого не благословляла как мать-настоятельница, по ложному смирению считая себя недостойной. От этого стала расстраиваться духовная жизнь сестер. Акафист Божией Матери до сих пор не читали, жили нерадиво.

С болью в сердце батюшка просил:

– Возлюбленные! Живите благочестиво. Если вы не примете на себя надлежащий подвиг монашеской жизни, обитель закроется.

Вскоре предсказание старца сбылось. В Овручском монастыре свили гнездо те, кто ускорили падение обители. Монастырь закрыли.

Некоторые сестры перешли в другие обители, другие подвизались в миру, строго выполняя иноческие обеты, молитвенные правила и неся послушания, назначенные старцем.

С первых же дней пребывания в Иверии начиналась его деятельная духовная жизнь. Не считая того, что с утра до позднего вечера к нему тянулась вереница людей, жаждавших его благословения и духовной поддержки, старец поставил себе целью сделать здесь много полезного для Церкви Христовой. Он очень скорбел о забытом и утерянном месте, где когда-то была обретена в третий раз глава святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. Своей задачей отец Савва поставил отыскать в Команских горах это святое место.

Горы Команы находятся в нескольких километрах от Сухуми. Святое место никем не посещалось десятки лет и было всеми забыто и утеряно. Отец благословил двух своих духовных чад найти его. Две недели они бродили в горах, терпя голод и жажду, зной и ночную прохладу, и, по молитвам старца, нашли это место. Достоверность находки удалось подтвердить у одного старейшего местного жителя:

– Все так, как вы рассказываете,– сказал он.– А над скалой, где была сокрыта глава Иоанна Крестителя, на вершине горы стояла часовня.

И действительно, сохранились остатки этой часовни. Когда отец Савва в сопровождении своих духовных чад в первый раз пошел к этому месту, то всю дорогу над ними пела птица. Замолчала она только тогда, когда они пришли к цели. Путь туда шел вдоль крутого склона горы, а место, где хранилась святая глава Пророка, представляет собой большую, в рост человека, нишу в отвесной белой каменной скале и имеет форму огромной головы, лежащей на блюде. Можно было отчетливо увидеть на камне глаза, нос, подбородок. Кроме того, в «большой голове» внизу, у подбородка, выделялась «малая голова» величиной с обычную человеческую голову. Увидев все это воочию и чувствуя сердцем верность находки, отец Савва отслужил молебен и благословил одну из чад написать икону главы Иоанна Крестителя. Эта икона была приклеена в нише в правом верхнем углу. После этого сюда потянулся поток паломников и святое место стало предметом общего поклонения. Радовался старец и благодарил Бога и своих духовных чад, что они помогли ему в этом святом деле.

Побывал батюшка и в высокогорном местечке Псху (за перевалом), куда можно проникнуть только на вертолете. Это бывшее монашеское селение, где насчитывалось раньше до семидесяти церквей. Оно расположено в живописной долине, окруженной лесистыми горами. Неподалеку есть необыкновенные, таинственные горы: «Монашеская скуфья», «Серебряная» и «Святая», с которой стекают 12 источников прохладной целебной воды. На Пасху отсюда слышится колокольный звон. Местные жители часто ходят на эту гору за святой водой.

В Псху тоже есть духовные чада отца Саввы. Но, к великому сожалению, здесь не сохранилось ни одной церкви. У старца возникла мысль: открыть здесь храм. Епископ Абхазский и Сухумский Роман дал согласие и обещал направить туда священнослужителя. Нужно было только желание жителей поселка, которые должны были написать прошение епископу об открытии храма. И вот батюшка благословил.своих духовных чад слетать в Псху для оформления дела. Ждать пришлось недолго. В два дня было оформлено заявление, подписей оказалось больше чем достаточно. Народ радовался такой заботе о них, а один из жителей отдавал свой дом под храм. Прошение передали владыке. Таким образом, перед отъездом отца Саввы и.это доброе дело было практически решено. Уезжая, он просил своих чад содействовать открытию храма, а одну из них – быть там псаломщицей.

Побывав на Новом Афоне, старец узнал об открытии Иверских пещер. Попасть туда можно было лишь по веревочной лестнице через единственный вход – узкий отвесный колодец. Вместе с исследовательской экспедицией по благословению и молитвам батюшки одна из его чад спустилась на дно этой пропасти, где пробыла двое суток и получила исцеление от болезни (прекратились кашель и боль в груди). Она преподнесла отцу подарок – чудный прозрачный хрусталь из пещеры.

В Сухуми было положено начало чтению Неусыпаемой Псалтири среди духовных чад схиигумена Саввы. Было составлено расписание – кто, в какой час по московскому времени и какую кафизму будет читать. Список начался с сухумских чад, а через несколько недель в расписание включились другие чада из разных городов и селений. В оставшиеся часы батюшка благословил читать 9, 17, 18 и 1-ю кафизмы повторно. При этом он просил:

– Только заполняйте чтением весь свой час: не запаздывайте и не кончайте раньше ни на пять минут, ни на две минуты, чтобы свеча молитвы не угасала, чтобы вы передавали ее из рук в руки горящею. Если остается время, читайте еще псалом 82 – за сохранение Церкви, обители; псалом 34 – за свое благополучие; псалом 139 – от нападения врагов. Читайте Евангелие от Иоанна – соответствующую своей кафизме главу, но никогда не кончайте чтение раньше положенного времени. Какова премудрость Божия! – восхищенно продолжал батюшка: – Наша земля, она ведь как неугасимая кадильница! Здесь заканчивается обедня, а где-то только зажигают лампадочки, приступают к службе, а еще где-то поют «Се, Жених грядет в полунощи». Значит, молитва на земле никогда не прекращается! Вот и мы должны составить свою неумолкающую молитву – Неусыпаемую Псалтирь!

– Однажды, – рассказывал отец Савва, – одна старица мне говорит: «Как важно хотя бы один раз в год прочитать Псалтирь!» В недоумении я размышлял: «Читал я Псалтирь и до монашества и теперь читаю. Так как же еще читать?» С молитвой стал просить у Господа вразумления – прочитать хотя бы один раз так, как сказала старица. И вот стал так осмысленно читать Псалтирь и читал ее целый год. Вот и получилось по слову старицы.

На обратном пути из Грузии батюшка посетил могилу своего старца-наставника епископа Вениамина Саратовского. Панихиду об упокоении он отслужил на дому у духовных чад, так как на кладбище это не разрешалось делать. В это время начальство монастыря прислало телеграмму в Сухуми, чтобы отец Савва срочно вернулся в обитель, иначе будет исключен из числа братии. Телеграмма не застала старца, но он, провидя духом, вернулся в монастырь раньше срока, как и было указано в телеграмме. Все обошлось благополучно, и старец остался в числе братии. Как радовались духовные чада его возвращению! Старец заметно окреп, силы его восстановились, и он радостно говорил:

– Я еще, Бог даст, поживу.

В последние годы своей жизни батюшка несколько раз находился на стационарном лечении в больнице. Врачи поражались его мужеству и терпению и самую жизнь его признавали чудом, свидетельствуя о том, что с таким количеством болезней, как у него, человек жить не может.

Он очень тяжело перенес болезнь Боткина (желтуху), уже ощущал приближение смерти, но в самый критический момент Господь сотворил чудо: он получил исцеление и вместо положенных сорока дней находился в больнице лишь двадцать дней.

У него были гипертония, эмфизема легких, диабет, тромбофлебит, гайморит, грыжа, глаукома. Из-за глаукомы ему пришлось перенести сложную операцию. И в этот раз Господь сотворил над ним чудо. Погода в то время была сырая и холодная, и во время поездки на операцию батюшка сильно простудился. Хронический кашель усилился и был почти беспрерывным. При кашле операцию на глазах делать нельзя, но и откладывать ее было тоже невозможно – катастрофически быстро надвигалась слепота. С глубоким упованием на милосердие Божие отец Савва избрал операцию, хотя врачи не гарантировали благополучного исхода. И – о чудо! – во время операции и в послеоперационный период почти не было позывов на кашель. Операция прошла благополучно.

Провидя смятение духовных чад, которые жили в неведении о состоянии его здоровья, и желая их ободрить, старец продиктовал для них краткое письмо в стихотворной форме:

Кто предался воле Божьей

Сердцем и душой,

Тот нашел себе навеки

Внутренний покой.

Он постиг, что Ум Великий

Правит миром сим

И ничто во всей вселенной

Не забыто Им.

Где бы ни появлялся старец, с кем бы он ни беседовал, везде оставались следы воздействия благодати Божией на сердца человеческие по его святым молитвам. Люди перерождались, находили истинную цель жизни и истинное счастье на земле, ибо земля для них становилась небом. Радуясь своему перерождению, они благодарили своего благодетеля и славили Господа за Его неизреченную милость к ним. Старец воплотил в жизнь слова Спасителя: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, Иже на небеcех» (Мф. 5, 16).

Этот человек прославился на весь православный мир как почитаемый старец. Его путь к служению Церкви был долгим и тернистым. Но, несмотря на это всю свою жизнь он посвятил служению одному единому нашему Господу. Схиигумен Савва — кто он? Каков его духовный путь к Богу? Как проходило его служение Церкви? Какие труды с собой он принес в мир? Об этом далее в статье.

Биография

Жизнеописание схиигумена Саввы доступно не в полном виде. Многие годы его пути просто неизвестны, но самые основные, ключевые моменты, все же, можно найти.

Родился мальчик в 11 (25) ноября 1898 года в самой обычной по тому времени крестьянской семье Остапенко. Отец Михаил сразу дал сыну имя Николай. Он был в семье не единственный. Кроме Коли, были еще 3 сына и 5 дочерей. Родители были глубоко верующими людьми, так привили любовь к Господу и детям.

В семье никогда не было зла, грубости или серьезных наказаний. Насобственном примере родители показывали, каким должен быть хороший человек. Коля с самого детства интересовался религий. Он отлично учился в церковно-приходской школе, посещал все службы.

Схиигумен Савва (Остапенко)

Уже в юношеские годы у молодого человека появилось сильное желание стать священником. Однако в 1914 году Николай попал в армию, причем досрочно из-за начала Первой мировой войны. Через три года, служа уже в Красной армии, будущий схиигумен получил в училище должность военного техника. Позже становится инженером-прорабом.

Несмотря на политику советской власти, Николай часто посещал церковь. Он с детства сохранил в себе любовь к христианству. Часто Николай читал духовные книги, чтобы достигнуть озарения и, наконец, стать священником.

Сам схиигумен позже расскажет, что огромную роль для него играли сны. Так, в одном из ночных видений Николай увидел умерших, о которых он давеча молился и по которым читал акафист.

Чуть позже после беседы со схимонахиней Марфой, Николай получил от нее урок о правильной молитве. В ту же ночь ему приснился сон о том, как он побывал во всех святых местах из жизни Иисуса. Позже сама Марфа станет близким другом для схиигумена. Она поможет ему и на духовном пути.

Это интересно! Схимонахиня — женщина монахиня, которая приняла великую схиму, что означает ее полное отречение от мира и мирской жизни. Женщина отказывается от сего и становится единой с Богом сначала в жизни, а потом и в жизни.

Книги и труды

За свою долгую жизнь Савва написал много книг, посвященных Господу. Например:

  • «Краткое объяснение важнейших правил и обычаев православной христианской веры»;
  • «О покаянии»;
  • «О наградах земных и небесных»;
  • «О главных христианских добродетелях и гордости»;
  • «О Божественной литургии».

Книга схиигумена Саввы «Свет в сердце»

Эти труды прославили схиигумена и приблизили его к Богу. Они обращены к самым разным темам и всегда смогут помочь истинному верующему, ищущему ответов.

Монашеский постриг

Настоящим духовником Николая все же стоит считать старца Иллариона, который пришел из афонского монастыря. Он смог найти нужные слова, чтобы переубедить своего ученика пока не подаваться в монастырь. Так, в 1946 году была открыта Троице-Сергиева лавра, куда и поступил Николай.

Через два года он принял монашеский постриг и получил имя Савва. В 1954 году монаху пришлось покинуть любимую лавру. Он был направлен в Псково-Печерский монастырь. Туда к нему приезжали богомольцы со всего Союза. Новым испытание для святого отца стало восстановление церкви Казанской иконы Божьей матери в Великих Луках.

Схиигумен Савва умер в возрасте 81 года в 1980 году. Принято считать, что это произошло во сне, но есть свидетельства, что святой отец часто болел.

Документальный фильм о схиигумене Савве