Ребенок в храме

Храм — это место особое, святое. Это дом Божий. Поэтому вести себя здесь нужно по-особому. Существует правила поведения в храме для детей, которых стоит придерживаться при посещении храмов. Это касается не только взрослых, но и детей. Ведь именно благочестивые родители, добрые наставники подскажут и научат, как правильно вести себя в храме, дадут советы и подсказки для детей.

С чего начинается посещение храма

Вера для ребенка должна быть не обузой, не пониманием того, что он должен угодить Богу или родителям, а понимание того, что посещение храма — это радость общения с Богом, это праздник, это поощрение за послушание и хорошее поведение.

В православный храм дети приходят по разным причинам. В основном, в первый раз их приводят родители. Таинством Крещения и воцерковления церковная жизнь ребенка не завершается, а только начинается. Таинство крещения — это духовное рождение человека.

Крещение ребенка в церкви

Следующий путь родители должны пройти вместе с ребенком в ограде церковной. Должны показать, как нужно жить по-христиански. Если родители каждый воскресный день присутствуют в храме Божием за литургией, освещают воскресный день исповедью, причастием, вполне правильно, разумно и логично, чтобы ребенок был вместе с ними с самого начала, шел по этому пути полноценного члена церкви Христовой.

Священнику очень радостно видеть на литургии большое количество детей, радостно, что вместе с ними пришли родители. Приходя в храм с ребенком, родители определяют место, где будут стоять, чтобы малышу было видно и слышно происходящее, чтобы у него появился интерес к пребыванию в храме.

Малышей приносят или приводят за 5-10 минут до начала причастия и уводят после совершения евхаристии минут через 10, чтобы малыш не утомился, но при этом почувствовал присутствие Духа Святого, ощущение благодати, красоты песнопений, аромата ладана.

Иногда дитя плачет перед чашей, потому что не приучено к церковной обстановке. Родители — нецерковные люди, и он первый раз попадает в многолюдный храм. Может, в это время он привык спать или его нужно покормить. Потому что в основном детей приводят на праздники, когда многолюдно, душно, и родители пытаются продержать ребенка всю службу.

Что делать в таких случаях? Ничего страшного, если папа с мамой выведут расплакавшегося мальца из церкви, таким образом поступят мудро. Не нужно насиловать детей святыней. Христос вряд ли одобрил такое. Господу угодны лица смеющихся малышей, спокойных, которые с радостью принимают таинство.

Важно: задача детей в храме — молиться. Они не должны мешать другим людям. Если ребенок балуется, лучше выйти из храма, привести малыша в благоразумное чувство и вернуться на службу.

Малыш не может выстоять всего времени долгой службы, но его молитва искренняя, добрая и идет от чистого сердца.

Православие и дети:

  • Как рассказать детям о смерти
  • Как и когда рассказать детям о Боге
  • Беседы с детьми о монашестве и монахах

Основные правила поведения в храме

Перед входом в храм осеняют себя трижды крестным знамением и молятся: «Господи, помилуй!». Затем покупают свечи в церковной лавке. Свечи очень разные: восковые, парафиновые, большие, маленькие. Неверно думать, что размер свечи влияет на то, чтобы скорее Бог услышал наши молитвы. Ведь Господь обращает взор не на свечу, а на наше сердце.

Ребенок в храме

Центр храма — это место для праздничной иконы. Здесь ставится первая свечка. Зажигается она от другой свечи, которая уже стоит на подсвечнике, потом оплавляется низ свечи, чтобы она лучше стояла, и ставим ее. По благочестивой традиции православные прикладываются к святыне. Сначала дважды крестятся, затем прикладываются к иконе и крестятся третий раз.

После этого идут к Распятию, которое обязательно есть в каждом храме. Перед ним тоже ставят свечу. Если на подсвечнике нет свободного места — не огорчаемся. Можно положить свечу на подсвечник, а служители обязательно ее зажгут в удобное время. Перед распятием делают земной поклон.

Важно: поклоны перед святынями — это лишь внешнее проявление нашего благоговения, нашего сильного чувства. Бывает, что в храме много людей, что своими поклонами мы можем помешать другим молящимся. Не будем же мы расталкивать окружающих, делая поклоны. Стараемся всегда помнить о других.

Прикладываться к Распятию нужно касаясь лишь ног Спасителя. Если прикладываемся к иконе Богородицы, то касаемся губами только руки и ни в коем случае лика. Это не благоговейно. Таким же образом мы ставим свечи у икон святых, которых мы особенно почитаем. И молимся перед этими иконами о здравии самих и наших близких.

Исповедь и причастие для детей

С детьми нужно готовиться к исповеди и причастию. Перед посещением храма потрудитесь объяснить сыну или дочке, что с ними там будет.

Причастие детей в храме

Если речь идет об исповеди, то простыми словами дайте разъяснение, что такое исповедь. Объясните, кто присутствует на исповеди, кто такой священник и зачем его участие в таинстве исповеди. Познакомиться нужно с батюшкой. Может заранее привести и показать священника, рассказать, что значат его необычные одежды, почему он с бородой, как к нему правильно подходить, что он будет спрашивать на исповеди.

Те же правила относятся и к Таинству Причастия. Если ребенок понимает, то расскажите, что с ним будет происходить в момент таинства. Такая манера общения с детьми — уважительная. Детей надо своих уважать, восхищаться ими, ценить.

Видя пример старших детей, малышам хочется приобщиться к исповеди — не отказывайте им. Батюшка в свою очередь проводит всю процедуру исповеди — беседует с малышом, накрывает епитрахилью, читает разрешительную молитву об отпущении грехов — это для дитя важно и помогает приобщиться к службе.

Когда переходить ко взрослому стоянию на службе

Лучше это делать уже в школьном возрасте. Школьник понимает, что всё что хочется, не всегда можно, и есть свои обязанности. С этого момента можно пробовать приходить на службу чуть раньше.

О церкви и службе:

  • Можно ли опоздать на службу в храме
  • Алтарь в православном храме
  • Правила поведения в храме для мужчин и женщин

Ход богослужения ребенок постигает тогда, когда регулярно посещает службы. Дети могут ставить свечи, прикладываться к иконам, святыням. Самый главный принцип — не мешать молящимся взрослым.

Как правильно вести себя в храме детям Важно: чтобы детям было хорошо в храме, необходимо обязательное его присутствие. И понимание того, что попали во взрослое место, где не шумят.

Если и церковную жизнь детей сделать подконтрольной родителям, это может погубить то, ради чего мы ходим в церковь. Для него очень важно, особенно в переходном возрасте, провести границу между собой и родителями. Если мы приводим своих чад в церковь — это удобный способ показать, что храм — пространство духовной свободы. Здесь он сам решает, о чем ему каяться, а о чем нет. Не мы ему указываем, а он сам становится самостоятельной личностью.

Если ребенок не хочет идти в церковь — настаивать надо. Если не хочет исповедоваться, то здесь уже выбор подростка. Когда область духовного находится в руках самого подростка, он реально начинает взрослеть. Он понимает, что не захочет исповедоваться и не будет. Но в то же время понимает, что у него есть такая потребность. И он идет и осуществляет эту потребность сам. Это его выбор, решение — это очень важно.

Есть и другая сторона взгляда на церковь. Родители воспринимают ее как нечто магическое. Если привести ребенка в храм, то священник совершит что-то магическое и с малышом всё будет как надо.

Нет, так не бывает. Ребенок — это ваша частица. И как вы его воспитаете — так и будет.

Видео о правилах поведения детей в храме.

Как научить малыша правильному поведению в церкви и дома, не проявляя родительской авторитарности, но и не роняя детского достоинства? Уважение – это прекрасно, но оно не подразумевает, что мы позволим своему чаду делать всё, что оно захочет, а мы не посмеем сказать слова поперёк.

Принцип одной овечки

По словам протоиерея Александра Авдюгина, «Православие – вера добрая, удивительная по своей многогранности. В каждом человеке она видит эксклюзив, уникальность. Почему Господь идет за одной овечкой? Потому что каждая овечка – это чудо, это эксклюзив».

Любимые Богом овцы – это не только мы, но и наши дети. Правда, иногда эти уникальные овечки превращаются в упрямых, чересчур резвых, бестолковых барашков – например, на литургии в храме. Но пасти маленькую овечку мы можем, не загоняя в клетку, а применяя по отношению к ней разумные меры, ограничения и правила – причем с мягкостью и завидным постоянством.

По учению Церкви, каждый из нас «удобоизменчив», причем как в лучшую, так и в худшую сторону, так что лепить свое чадо лучше начинать как можно раньше.

Показать маленькому ребенку церковную жизнь во всей ее полноте и многообразии, сделать его частью Церкви можно, как и приучить к правильному и разумному поведению, – считает педагог-психолог Светлана Назина. По опыту работы с детьми, приобщать ребенка к церковной жизни можно и нужно с самого рождения. Грудные дети появляются в храме с родителями, и уже тогда начинают чувствовать благоприятную обстановку, слышать благозвучную музыку, любоваться огоньками свечей.

Когда ребенок подрастает и осмысленно переступает порог храма за ручку с мамой или папой, многое меняется. И если у взрослого человека восприятие веры идет от внутреннего к внешнему, то у ребенка, наоборот – от вешнего к внутреннему. Многие вещи формируем мы сами, многое приходит извне. В храме его собственный внешний вид, облик родителей и молящихся, окружающая его особая благообразная красота помогает четко понимать, где он находится, осознавать, что это место – Божий дом, где нужно склонить голову со смирением и вести себя со всей серьезностью.

«Маленькому прихожанину очень важен настрой на то, что завтра он пойдет в церковь. Помню, моя бабушка перед тем, как идти в храм, с вечера мылась, собирала одежду и вещи – это был обязательный ритуал, в котором и я участвовала – помогала. Собираясь в храм, можно открыть вместе церковный календарь, посмотреть, память каких святых празднуется, обязательно вместе помолиться. Такая подготовка всегда дисциплинирует, а дисциплина маленькому ребенку важна – она выстраивает его жизнь, помогает чувствовать себя в безопасности» – говорит психолог и мама.

На добром примере

Что касается поддержания у малышей дисциплины поведения, но не палочной, а воспитания у них благоговейного отношения к богослужению и посильного внимания к основным его элементам, то протоиерей Николай Чернышев считает, что это возможно при условии доброго примера взрослых и, самое главное, их искренности: «По словам Достоевского, впечатления, пусть неосознанные, полученные в раннем детском возрасте, не заменимы ничем, они не пропадают и оказывают сильнейшее влияние на дальнейшую жизнь. Как важно, чтобы это были впечатления, полученные от пребывания малыша на литургии. И как много здесь зависит от того, какими людьми он окружен, чувствует ли вокруг себя настоящую церковную семью или толпу людей посторонних, холодных и безучастных!»

Нужно почувствовать, когда ребенку становится мало внешней стороны храмового благочестия – целования икон, крестика, пребывания в храме на руках у мамы. Не упустить момент, когда пора перейти на другой уровень восприятия – прочесть первые детские книжки о Церкви, детское Евангелие, вместе обсудить прочитанное.

Что бывает, если этого вовремя не сделать? То, что и дети из церковных семей, и воспитанники воскресных школ утрачивают детское восприятие и больше не испытывают надлежащего почтения к православным святыням, неблагоговейно ведут себя во время службы – и порой это касается даже маленьких алтарников. Дети не всегда осознают, где в жизни грань игры и реальности, и где в храме грань видимого и невидимого мира, к которым они прикасаются. Это говорит о том, что внутренняя сторона веры – Евангелие, личность и пример Христа не близки или малоизвестны им – не привиты с раннего возраста либо насаждаются формально.

Хвалим за поступки

Светлана Назина подчеркивает еще один важный момент: да, в восприятии малыша должны различаться храм и дом, улица и детский сад – абсолютно разные для него места и сообщества. Но нужно добиваться того, чтобы поведенческие стороны его личности одинаково адекватно проявлялись везде. Проще говоря, чтобы и в воскресной школе, и за церковной оградой ребенок оставался добрым, послушным, искренним и внимательным к другим людям.

«Для этого на практических занятиях в воскресной школе мы моделируем ситуации из обычной жизни. Выводы бывают самыми неожиданными. Все стараются быть хорошими, успешными – во многом этому способствует современная программа дошкольных и младших школьных учебных учреждений, где пропагандируется установка на успех. Но в таком вот «успехе во что бы то ни стало» для ребенка кроется большой духовный подвох. Получается, что детский эгоизм ставится нами во главе угла, а на самом деле малыш не представляет собой то, о чем заявляет. Поэтому нам нужно первым делом «включать» не современную педагогику, а верный христианский принцип: хвалить ребенка за поступки, оценивать не его самого, а его дела. Но хвалить нужно обязательно!

Вот, например, реальный случай: на занятиях в воскресной школе мальчик хорошо отвечал и заработал больше всех звездочек, но никто за него не порадовался. Это очень его расстроило. Оказывается, друзья, вполне воцерковленные малыши, просто позавидовали ему и… по-взрослому смолчали».

Вася рядом!

Для полноценной христианской – церковной и повседневной бытовой жизни – малышу важно учиться как можно раньше понимать других людей и их проблемы. Психолог привела пример, как в летнем православном лагере одному парнишке в нужный момент не помогли сверстники – не со зла, а просто не поняли, не разобрались, что он нуждается в помощи.

«Точно также в сознании ребенка существует разрыв между реальной жизнью и тем, что он узнает о Боге. Нищие и прокаженные из Евангелия вызывают сочувствие, но они где-то далеко, а стоящий рядом Вася не просит о помощи – так зачем ему помогать?

Чтобы объяснить это, то есть для более живого восприятия христианских истин детьми, нам нужны очень мудрые и тонкие, вдумчивые методы духовного воспитания и религиозного образования. А дома, для начала, просите ребенка помогать – польза от его маленьких действий велика, поскольку доставляет ему много радости».

Продолжить наше краткое размышление на эту непростую тему хотелось бы словами игумена Арсения (Соколова): «Взрослея, ребенок не может долго оставаться с детской верой. Если же он будет пытаться ее удержать, есть риск, что он станет или инфантильным, или лицемером. Детская вера основана на подражании родителям, на воспитании; взрослая – на личном выборе. Воспитанный в церковной семье ребенок однажды становится перед этим выбором. Если он его сделает правильно, то его вера станет зрелой, ответственной.

Выбор – это, конечно, всегда риск. Но так уж Создатель уважает свободу личности, что этот выбор предоставляет каждому. На этом пути родители и мы, служители Церкви, не имеем права быть неискренними и скучными. Но есть простое и безопасное правило: обращайся с ребёнком, как со своим самым дорогим и любимым другом».

Валентина Киденко

Фото автора

Церковь и дети

Родители часто беспокоятся и боятся, что ребенок может устать во время богослужения, что богослужения в нашей церкви слишком для него длинные, но не выражают ли подсознательно родители свои собственные страхи и сомнения?

Дети проникаются гораздо легче, чем взрослые, всей мистикой и таинственностью богослужения и литургического символизма, они чувствуют и ценят эту сторону наших богослужений. Чувство святости и благоговения перед Господом Богом, стоящего по ту сторону повседневной жизни и открывающегося таинственно в богослужении, чувство «страха Божия», лежащего в основе каждой религии, гораздо ближе и понятнее детям, чем взрослым.

«Не препятствуйте детям приходить ко Мне» (Мф. 19:14), приходить в церковь — эти слова Господа Иисуса Христа относятся ко всем нам и сейчас, потому что в первую очередь именно в церкви дети должны услышать голос Божий. Это же слово, но сказанное в классе звучит абстрактно и часто не совсем понятно, в церкви же происходит молитвенное восприятие этого слова, тем более что в детстве молитвенное восприятие особенно остро: в детстве у нас есть способность понимать не интеллектуально, а всем существом, что нет большей радости, чем быть в церкви, участвовать в богослужении, вдыхать аромат Царствия Небесного, который есть «радость и мир в Духе Святом».

Атмосфера церкви должна входить в жизнь ребенка еще дома. Как может ребенок чувствовать святость воскресенья, дня, посвященного воскресению Господа Иисуса Христа, и того, что он должен воспринять и почувствовать в церкви, если у него дома с раннего утра гремит радио или телевизор, родители курят, читают газеты и нет ничего святого в этом воскресном дне? Посещение церкви должно бы было быть подготовлено: тишиной и особой торжественностью зажигания лампадок перед иконами, общей молитвой, чтением положенного в этот день Евангелия, чистотой и особой опрятностью и одежды, и жилища. Как часто родители не понимают, как все это формирует религиозное сознание ребенка, которое оставляет свой след на всю жизнь и которое никакие трудности и волнения житейские не смогут в нем уничтожить!

Накануне воскресенья и праздников церковных, во время Великого Поста, когда мы приготовляемся к исповеди и причастию, дом должен отражать церковь, должен светиться тем светом, который мы приносим домой с богослужений…

И еще несколько слов о школе. Само собой очевидно, что устраивать школьные занятия по воскресеньям во время богослужения противно духу Православия. Воскресная Литургия — это радостное собрание всех верующих в церкви, и ребенок должен знать и переживать это задолго до того, как он сможет понимать значение этого богослужения. Думаю, что лучше всего устраивать школу в субботу, которая есть приготовление к воскресному дню, воскресному богослужению. Аргументация же, что родители не будут привозить детей два раза в неделю в церковь, показывает только нашу греховную небрежность к самому важному в жизни ребенка.

Субботний вечер — это начало воскресенья и должен был бы быть литургически освящен так же, как и воскресное утро. Ведь во всех православных храмах служатся вечерни или всенощные накануне праздников и воскресных дней. Нет причины, почему не можем и мы строить свою церковную жизнь по принципу школа — всенощная — Литургия, где школа была бы для детей естественным приготовлением и введением в День Господень, День Его воскресения.

Дети в храме: что делать?

На страницах портала Православие.Ru уже несколько раз поднималась тема, когда приводить маленьких детей в храм: к началу службы или только ко Причастию. Большинство родителей сталкивалось с тем, что дети определенного возраста не в состоянии сосредоточиться на Богослужении, они капризничают и своими капризами отвлекают остальных богомольцев от сосредоточенного переживания Божественной службы. Как поступить в этой ситуации: стать источником беспокойства для окружающих или ограничить время посещения храма для себя и своих детей, – на этот вопрос мы хотели бы получить и ваши ответы. Если вы – «состоявшийся родитель», т.е. смогли с детства воспитать свое, ныне подросшее чадо в православной вере, имеете живой опыт преодоления этой проблемы, пишите по адресу editor@pravoslavie.ru Лучшие заметки будут опубликованы.

***

Анна Мазур (пятеро детей): «Братья и сестры! Будем снисходительны друг к другу»

Здравствуйте! Я мама пятерых деток. Старшие – мальчики, уже большие: 11 и 14 лет. Младшие – девочки: 6 лет, 3,5 года и 11 месяцев.

Напишу о своем опыте.

Конечно, маме в ее работе по воспитанию детей невозможно оставаться без церковных служб и таинств. Дети забирают очень много сил – физических, душевных, духовных. Конечно, и радости они приносят много, но всё же нужно очень много отдавать.

Без сил мама становится раздражительной, часто впадает в уныние, а ведь ей постоянно надо проявлять деятельную любовь к детям и к мужу и еще, желательно, к остальным людям! А где же ей взять эту любовь, как не попросить у Господа?! Принести к Нему и Его Пречистой Матери свои тяжести! Попросить исцелить душу и наполнить ее любовью Христовой! Попросить вразумления, чтобы воспитывать чадо во славу Божию и на радость людям!

Как без этого? Я точно знаю, что невозможно!

Это ответ тем людям, которые спрашивают, зачем мама идет в храм и дитя с собой тащит.

Спасибо всем неравнодушным, кто считает, что чужих детей не бывает! На самом деле таких людей очень много! Они часто находят, как помочь маме, у которой уже на лице написано, что стоит она со своими малышами из последних сил, одного держа на руках, другого пытаясь утешить прикосновением руки, а третьему пытается подбадривающе улыбнуться.

Но, конечно же, надо стараться в храме сильно не шуметь, не отвлекать молящихся и не нарушать атмосферу службы. Мы стараемся приходить к Херувимской песне или даже еще позднее, к Символу веры, когда с нами совсем малыши.

Если в семье не один ребенок и даже не два, то это уже коллектив, который не может быть совсем тихим, особенно если в нем есть маленький младенец.

«Каждая мама примерно представляет, как долго именно ее семья может не сильно беспокоить молящихся, – из этого и нужно исходить».

Мне кажется, каждая мама примерно представляет, как долго именно ее семья может не сильно беспокоить молящихся, – из этого и нужно исходить.

Постепенно это время будет увеличиваться.

А периодически можно стараться все-таки находить, с кем оставить деток, и маме приходить одной – спокойно помолиться. Пусть это будет нечасто, но ничего: именно в эти моменты многое понимаешь и набираешься новых сил!

Братья и сестры! Давайте будем стараться быть снисходительны к слабостям друг друга! И стараться помогать друг другу в трудный момент, и, конечно же, стараться не мешать и не раздражать друг друга! Ведь так учил нас Христос! По-моему, это и есть любить ближнего, как самого себя…

Простите, если в чем-то не права, и за многословие!

С Любовью о Господе,
Анна Мазур

***

Наталья Черненко: «На нашем приходе был один интересный случай»

Дети в храме – это такая же тайна, как и взрослый в храме. Как каждый человек приходит к Богу, только Ему и известно. Как это случается с детьми? Точно так же.

На нашем приходе был один интересный случай.

Одного 4–5-летнего ребенка нельзя было привести в храм даже к моменту Причастия. Переступая порог храма, он устраивал вопли во всю силу своих легких.

Нет, он не плакал, он кричал – от переизбытка чувств, видимо. Его бедная бабушка, свечница в том же храме, милейший, добрейший и скромнейший, к слову, человек, очень переживала за своего внука.

Ни уговоры, ни «выведение на улицу», ни запугивания не помогали. Он мешал не только прихожанам, но и священников отвлекал.

Наш дорогой батюшка, тем не менее, благословил ребенка в храм приводить, да почаще. Видимо, так нужно было: нам, прихожанам, – потерпеть, бабушке – посмиряться, священникам – проявить любовь к несмышленому чаду. Через некоторое – не очень продолжительное – время Господь призрел на любовь и терпение нашей большой православной семьи, усмирил малыша. Теперь это один из самых благочестивых маленьких прихожан.

***

Протоиерей Владимир Гамарис: «Нельзя приучать к небрежному отношению к Литургии, говоря “онижедети”»

«Онижедети» – часто слышу я в моем родном Киеве, когда «дети» уже не просто шалят, а совершают тяжелые грехи и преступления. Для того, чтобы этого не было, обязательно детей надо приучать к храму и к богослужению.

Умный родитель постарается сделать так, чтобы посещение храма было не тяжелой обязанностью, а совместной духовной радостью.

К преподобному Серафиму Саровскому пришла молодая мама и спросила: «Батюшка, а с какого возраста надо приучать ребеночка к храму и к молитве?» – «А вашему сколько?» – «Полгода». – «Вы уже опоздали на полгода», – ответил ей святой.

Мои маленькие сыновья всегда с радостью шли со своими родителями на Литургию. С 3–4-летнего возраста выстаивали Литургию полностью, крестились на каждом прошении диакона, хорошо знали богослужение. Хотя священнослужителями не стали, а вторая их радость в жизни (после православного церковного богослужения) – скрипка – привела их в Гнесинское училище.

По опыту приходского служения знаю, что дети с самого маленького возраста вполне могут приучиться к церковной службе. Для особо подвижных и нетерпеливых деток мы сделали детские площадки и возле собора, и возле Борисоглебской («детской») церкви.

В нашей Борисоглебской церкви есть специальные скамейки, где мамы могут переодеть ребенка зимой, богослужение состоит только из Божественной Литургии. Мы сознательно не совершаем в «детской» церкви требы, панихиды, заказные молебны, чтобы не переутомлять детей. Каждое воскресенье, каждый праздник Борисоглебская церковь полна молящимися детьми и их мамами. Когда мы восстанавливали этот храм, то по благословению правящего архиерея – Высокопреосвященнейшего Митрополита Ювеналия – расписали ее радостными, светлыми, пасхальными, яркими традиционными церковными росписями. Внутри храм стал похож на сказочную шкатулку. Детям очень нравится.

Ребенок чувствует благодать Духа Святого не хуже, а иногда лучше, чем мы, грешные взрослые.

Недостатки в отношении дитяти к службе надо исправлять, но с любовью. При этом нельзя приучать к небрежному отношению к Литургию, говоря «онижедети».

Хотел бы закончить цитатами святых преподобных Оптинских старцев в помощь родителям: http://www.optina.ru/lection/13/#1.

***

Марина Леванович: «Какой радостный сегодня день – как много в храме деток!»

Хочу высказать свою точку зрения по этому вопросу, поскольку эта тема затрагивает всех верующих, бывающих в храме на службах.

Когда я только начинала ходить в храм, воцерковляться, мне запомнилась проповедь батюшки, которая была как раз этому посвящена. Была воскресная служба, как всегда, много деток, которые то пищали, то разговаривали, то плакали. То и дело раздавались детские голоса. Многие молящиеся шикали на них и их родителей, одергивали, выказывали недовольство.

Батюшка же после службы сказал следующее: «Посмотрите, какой сегодня замечательный день – как много сегодня в храме деток. Какая радость, что становится больше верующих в Господа, которые уже с детства приходят в храм. Для них это уже неотъемлемая часть их жизни, это обязательно и естественно».

Мне настолько запомнились эти слова, эта неподдельная радость, что я тоже взглянула на это под совершенно другим углом.

Поэтому когда заплакал ребенок в храме или ребятишки не могут долго стоять спокойно, я стараюсь относиться к этому по-доброму. Главное – что они в храме.

У нас в храме Покрова Богородицы в Покровском-Стрешнево на службах часто бывают казаки – воспитанники самых разных возрастов, лет от 7. И, конечно, некоторым трудно еще почти неподвижно стоять всю службу, но как больно смотреть, когда умудренные и такие правильные взрослые начинают их дергать и ругать! Ну вряд ли от этого они смогут сосредоточиться на службе, молитве. Так же, как и окружающие. Ведь Господь нас учит терпимости, смирению.

Но высказывая свою точку зрения, я, конечно же, не имею в виду тех взрослых, которые устраивают из храма детскую площадку или, видя, что ребенка не удается успокоить, не выходят с ним из храма.

Истина, на мой взгляд, как всегда, где-то посередине. Суть – в отношении родителей, приходящих с детьми.

Если родители забывают об окружающих – это, безусловно, неправильно.

«Если родители забывают об окружающих – это неправильно. Но так же неправильно чрезмерно резко реагировать на любой писк».

Так же неправильно, как и чрезмерно резко реагировать на любой писк ребенка.

Ведь это – жизнь. У детей свой темперамент, физиология. Но это не значит, что они не должны привыкать к правильной церковной жизни. Кто же тогда их научит?

Мне, например, гораздо больше мешают сосредоточиться бабушки, помогающие в храме, громко обсуждающие свои насущные проблемы и новости.

С уважением,
Марина

***

Вера Петровна Терехова: «Все, что я знаю о Православии, начинается с моей бабушки»

Давно наблюдаю за дискуссией о детях в храме, которая разворачивается на любимом мною сайте. Читаю, сравниваю с тем, что вижу в нашем храме, вспоминаю собственное детство. Начну с последнего.

В моей семье верующей была бабушка, причем она была воцерковленным человеком всю свою жизнь. А прожила она почти 96 лет, на которые пришлись события 1917 года, страшный 1918 год, гражданская война, эпоха борьбы с Православием, когда верующие ходили пешком за много километров, чтобы причаститься в чудом уцелевшем сельском храме, немецкая оккупация, послевоенная разруха, причуды земляка Хрущева и 80-е годы прошлого столетия. Умерла она на Сретение, 15 февраля 1986 года.

Перед смертью строго говела пять дней, причастилась, пришла домой после Причастия, прилегла и больше не встала. Через два дня потребовала священника, который после праздничной службы пришел только в 12 часов. Соборовалась, причастилась и через два часа отошла ко Господу.

Всё, что я знаю о Православии, начинается с моей бабушки и передается, теперь уже через меня, из поколения в поколение.

Я не помню, водила ли она в храм моих брата и сестру, но то, как ходила с ней в храм я, сформировало во мне четкие представления о том, как можно, как нельзя и как нельзя никогда.

Бабушка была неграмотная, с трудом расписывалась, никогда не читала молитвословов и Святое Евангелие. Всю жизнь молилась коротким молитвенным правилом Серафима Саровского. Хорошо понимала церковнославянский и пересказывала то, что читалось на службе.

Шла ли я на Причастие или просто на службу, независимо от моего возраста, со мной накануне велась духовная беседа

Если меня брали в храм, то об этом мне объявлялось заранее. Независимо от того, шла ли я на Причастие или просто на службу, независимо от моего возраста, со мной накануне велась духовная беседа (это теперь я так называю тот серьезный разговор).

Надо сразу заметить, что большую часть своей жизни я была невыносимо болтлива, лезла через головы взрослых и всегда вставляла свое мнение там, где этого не нужно было делать.

Разговор был всегда очень серьезный (бабушка была крутого нрава, жестким, иногда жестоким человеком). Смыслом его был Страх Божий, который она пыталась поселить во мне.

Второе чувство, которое мне прививалось, – это отношение к Дому Божиему как к Великой Святыне. До сих пор я вспоминаю то чувство, с которым я переступала порог Введенской церкви: страх перед Богом, благоговение перед Богом и еще какое-то странное чувство, прорезающееся внутри меня, – любовь к Богу, любовь, преодолевающая страх.

В храм одевалось лучшее платье, которое только находилось в моем скудном гардеробе, а вот платок на голову мне не повязывался. Бабушка говорила, что отроковицам он не обязателен, а вот когда девочка становится девушкой – вот тогда одевается косынка или шарфик. Она и своим дочерям, а было их у нее пять, и мне завязывала ленты, как когда-то завязывали ей. Все готовилось вечером: гладилось, штопалось, начищалось. Утром, после короткой молитвы, мы отправлялись в храм.

Отдельная часть беседы посвящалась тому, как в храме нужно себя вести. Категорически запрещалось разговаривать в храме. Запрет этот объяснялся просто: «Это грех». Понятие греха воспитывалось с детства, и никаких поблажек на возраст, незнание и неумение не давалось. Категорически запрещалось отходить от взрослых, сновать по храму между людьми, задавать вопросы. Моя сознательная память начинается с трехлетнего возраста, но я не могу вспомнить, когда и как меня учили осенять себя крестом. Мне кажется, что это я знала всегда.

Бабушкина крепкая рука держала меня за левое плечо, я стояла чуть впереди, рассматривала иконы и слушала, как идет служба.

Когда я уставала, в этот самый момент служба чудесным образом заканчивалась

Когда я уставала, в этот самый момент служба чудесным образом заканчивалась и начиналась подготовка к Таинству Причастия.

Я не знаю, может, мне это кажется, а может, детские воспоминания стерлись, но как-то тогда это было иначе.

Если мы не причащались, то шли в конец храма, где бабушки и больные присаживались на лавку. Они дружно двигались и выделяли местечко для Лениной внучки (мою бабушку звали Елена Яковлевна). После службы полагалось принять просфору.

Особым образом помолившись, дав обещание не потерять ни одной крупинки, я получала этот Священный Хлеб в свои детские ладошки. Ничего вкуснее в моей жизни не было и нет.

Недавно в одном из величайших храмов России, прихожанкой которого, по великой милости Божией, я состою, еще молодая бабушка протягивает просфору внучке, только что получившей Святые Дары. Внучка, лет пяти или шести, громко восклицает: «Ой, булочки!» – и начинает хлопать в ладоши. Меня действительно прошил «столбняк». На все мои попытки объяснить ребенку, что это Святая Просфора, был категоричный ответ бабушки: «Она еще маленькая».

Когда мне исполнилось десять лет, мы с бабушкой отправились на Великую Пасхальную службу. В храм меня не пустил комсомольский патруль. Бабушка после этого как-то сникла и больше не брала меня в храм. Через четыре года она выдала нам с братом (по нашей просьбе) Святое Евангелие, которое хранилось в святом углу за иконами, подробно объяснив нам, как бережно нужно относиться к этой книге, и мы его прочитали.

Своего сына я водила в храм до восьми лет. Потом наступил период, когда мы в храм не ходили. В 2010 году я начала воцерковляться, а год назад ко мне присоединился и мой сын.

Два года назад я стала прихожанкой Сергиево-Казанского кафедрального собора, который построили супруги Машнины, с колокольни которого выпал обычный отрок Прохор, а на землю приземлился Великий Святой – Серафим Саровский.

До этого я была прихожанкой другого храма – новостроя в спальном районе, в пяти минутах ходьбы от дома.

Однажды пришла в Сергиево-Казанский собор и больше не смогла расстаться с этим особенным местом, осененным стопами Пресвятой Богородицы. Опыт моих наблюдений позволяет сделать выводы, которые я попытаюсь изложить в этих заметках.

В нашем храме много детей разных возрастов, есть семьи, в которых три поколения прихожан стоят на службе, есть многодетные семьи, много молоденьких родителей с грудничками. Маленьких деток много, а вот подростков 13–14 лет можно пересчитать по пальцам. Все семьи разные, а проблемы у всех одни (как-то эта фраза похожа на Толстого, но поверьте, это действительно так).

Можно привести много примеров, но я ограничусь выводами. Часто мамочки уклоняются от необходимости одернуть свое разыгравшееся чадо, жестко взять за руку и поставить рядом с собой, запретить вести себя так, как это делает ребенок. Они перекладывают это на плечи отцов, сохраняя при этом свою безучастность. Мне, воспитавшей своего сына в одиночку, бывшей для него и мамой, и папой, это странно и непонятно. Как можно безучастно смотреть и ничего не делать?!

Все-таки без примеров не обойтись. В нашем храме есть семья, в которой двое девочек-близняшек семи лет и брат лет пяти. Между сестрами конкуренция за первенство, но они мгновенно объединяются, когда нужно побороться с братом. Героический папа приходит на утреннюю службу (в 7 часов), чтобы помолиться, а к следующей службе приводит детей. Иногда с ними приходит мама.

Лето. Двунадесятый праздник. В храме много народа, открыты окна. Папа где-то замешкался, и дети остались одни. Служба подходит к концу, и дети собрались в правом углу храма, где большую часть времени стоит Гроб Господень, на который в Страстную пятницу укладывают Плащаницу. Сестры борются друг с другом, брат, как всегда, держится в сторонке. Одна из сестер пытается с ногами взобраться на церковный подоконник. Мама безучастно наблюдает за происходящим. Стоя за ее спиной, громко говорю: «Ну правильно, еще на окнах не висели как обезьяны». После драматической паузы мама все-таки зовет дочь. Дети мгновенно преображаются и собираются вокруг нее. Скажите, почему нужно ждать реакции прихожан? Что мешало этой мамочке вмешаться в ситуацию раньше?

Рассказывать можно много, дело ведь не в этом. К этому примеру можно добавить много других, совершенно положительных. Я хочу ответить мамочке, у которой есть время писать такие обширные статьи с такими обширными рассуждениями.

В начале советы:

– любую проблему, возникающую в вашей жизни, начинайте решать с себя. Не с мужа, не с ворчливых и скандальных прихожан, а с себя драгоценной. Первый вопрос самой себе: «Что же я делаю не так, и почему возникают эти проблемы?»;

Если вы беременны – самое время начать обучать будущего ребенка духовным основам

– посмотрите вокруг, обратите внимание на своих братьев и сестер по вере и по Церкви. Среди них полно добрых и отзывчивых людей. Это и те самые бездетные девушки, которые еще не успели обрести свое семейное счастье, и бабушки, у которых собственные внуки далеко, которые с любовью смотрят на ваших деток и готовы помочь. Шагните им навстречу. Но помогать можно только тогда, когда духовные основы в детях уже заложены. Так что если вы беременны – самое время начать обучать будущего ребенка духовным основам, привлекая к этому младших детей.

Еще несколько слов о вашем отношении к людям. Время, когда ваши дети вырастут и разлетятся из родного гнезда, наступит неизбежно, и тогда вы поймете, что ничего из этой жизни нельзя забыть. Материнская память так устроена, что в ней сохраняется всё, периодически возникает и заставляет задуматься снова и снова. В далеком 1993 году священник-монах, положив руку на голову моего шестилетнего сына, сказал мне такие слова: «Держите, матушка, своего сына и учите, хотя учить уже поздно, уже вдоль лавки лежит, а учить надо, когда поперек». Только 20 лет спустя я начинаю понимать всю глубину и мудрость этого совета.

Вы не просто мамочка, вы – Матушка, жена священника, предмет внимания и заботы его прихожан. Вы сами выбрали этот путь, вас никто не заставлял. Храм – это Дом Божий, а не место работы. Проявите талант и духовную зрелость, организуйте свою жизнь и жизнь своих детей. Помогите в этом своему мужу и всей Православной Церкви. Станьте духовным ориентиром для наших детей.

С уважением и пожеланием духовной благодати –

Вера Петровна Терехова,
прихожанка Сергиево-Казанского кафедрального собора,
г. Курск

***

Татьяна (трое детей, живет в Германии): «Проблемы закончились, когда я начала воспринимать роль матери как службу Богу»

Здравствуйте! Мне хочется поделиться опытом по поводу детей в храме. У меня с третьей дочерью проблемы совмещения молитвы и внимания к ребенку закончились, когда я начала воспринимать роль матери как службу Богу.

Например: читаю вечернее правило. Ребенок заметил, что я отошла (вниманием) от нее, и начинает как-то привлекать меня обратно.

Я откладываю молитвослов и (с любовью!) обращаюсь к ней (ведь она – тоже образ Божий).

Вопросы, проблемы решаю быстро и снова возвращаюсь к молитвенному чтению (вслух).

Дочка вскоре поняла, что я не ухожу от нее, и стала воспринимать длинные молитвы как совместное таинство…

Одним словом, мне помогло понимание того, что человек – это образ Божий и молитва неотделима от делания своего дела. Вот. Простите.

***

Светлана Колосова (матушка, шестеро детей): «Почему я должна ставить свою молитву выше, чем спокойствие окружающих?»

У нас шестеро детей. Было время, когда я ходила к Причастию с тремя детьми одновременно, с четырьмя. Но помолиться и причаститься самой получалось один раз в месяц, когда приезжала моя мама и отпускала меня.

Муж у меня священник, со временем мы перешли в отдельный храм, я стала регентовать и должна была приезжать на каждую службу. Поэтому пятый и шестой ребенок родились, не отходя от клироса, часто спали в коляске рядом.

Считаю, что многодетная мама должна изыскивать возможность причаститься без детей (раз в месяц, мне кажется, это реально). Остальное время приводить детей к Причастию, чтобы не мучить их, если они не могут спокойно находиться в храме, и окружающих людей, включая клиросных, которым очень тяжело петь, если в храме шумно, и служащего священника, который должен предстоять перед Престолом Божиим, не думая о чьем-то малыше, который чувствует себя некомфортно в храме и мучает маму и всех молящихся.

Я со своими маленькими детьми «пулей» вылетала из храма, если они только начинали «пищать», и считаю это правильным: почему я должна быть такой эгоистичной и ставить свою молитву «любой ценой» выше, чем спокойствие окружающих?

***

Дарья Лапшина (сын Георгий, 6 лет): «Дети не должны стать помехой в духовной жизни взрослых»

Точно помню этот день – это было Вербное воскресенье (я очень люблю этот праздник – особенный, светлый, яркий, наполненный счастьем и светом, духом Святым). Мы пришли на Литургию с сыном. Я – купаясь в этом внутреннем солнце предстоящего Причастия, а сын – с красивым пушистым букетом вербы. На тот момент ему было без малого 6, тот возраст, когда дети, как я считаю, уже могут осознано понимать, что и как происходит в Церкви, как идет служба и вообще зачем туда ходят люди.

И вот в тот самый день, в Вербное воскресенье, стоя со мной в очереди на исповедь, он вдруг САМ решил, что тоже пойдет на исповедь. Хотя не должен, мал еще.

Но он сам пошел, что-то говорил, отец Владимир пытался скрыть в окладистой бороде добрую улыбку…

Как так вышло? Я была невероятно обрадована, но отнюдь не удивлена таким поворотом событий. Я думаю, что это вполне закономерно, если есть семья – «единая чаша».

Ведь невозможно, например, чтобы родители постились, а ребенок даже не знал, что это такое. Или не знал, имя какого святого он носит и чем этот святой известен.

(Естественно, что в свои теперь уже полные 6 лет он постится – это однозначно решение уже взрослого человека.)

Дети ни в коем случае не должны стать досадной помехой в духовной жизни взрослых.

Они непременно должны быть вовлечены в духовную жизнь родителей. Таким образом, они – по примеру взрослых – раньше начнут формировать и собственный путь внутреннего развития, а это ох как поможет в будущем…

И дом, обращенный в малую Церковь, обращенный к Церкви «великой», станет местом христианского образования всех членов семьи…

Мы объясняли ребенку какие-то моменты очень постепенно – примерно с 4 лет. Раньше, думаю, это бессмысленно: до четырех лет храм для него – это где красиво горят свечки (разные по размеру, что важно), вкусно пахнет ладаном, крестятся, плачут и так далее, но смысл в общем и целом – не ясен. Хочется побегать, пошалить, заняться, наконец, этими свечками. Ох, как же они манили моего сына…

Весьма важным я бы назвала в этом случае принцип наглядности: ребенок берет пример с взрослого.

И ему нужно всё объяснять – и в храме (шепотом), и дома, конечно же.

Еще очень важен и внешний вид дома – иконы, например.

Никогда не забуду, как радовался ребенок, когда я подарила большую, ручной работы икону Георгия Победоносца – он ни одной машинке так не радовался, как этому подарку.

Нелегко привлечь внимание ребенка к «душеполезным» беседам, но поразительная вещь: если родители обсуждают что-то между собой, то дети ловят каждое слово, они, как губки, всё впитывают в себя и прекрасно запоминают. Еще бы: им не надо терпеть скучные наставления – они подслушивают взрослый разговор.

И если папа с мамой обсуждают за столом страдания 40 святых мучеников Севастийских, то дети слушают так же увлеченно, как самые интересные приключения. Но для этого, конечно, требуется подготовка родителей.

С огромным уважением, для любимого портала,

Дарья

«Неудобные» дети в храме

Протоиерей Вадим Ильчук

Дети в храме — казалось бы, что может быть прекраснее? Не к тому ли стремится Церковь, а с ней — и верующие родители? В голове складываются прекрасные картинки: милые крохи, сложив ручки на груди, с благочестивым видом подходят к Чаше… Малыш завороженно глядит на пламя свечи перед иконой… Но реальность порой имеет мало общего с подобными образами, и пребывание детей в храме может превратиться в проблему для всех: родителей, прихожан, священника.

Как же быть родителям капризничающего ребёнка? Что нужно понимать, видя такое дитя в храме? Почему дети плачут в церкви? Может ли истошно вопящий младенец быть одержимым? — Об этом и многом другом мы беседовали с протоиереем Вадимом Ильчуком, благочинным Иово-Почаевского округа г. Константиновки.

— Как священнику найти общий язык с маленькими прихожанами? Особенно — капризничающими?

— К детям священник должен относиться как родной отец, друг. Прислушиваюсь к их радостям, если плачут или огорчены — тоже к ним подхожу, утешаю, разговариваю, стараюсь приголубить как-то — чтобы ребёнок ощутил заботу, чтобы понял: здесь не какой-то строгий бородатый дядька, а любящий человек, которому не чужды его бедки. Когда приходится общаться с прихожанами, которые раздражаются на крикливых малышей, я объясняю, что нужно понести тяготы этих деток. Они ведь только начинают соприкасаться с жизнью, её проблемами.

В храме обычно плачут дети тех родителей, которые очень редко приходят в церковь, — или же начинающих прихожан. Дети, которых приносят в храм «с утробы», зачастую ведут себя спокойнее. Ведь когда мама, ожидая ребёнка, начинает чаще ходить в церковь, исповедоваться и причащаться, то малыш слышит мамино сердце, радость её, духовный подъём — и с этим рождается. И такой младенец, когда его приносят на причастие, ведёт себя как опытный — это я видел лично!

Но не все такие. У каждого свой путь. Есть те, кто приходит в храм позже, соответственно, их дети приходят туда позже. Это нужно понимать. В таком случае священник должен подойти к этой задаче более ответственно. Мы сделали озвучку на улице, и потом корректно говорили таким родителям: если ваш ребёночек плачет — погуляйте возле храма, пока не успокоится. Таким образом, можно побыть с малышом на улице — и слушать службу.

Часто плач и дурное поведение в храме рассматривают как невоспитанность и даже одержимость ребёнка. Конечно же, это не так. Мы объясняем это тем, что ребёнок попадает в общество множества людей, и ему просто страшно. Мы предлагаем: выйдите — пускай он привыкает к пению, звукам службы. Можно с ним гулять, на улице можно и погромче побеседовать. Если младенец грудной — он просто будет находиться в этой атмосфере. И за лето возле храма — привыкнет!

А когда подходит момент причастия — то можно зайти и причастить. Даже если малыш в этот момент немного покричит — ничего страшного. Ведь ребёнку может просто кислорода не хватать — дети это ощущают. Духота, жара — всё может спровоцировать плач.

— Всегда ли проблема детского непослушания или капризов коренится в перекосах духовной жизни родителей? Убеждение, что в воцерковлённой православной семье всегда адекватные спокойные дети, — стереотип или правда?

— Это, конечно, стереотип. Ведь каждый человек индивидуален. Но, конечно, больше положительных качеств у детей, чьи родители часто посещают церковь — не от привычки, а чтобы помолиться, встретиться в общей молитве с Господом. Они приносят эту радость в свою семью, и передают её детям. С другой стороны — каждый человек индивидуален, имеет какие-то черты характера, заложенные с утробы матери.

Я не могу сказать, что причины детских капризов в родителях. Господь может испытывать родителей, их терпение и любовь: будут ли они продолжаться, когда ребёнок капризничает, толкается, плохо ведёт себя? Но это ещё раз доказывает, что родители должны больше внимания уделять воспитанию ребёнка, больше общаться с ним, беседовать.

Хорошо, если Господь устроил так, что ребёнок в церкви понимает, где он и что происходит. Если же нет — нужно заниматься им. Ведь подвиг родительский заключается в духовном рождении личности! Физически вырастить важно, но это только начало. Главное — духовно воспитать человека, родить в нём личность духовную, терпеливую, сознательную. Если мы это воспитаем с детства — ребёнку гораздо проще будет потом.

— Плохое поведение детей в храмах — всегда ли результат неправильного воспитания? Как быть с такими проблемами, как возрастные кризисы, неврологические проблемы, инвалидность и т.п.? Ведь таких детей тоже нужно приобщать к церковной жизни — а они, как правило, мешают тихому течению службы.

— Мамам таких детей нужно быть внимательными. Если есть проблемы с медицинской точки зрения — неврологической, психологической и других — во-первых, нужно найти людей, которые уже сталкивались с подобными проблемами и могут поделиться опытом. Во-вторых — нужно обязательно рассказать священнику о своих проблемах. Семейный опыт священника очень может помочь, особенно если он — опытный отец. Нужно не стесняться подойти за советом.

Священник, в свою очередь, должен готовить не только маму, но и прихожан. Они должны видеть, что пришли люди с ребёнком, у которого есть проблема. Нужно помочь создать такие комфортные условия, чтобы этому ребёнку было хорошо. Если ребёнок болен — поставить стульчик. Позаботиться, чтобы он не стоял долго в очереди на причастие.

Здесь на первом месте — труд священника. Нужно, чтобы не только он, но и все, кто ему помогают, понимали, что происходит и как себя вести. Чтобы осознавали, что будет нелегко и ответственно, что больной ребёнок может и бодаться, и вертеться, его нужно и словом отвлечь, и где-то даже придержать немного. Но причащать таких детей необходимо, потому что через причастие они получают от Господа то, что нужно для телесного и душевного исцеления. Главное — чтобы у родителей была вера, чтобы они обращались к Господу за помощью. А чтобы вера была — нужно искать себе духовных наставников хороших, опытных.

— Какой совет вы дали бы молодым священникам, ещё не имеющим собственных детей?

— Нужно руководствоваться наставлениями святоотеческой духовной литературы, обращаться к опыту старших священников, смотреть, советоваться, и, конечно, воздерживаться от собственных комментариев в незнакомых ситуациях. Кричит ребёнок — скажите: «Хороший какой хорист будет! Походите в церковь — наверное, будет Бога славить пением своим! Вот у него какой голос крепкий!» И родители в хорошем настроении придут домой.

Да, плакал ребёнок, может быть, мешал во время таинства, но ничего страшного! Это ведь дети! Небеса ликуют в этот момент, и больше, чем мы, — потому что ещё один христианин появился на земле! Церковь приняла в своё лоно ещё одну душу. Когда ребёнок плачет — он имеет на это право. Ведь Господь дал ему способность ощущать этот мир. И каким он его воспринимает — такими будут и выражаемые им чувства…

А чтобы восприятие было правильным — это уже труд и родительский, и наш, священнический, и церковного общества. Благодаря нам ребёнок должен понять, что в церкви — его друзья, он получит здесь защиту и поддержку.

— А нужно ли таким священникам читать какую-то специальную литературу — детских психологов, например?

— Обязательно! Человек должен быть всесторонне развит, тем более — священник. А если он ещё и будущий отец — то ему тем более нужно знать точки зрения на воспитание психологов, врачей, многодетных родителей. Есть даже художественная литература, которая могла бы помочь. Священник — это отец, наставник, и ему нужно быть эрудированным во всех вопросах, и особенно — семьи.

Священник на приходе — это центр внимания, прежде всего, семейных людей. Им нужно в пастыре черпать подкрепление для своего родительского, семейного подвига. Священник должен быть готов к тому, что та пара, которую он повенчал сегодня, захочет от него и дальнейшей духовной поддержки. Подсказать как брат или друг, и к тому же не навредить — вот к чему нужно стремиться.

— Какие практические советы вы дали бы родителям? Уже сказали, что можно на улице погулять до причастия. Что ещё? Может быть, лучше причащать ребёнка не в воскресенье, а когда людей поменьше — в субботу, например?

— Я всё-таки считаю, что лучше приходить на воскресную литургию. Ведь литургия — как костёр: положишь пять веточек — он будет гореть ярко, но когда положишь сотни — пламя достигнет небес. А родительский совет могу такой дать: нужно семейное общение. У нас была такая семейная традиция: когда дети были поменьше, мы всегда ужинали вместе, и в это время общались, разбирались в своих дневных поступках.

В воскресенье после службы или на исходе трудового дня — во время таких бесед дети всегда могли задать вопрос, получить наставление… Такое общение, когда во главе стола сидит отец семейства, а возле него супруга, старший ребёнок, меньший — строй православной семьи — награждает ответственностью и младших, и старших детей. Это сплачивает семью.

Другой совет. Когда я был малышом и ходил в церковь, то дедушка всегда просил меня после службы, чтобы я пересказал ему проповедь батюшки. Это стимулировало моё внимание. Ведь дети, как правило, не помнят того, о чём говорят в храме. Так что это мудрый, хороший совет, который стоит взять на заметку.

— Какое место в воспитании детей занимает воскресная школа?

— Воскресная школа, если брать общественную деятельность прихода, занимает первое место после службы и Евхаристии. Потому что если мы не будем воспитывать детей, приводить их в церковь и делать так, чтобы им там было интересно — ничего хорошего не получится. Нужно, чтобы дети знали, что церковь — это то место, где их поймут, выслушают, поддержат и подскажут. Где они научатся полезному и важному. Обязательно нужно, чтобы воскресная школа была связана с жизнью ребёнка. Нужно выслушивать детей. У нас ученики высказывают свои пожелания относительно того, как им хочется, чтобы их учили. Мы стараемся прислушиваться к ним.

Каждый новый ребёнок в воскресной школе не должен быть белой вороной. Нужно, чтобы ребята опытные, постарше, сразу сделали новичка своим другом. Часто дети боятся приходить в школу в середине учебного года, потому что думают, что ничего не будут знать. А если их сразу заинтересовать, дать роль в какой-то сценке или доверить ответственное дело — у них будет стимул приходить самим и приводить своих друзей.

Это ведь тоже живое общение с Церковью, и не нужно жалеть приходских денег на воскресную школу! Нужно устраивать обеды, пикники, выезжать в поездки, и в футбол с ними погонять, в игры поиграть — они ведь любят это.

— Важно ли воцерковляющимся родителям найти круг православного общения?

— Это нужно, и обязательно! Я бы очень хотел создать какие-то общества типа братства или сестричества. А на приходе семья священника должна организовать вокруг себя такой круг. Это могут быть и подготовка к престольному празднику, поездки. Нужно, чтобы опытные прихожане помогали молодым, воцерковляющимся, привлекали их. Нужно это внедрять, нужно, чтобы приход стал семьёй. Прекрасно, если бы были воскресные школы для взрослых, если бы можно было наладить общение между приходами. Но как-то тяжелы люди на подъём…

Мы стараемся собираться. Преподавательский коллектив воскресной школы, помощники, мамы, которые готовят деткам бутерброды — пытаемся посидеть после всего, пообщаться. Они задают вопросы.

Нужно, чтобы прихожане, которые давно ходят в храм и знают направление мыслей настоятеля, помогали ему, подсказывали пришедшим, что у нас всё уютно, хорошо, батюшка всех понимает. Можно не только в храме с ним поговорить, но и позвонить — священник не должен прятаться! Свой номер телефона нужно не конспирировать, а давать людям. Бывает, приходится порой выслушивать в свой адрес не очень приятное, но в большинстве своём люди просят совета.

С будущими крёстными мы тоже проводим серьёзные собеседования. Без них практически не крестим детей. Пытаемся рассказать им о значении их миссии как крёстных, как христиан.

Вообще, отношения детей, родителей и Церкви — вопрос очень глубокий и многоплановый, требующий самой разнообразной работы, постоянного труда и внимания священника.

Беседовала Екатерина Щербакова