Святой дух

Содержание

Святая Троица

  • Троица в Библии и у раннехристианских авторов. Ответы на заблуждения
  • Простыми словами о тайне Троицы свящ. Даниил Сысоев
  • В.Н. Лосский:
  • Догматическое богословие. Троица
  • Очерк мистического богословия восточной Церкви. Бог-Троица
  • Учение о Пресвятой Троице иерей Олег Давыденков
  • Тайна Троицы иг. Иларион (Алфеев)
  • Троичный Бог Христос Яннарас
  • Святая Троица – парадигма человеческой личности еп. Каллист (Уэр)
  • Бог и человечество епископ Каллист (Уэр)
  • Триединство П.А. Флоренский
  • Учение о Святой Троице С.В. Посадский
  • Тайна Пресвятой Троицы еп. Александр (Милеант)
  • Тайна Пресвятой Троицы протопр. Борис Бобринский
  • Об изображении Святой Троицы инок Григорий (Круг)
  • Божественная природа и образ Святой Троицы в человеке свт. Григорий
  • О Боге, троичном в лицах митр. Макарий (Булгаков)
  • Догмат Пресвятой Троицы прот. Михаил Помазанский
  • О Святой Троице прп. Иоанн Дамаскин
  • свт. Фотий Константинопольский
  • Аналогии Пресвятой Троицы в мире А.М. Леонов
  • Святая Троица в Библии. Таблица
  • Святая Троица в Библии. Тест

Свята́я Тро́ица (греч. Αγία Τριάδα, лат. Trinitas) – Бог, единый по существу и троичный в Лицах (Ипостасях); Отец, Сын и Святой Дух.

Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой – Единый и единственный Бог, познаваемый в трех равнославных, равновеликих, не сливающихся между Собою, но и нераздельных в едином Существе, Лицах, или Ипостасях.

Образы Святой Троицы в материальном мире

Как же Господь Бог может быть одновременно Один и Троица? Не надо забывать, что к Богу неприложимы привычные для нас земные измерения, в том числе категория числа. Ведь исчислять можно только предметы, разделённые пространством, временем и силами. А между Лицами Святой Троицы нет никакого промежутка, ничего вставного, никакого сечения или разделения. Божественная Троица есть абсолютное единство. Тайна троичности Бога недоступна человеческому разуму (). Некоторыми видимыми примерами, грубыми аналогиями Её могут служить:

  • солнце – его круг, свет и тепло;
  • ум, рождающий неизреченное слово (мысль), выражаемое дыханием;
  • сокрытый в земле источник воды, ключ и поток;
  • присущие богообразной человеческой душе ум, слово и дух.

Единая природа и три самосознания

Будучи едиными по природе, Лица Святой Троицы различаются лишь личными свойствами: нерождённость у Отца, рождение – у Сына, исхождение у Св. Духа. Отец – безначален, не сотворен, не создан, не рожден; Сын – предвечно (вневременно) рождён от Отца; Святой Дух – вечно исходит от Отца.
Личные свойства Сына и Св. Духа указаны в Символе веры: «от Отца рожденного прежде всех век», «от Отца исходящего». «Рождение» и «исхождение» невозможно мыслить ни как однократный акт, ни как некоторый протяженный во времени процесс, поскольку Божество существует вне времени. Сами термины: «рождение», «исхождение», которые открывает нам Священное Писание, являются лишь указанием на таинственное общение Божественных Лиц, это лишь несовершенные образы их неизреченного общения. Как говорит св. Иоанн Дамаскин, «образ рождения и образ исхождения для нас непостижим».

В Боге три Личности, три «Я». Но аналогия человеческих лиц здесь не применима, Лица соединяются не сливаясь, но взаимно проникая так, что не существуют один вне другого. Лица Пресвятой Троицы находятся в постоянном взаимном общении между Собою: Отец пребывает в Сыне и Св. Духе; Сын во Отце и Св. Духе; Дух Святый во Отце и Сыне (Ин. 14:10).

Три Лица, имеют:
– одну волю (желание и волеизъявление),
– одну силу,
– одно действие: любое действие Бога едино: от Отца через Сына в Духе Святом. Единство действия в отношении Бога следует понимать не как некую сумму трех взаимо-солидарных действий Лиц, а как буквальное, строгое единство. Это действие всегда правосудно, милосердно, свято…

Отец – источник бытия Сына и Св. Духа

Отец (будучи безначальным) является единым началом, источником в Святой Троице: Он вечно рождает Сына и вечно изводит Святого Духа. Сын и Святой Дух одновременно восходят к Отцу как к одной причине, при этом происхождение Сына и Духа не зависит от воли Отца. Слово и Дух, по образному выражению святого Иринея Лионского, суть «две руки» Отца. Бог един не только потому, что Его природа едина, но и потому, что к единственному лицу восходят те Лица, что из Него.
Отец не обладает большей властью и честью, чем Сын и Святой Дух.

Истинное знание о Боге-Троице невозможно без внутреннего преображения человека

Опытное познание Троичности Бога возможно лишь в мистическом откровении по действию Божественной благодати, человеку, чьё сердце очищено от страстей. Святые отцы опытно созерцали Единую Троицу, среди них можно особо выделить Великих Каппадокийцев (Василия Великого, Григория Богослова, Григория Нисского), свт. Григория Паламу, прп. Симеона Нового Богослова, прп. Серафима Саровского, прп. Александра Свирского, прп. Силуана Афонского.

Святитель Григорий Богослов:
«Я еще не начал думать об Единице, как Троица озаряет меня Своим сиянием. Едва я начал думать о Троице, как Единица снова охватывает меня».

Как понять слова «Бог есть Любовь»

Согласно определению, данному Апостолом и евангелистом Иоанном Богословом, Бог есть любовь. Но Бог есть любовь не потому, что Он любит мир и человечество, то есть свое творение, – тогда Бог не был бы вполне Собой вне и помимо акта творения, не имел бы совершенного бытия в Себе, и акт творения был бы не свободным, но вынужденным самой «природой» Бога. Согласно христианскому пониманию, Бог есть любовь Сам в Себе, потому что бытие Единого Бога – это со-бытие́ Божественных Ипостасей, пребывающих между собой в «вечном движении любви», по слову богослова VII века преподобного Максима Исповедника.

Каждое из Лиц Троицы живет не для Себя Самого, но без остатка отдает Себя другим Ипостасям, оставаясь при этом полностью открытым для их ответного действия, так что все три сопребывают в любви друг с другом. Жизнь Божественных Лиц есть взаимопроникновение, так что жизнь одного становится жизнью другого. Таким образом, бытие Бога Троицы осуществляется как любовь, в которой собственное существование личности отождествляется с самоотдачей.

Учение о Святой Троице – основа христианства

По слову св. Григория Богослова, догмат о Святой Троице есть важнейший из всех христианских догматов. Св. Афанасий Александрийский определяет саму христианскую веру как веру «в неизменную, совершенную и блаженную Троицу».

Все догматы христианства покоятся на учении о Боге едином по существу и троичном в Лицах, Троице Единосущной и Нераздельной. Учение о Пресвятой Троице есть высшая цель богословия, поскольку познать тайну Пресвятой Троицы в ее полноте – значит войти в Божественную жизнь.

Для разъяснения тайны Святой Троицы святые отцы указывали на человеческую душу, являющуюся Образом Божьим. «Ум наш – образ Отца; слово наше (непроизнесенное слово мы обыкновенно называем мыслью) – образ Сына; дух – образ Святого Духа», – учит святитель Игнатий Брянчанинов. – Как в Троице-Боге три Лица неслитно и нераздельно составляют одно Божественное Существо, так в троице-человеке три лица составляют одно существо, не смешиваясь между собой, не сливаясь в одно лицо, не разделяясь на три существа. Ум наш родил и не перестает рождать мысль, мысль, родившись, не перестает снова рождаться и вместе с тем пребывает рожденной, сокровенной в уме. Ум без мысли существовать не может, и мысль – без ума. Начало одного непременно есть и начало другой; существование ума есть непременно и существование мысли. Точно также дух наш исходит от ума и содействует мысли. Потому-то всякая мысль имеет свой дух, всякий образ мыслей имеет свой отдельный дух, всякая книга имеет свой собственный дух. Не может мысль быть без духа, существование одной непременно сопутствуется существованием другого. В существовании того и другого является существование ума».
Само учение о Святой Троице есть учение «Ума, Слова и Духа – единой соприродности и божественности», как сказал о Ней св. Григорий Богослов. «Первый Ум Сущий, Бог единосущное в Себе имеет Слово с Духом соприсносущным, без Слова и Духа никогда не бывая» – учит св. Никита Студийский.

Христианское учение о Святой Троице есть учение о Божественном Уме (Отце), Божественном Слове (Сыне) и Божественном Духе (Святом Духе) – Трех Божественных Лицах, обладающих единым и нераздельным Божественным Существом.
Бог обладает всесовершеным Умом (Разумом). Божественный Ум безначален и бесконечен, беспределен и неограничен, всеведущ, знает прошлое, настоящее и будущее, знает не существующее как уже существующее, знает все творения прежде их бытия. В Божественном Уме присутствуют идеи всего мироздания, присутствуют замыслы о всех тварных существах. «Все от Бога имеет свое бытие и существование, и все прежде бытия находится в Его творческом Уме», – говорит св. Симеон Новый Богослов.
Божественный Ум предвечно порождает Божественное Слово, Которым Он творит мир. Божественное Слово есть «Слово Великого Ума, превосходящее всякое слово, так что не было, нет и не будет слова, которое выше этого Слова», – учит св. Св. Максим Исповедник. Божественное Слово Всесовершенно, невещественно, беззвучно, не требует человеческого языка и символов, безначально и бесконечно, вечно. Оно всегда присуще Божественному Уму, рождается от Него извечно, почему Ум называется Отцом, а Слово – Единородным Сыном.
Божественный Ум и Божественное Слово духовны, ведь Бог нематериален, бестелесен, невещественен. Он есть Всесовершенный Дух. Божественный Дух пребывает вне пространства и времени, не имеет образа и вида, выше всякого ограничения. Его Всесовершенное Бытие беспредельно, «бестелесное, и не имеющее формы, и невидимое, и неописуемое» (св. Иоанн Дамаскин).

Божественный Ум, Слово и Дух всецело Личны, поэтому Они и названы Лицами (Ипостасями). Ипостась или Лицо есть личный способ бытия Божественной сущности, которая в равной мере принадлежит Отцу, Сыну и Святому Духу. Отец, Сын и Святой Дух едины по Своей Божественной природе или сущности, единоприродны и единосущны. Отец есть Бог, и Сын есть Бог, и Святой Дух есть Бог. Они совершенно равны по Своему Божественному достоинству.

Каждое Лицо обладает всемогуществом, вездеприсутствием, совершенной святостью, высочайшей свободой, несоздано и независимо от чего-либо тварного, нетварно, вечно. Каждое Лицо несет в Себе все свойства Божества. Учение о трех Лицах в Боге означает, что отношения Божественных Лиц для каждого Лица тройственны. Невозможно представить себе одно из Божественных Лиц без того, чтобы сразу не существовали два Других.
Отец есть Отец только в соотношении с Сыном и Духом. Что же до рождения Сына и исхождения Духа, то одно предполагает другое. Бог есть «Ум, Бездна Разума, Родитель Слова и чрез Слово Изводитель Духа, Который Его открывает», – учит св. Иоанн Дамаскин.

Отец, Сын и Святой Дух – это три полноценные Личности-персоны, каждая из Которых обладает не только полнотой бытия, но и является всецелым Богом. Одна Ипостась не есть треть общей сущности, но вмещает в Себя всю полноту Божественной сущности. Отец есть Бог, а не треть Бога, Сын также есть Бог и Святой Дух – тоже Бог. Но и все Три вместе не есть три Бога, а один Бог. Мы исповедуем «Отца и Сына и Святого Духа – Троицу единосущную и нераздельную» (из Литургии святителя Иоанна Златоуста). То есть три Ипостаси не делят единую сущность на три сущности, но и единая сущность не сливает и не смешивает три Ипостаси в одну.

Может ли христианин обращаться к каждому из
трёх Лиц Святой Троицы?

Несомненно: в молитве «Отче наш» мы обращаемся к Отцу, в иисусовой молитве к Сыну, в молитве «Царю Небесный, Утешителю» – к Святому Духу. Кем же каждое из Божественных Лиц осознаёт Себя и как нам правильно осознавать наше обращение, чтобы не впасть в языческое исповедание трёх богов? Божественные Лица не осознают Себя, как обособленные Личности.

  • Мы обращаемся к Отцу, вечно рождающему Сына, выразителем Которого является вечно исходящий от Отца Святой Дух.
  • Мы обращаемся к Сыну, вечно рождающемуся от Отца, чьим выразителем является вечно исходящий от Отца Святой Дух.
  • Мы обращаемся к Святому Духу, как выразителю Сына, который вечно рождается от Отца.

Таким образом наши молитвы не противоречат учению о единстве (в т.ч. воли и действия) и нераздельности Лиц Святой Троицы.

Для чего необходимо знать учение о Святой Троице

В первую очередь постижение учения о Пресвятой Троице необходимо во исполнение Божественного указания, данного через апостола; ради единения с Богом и наследования вечной блаженной жизни в Царстве Небесном: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин.17:3).

Православный христианин всякий раз исповедует истину о Пресвятой Троице, осеняя себя крестным знамением через перстосложение.

В более частной перспективе это знание необходимо:

1. Для правильного, осмысленного понимания Святого Евангелия и апостольских посланий.

Без знания основ учения о Троице невозможно не только уразуметь проповедь Христа — невозможно даже понять, Кто в действительности является этим Благовестником и Проповедником, Кто есть Христос, чей Он Сын, Кто Его Отец.

2. Для правильного уразумения содержания Книг Ветхого Завета. Ведь несмотря на то, что Писание Ветхого Завета главным образом сообщает о Боге как о Едином Владыке, оно, всё же, содержит места, которые могут быть исчерпывающе истолкованы лишь в свете учения о Нём как о Троичном в Лицах.

К таким местам относится, например:

а) повествование о явлении Бога Аврааму в образе трёх странников (Быт.18:1-16);

б) стих псалмопевца: «Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их» (Пс.32:6).

В действительности Священные Книги Ветхого Завета содержат не два и не три, а множество таких мест.

(Достойно замечания, что понятие «Дух» далеко не всегда обозначает третье Лицо Пресвятой Троицы. Иногда под таким обозначением подразумевается единое Божественное действие).

3. Для понимания смысла и значения Крестной Жертвы. Без знания учения об Отце и Сыне и Святом Духе нельзя понять, Кем и Кому принесена эта Жертва, каково достоинство этой Жертвы, какова цена нашего Искупления).

Если бы знание христианина было ограничено знанием о Боге как о Едином Владыке, он встал бы перед неразрешимым вопросом: зачем Бог Сам Себя принёс в Жертву Себе?

4. Без знания о Божественном Триединстве нельзя полноценно понять и многих других положений христианства; например, истины о том, что «Бог есть любовь» (1Ин.4:8).

Если бы мы, по неведению учения о Троице, знали о Боге только как Едином, то мы бы не ведали, на Кого, вне отношения к миру распространяется Его бесконечная Любовь, на Кого она изливалась до Творения мира, в вечности.

Если бы мы полагали, что Любовь Бога распространяется только на Его творение, в частности на человека, легко было бы соскользнуть к мысли, что Он — Любящий, а не (Сам в Себе бесконечная) Любовь.

Учение же о Троице сообщает, что Бог всегда пребывал и пребывает во внутритроичной Любви. Отец вечно любит Сына и Духа; Сын — Отца и Духа; Дух — Отца и Сына. При этом Каждая Божественная Ипостась любит и Себя. Стало быть, Бог не только Тот, Кто изливает Божественную Любовь, но и Тот, на Кого изливается Божественная Любовь.

5. Незнание учения о Троице служит почвой для возникновения заблуждений. Слабое, поверхностное знание учения об Отце и Сыне и Святом Духе тоже не является гарантией от уклонения в ересь. История Церкви содержит массу тому подтверждений.

6.Не зная учения о Пресвятой Троице, невозможно заниматься миссионерской работой, во исполнение заповеди Христа: «идите, научите все народы…» (Мф.28:19).

Как объяснить учение о Св. Троице не-христианину?

Для лучшего объяснения догмата о Пресвятой Троице святые отцы использовали ряд общедоступных аналогий. В рамках одной из них Бог, как Высочайший, Верховный Ум, сопоставляется с человеческим умом (см. подробно: Догмат о Пресвятой Троице).

Примечательно: с утверждением, что в устройстве мира усматривается разумность, могут согласиться даже язычники и атеисты. В этом отношении
данная аналогия может служить хорошим апологетическим средством.

Суть аналогии состоит в следующем. Человеческий ум выражает себя через мысль.

Обычно человеческая мысль бывает сформулирована в словесном выражении. Имея это в виду, мы можем сказать: человеческая мысль-слово рождается умом (от ума) по подобию того, как Божественное Слово (Бог-Слово, Сын Божий) рождается Отцом, от Отца.

Когда мы хотим выразить нашу мысль (озвучить её, произнести), мы используем голос. В данном случае голос может быть назван выразителем мысли. В этом можно видеть подобие со Святым Духом, Который является Выразителем Слова Отца (Выразителем Бога-Слово, Сына Божьего).

* * *

По преданию, когда Блаженный Августин прогуливался по берегу моря, размышляя о тайне Святой Троицы, он увидел мальчика, который вырыл ямку в песке и переливал туда воду, которую зачерпывал ракушкой из моря. Блаженный Августин спросил, зачем он это делает. Мальчик ему ответил:
– Я хочу вычерпать всё море в эту ямку!
Августин усмехнулся и сказал, что это невозможно. На что мальчик ему сказал:
– А как же ты своим умом пытаешься исчерпать неисчерпаемую тайну Господню?
И тут же мальчик исчез.

См. ИПОСТАСНЫЕ СВОЙСТВА, ЕДИНОСУЩИЕ, ЛЮБОВЬ, МОНОТЕИЗМ, МОНАРХИЯ (ЕДИНОНАЧАЛИЕ) БОГА ОТЦА, БОГОВОПЛОЩЕНИЕ, ПЕРИХОРЕЗИС

Что понимают под поисковой системой — определение, история и интересные факты

Каждый момент времени человек принимает решения. Результат: движение вперед, суета на месте или перемещение в информационном пространстве, но куда? Что понимают под поисковой системой?

Хорошее зрение, слух, надежная работа всех органов чувств и объективное восприятие действительности во многом определяют правильное применение накопленного опыта и знаний, дают шанс интуиции проявить себя. Но правильный ответ — результат не только правильного вопроса, но и корректно собранной информации для его решения (это область критерия).

Что понимают под поисковой системой кратко? История интернет-поиска

Во времена, когда компьютеры и Интернет были уделом избранных, логика обычного библиотечного дела считалась востребованной. Зачем усложнять решение задачи, когда для ориентации в информационном пространстве достаточно каталога файлов, данных, решений, программ и всего, что было сделано и может пригодиться?

Не стоит ли пользователям поставить памятник? Вспомнить, что именно труду фанатов компьютерного дела обязаны сети, каталоги, возможности для общения и «первичного» накопления:

  • информационного капитала;
  • основ современных представлений (они канули в лету, но их мимолетное явление образовало долгосрочную перспективу).

Мощь и возможности компьютеров быстро ушли из вычислительной сферы в сферу обработки информации. Интернет стал стремительно завоевывать новые территории в областях применения и умах людей. Простое библиотечное дело моментом мигрировало в изощренные механизмы поисковых машин.

Многочисленные армии искателей, роботов, «пауков» и прочих алгоритмов принялись скрупулезно исследовать все, что попадало в интернет-пространство. Возможно, именно они дали понять, что такое поисковая система, как работает поиск, что такое Интернет. Они учились индексировать информацию, приходили к пониманию того, что можно и как нужно использовать.

Это был древний «доинформационный мир», допотопное вооружение, примитивные методики собирательства — совсем как рыбалка и охота во времена, когда люди только начали представлять собой что-то общественное, социально значимое, отделившееся от природы по критерию разумности.

Индексация: мы не рабы, но у нас еще ничего нет

Индексация информационного пространства, методика ориентации в собранной информации и умение правильно корректировать имеющееся за счет обнаруженных изменений во внешней (Интернет) среде становились основой для выживания. Так принято в живой природе, а интернет-пространство уже обретало свою собственную и абсолютно реальную жизнь.

В истории всегда было что-то, что можно вспомнить, но всегда возникает вопрос, а так ли это было, связано ли то историческое «бытие» с реальными людьми и памятными воспоминаниями?

Возможно, сосед по лестничной клетке оказался создателем Google или сформулировал фундаментальные основы процветания Yandex. Но многие упоминают 1945 год как точку, с которой началась идея гипертекста, а «Волшебный автоматический извлекатель текста Сэлтона» считается отцом современной поисковой технологии.

С тех пор утекло много воды, а список первых поисковиков, первых античных алгоритмов и идей так велик, что сам по себе является хорошей поисковой задачей для систематизации и индексации прошлого.

Небеспочвенно утверждать, что причина явления Google как феномена и современной системы — это не только реальный человек, его друзья и подруги. Почему это не совершенно иная точка информационного пространства, которая удачно вызвала нужный резонанс или ассоциацию?

Совокупное общественное сознание — еще та темная вселенная, в которой до своего варианта лампочки Эдисона очень даже далеко.

Год 1994: какой бот сказал ключевое слово «мама»?

В современном мире с трудом верится в прошлое, но сделав скидку на точность дат и участие реальных личностей, следует отметить, что появление ключевых слов — это еще не семантическое ядро.

Что понимали под поисковой системой в конце прошлого века, уже было абсолютно ясно: это десяток популярных поисковиков с конкурирующим рейтингом в борьбе за клиента. Одним нравился Yahoo, другим Aport, третьим Rambler, но в конечном счете остались Google и Yandex.

Все это слова, мнения, предпочтения и интересные факты. Однако монстры поискового дела образовались, создали фундаментальные основы, заложили объективное знание и солидный опыт в понимание:

  • механизмов поиска;
  • ключевые слова;
  • семантическое ядро.

Гипертекст не только оперился, но и стал основой интернет-программирования, проложил дорогу смежным серьезным технологиям.

Главное: не суть, как мы понимаем и что происходит. Важно, что направление движения есть, и оно правильное. Колебания курса — это нормально, не будь колебаний, не было бы повода оптимизировать критерии. А критерии и в вопросе, и в ответе — самое главное.

Год 1989: возрождение, о котором забыли

Откат — это особый исторический механизм и всегда интересный факт. Людям, особенно ученым и квалифицированным специалистам, свойственно забывать о сути вещей и уходить в мечтания. Мир войн, гладиаторов и страшных сражений — забава по сравнению с тем, какие состязания идут в общественном и частном сознании. Здесь царство мрака, но идти вперед нужно, и без победы на каждом шагу никак нельзя.

Принцип работы поисковой системы лег в основу алгоритма. Реальных реализаций алгоритмов исполнено множество. Выжило очень мало, но именно это поделило между собой все интернет-сообщество. Борьба за идеалы в сфере поиска уже тогда имела значение, но даже краткая история развития поисковых систем перестала интересовать потребителя.

Пользователю нужен ответ, а не достижения ученых и специалистов. Потребитель желает знать, как правильно сформулировать вопрос, чтобы получить адекватный ответ и быть уверенным, что поисковый механизм отработал правильно, применил объективные критерии.

Кого волнует интересный факт, что ООП и облака были придуманы в 1989-1991 гг. Абсолютно никого! Но всего десяток лет назад пошел откат: теперь без ООП и облачных технологий нельзя. Но откат «не покатил» в нужном направлении, поэтому на вопрос о том, что понимают под поисковой системой, нет конкретного ответа. Ничего нового не появилось, а вот лишнее — да.

Определение поиска и поисковой системы

Когда появились калькуляторы, человек подумал, что забудет правила сложения, умножения, деления. Прошло время, и страх развеялся. Калькуляторы живы, и столбиком вершить простейшие математические действия человек не разучился.

Во времена, когда функционирует «Гугл» и «Яндекс», а вокруг небольшое число авторитетных поисковых систем, сложилось мнение: поиск — это компьютерный алгоритм, а поисковая система (определение слова и его значение) — это программно-аппаратный комплекс с веб-интерфейсом, предоставляющий возможность поиска информации в Интернете.

Квалифицированные и авторитетные специалисты выделяют такие понятия, как поисковый движок, поисковый алгоритм и коммерческая тайна компании владельца (разработчика).

Выдача поисковой системы

Что понимают под поисковой системой, несложно представить. Есть строка запроса, посетитель пишет ключевое слово, нажимает кнопку «искать» и получает результат. Но поисковая выдача — это не ответ, а ключевое слово — это не вопрос.

В обычной жизни человек не пользуется ключевыми словами и никогда не получает никакой «выдачи». Если ребенок хочет кушать, он скажет об этом маме или папе. Все зависит от того, что именно малыш хочет: реально поесть или получить деньги на мороженое. Реакция родителя может быть лишена слов, но действие последует.

Работник не будет обращаться к нанимателю через ключевые слова, иначе результатом выдачи будет бессловесное увольнение.

Все это факты, но человек и компьютерная система — это другая сфера отношений. Пока есть четкое представление, что понимают под поисковой системой — это не вопросы, ответы, критерии, а ключевые слова и результаты работы движка (поисковая выдача).

Реальная польза текущего момента

Страсти по SEO, стремительный рост числа веб-студий, развитие рекламного дела, навязывание идей, тонны спама и мусор в выдаче — все это естественно и объективно нормально. Бороться со спамом, хакерами и негативом пора. Нужно это делать внимательно, но реальная польза от сложившейся ситуации — всего лишь очередной этап развития поискового дела.

Ключевые слова — отлично. Семантическое ядро сайта — прекрасно. Компьютер может переводить тексты на разные языки и разбирать естественные предложения. Язык SQL стал де-факто в «общении» с базами данных. У SQL — масса диалектов, а это реальный показатель. Искусственный язык стал жизнеспособен! Язык способен дать доступ к огромным объемам систематизированной информации.

Oracle и другие лидеры в сфере больших баз данных потратили десятки лет на представление информации. Google — на сбор информации и механизмы индексации. Семейство Linux удержало позиции, Windows осталась на плаву, а численность языков программирования сузилась до достаточного уровня.

Искусственный интеллект ушел в мир грез, разработчики и потребители объективно устремились в мир созидательного управления информацией и ее использования.

Поисковая выдача: важное и бесполезное

Не так сложно систематизировать поисковую выдачу, но за последние десять лет она не изменилась. По сути — верно. Если в строке поиска ключевое слово, а не вопрос, то о каком ответе может идти речь? Критерии во всех современных поисковых системах есть, к ним относятся с надлежащим пониманием, но зачем ограничивать потребителя?

Важна реакция пользователя на то, какую именно часть поисковой выдачи он выбирает. Это его мнение о результатах работы поисковой системы. Поисковики ценят это и учитывают не только в частном запросе, но и в целом.

Поток ключевых слов и поток выдачи — и то, и другое содержит информационный мусор. Это тоже повод для формирования критериев. Нельзя рассматривать задачу поиска как применение ключевого слова и алгоритма к накопленной информации, как уточнение накопленной информации.

О перспективах: от поиска к решению

Лучшее решение — не принимать никаких решений. Понимают это или нет разработчики поисковых механизмов, но факт остается фактом: что такое поисковая система, разработчики знают в контексте реакции на ключевое слово, как индекс в условиях выборки информации из уже доступных и систематизированных данных.

Потребитель сам выберет из поисковой выдачи, что сочтет нужным, и примет решение. Поисковая система учтет и запомнит это. Как человек распорядится полученной информацией — это будет следующее ключевое слово.

Так поисковая система учится принимать решения, а человек — формулировать вопросы. Пока это ключевые слова, а результат ответа — поисковая выдача. Но количество всегда переходит в качество.

Что такое поисковые системы Интернета? Реальность, основанная на поступательном движении вперед. Не так много практических задач требуют разума от компьютерных систем. В большинстве случаев вполне достаточно, чтобы они просто адекватно отвечали на правильно поставленные вопросы.

Святой Дух

Святой Дух в Церкви

Я хотел бы поговорить о Святом Духе в Церкви, — о Нем Самом и о том, что Он совершает и в Церкви, и над нами, как Он воздействует на нас, как действует в нас и через нас.

В Священном Писании есть два рассказа о даровании Святого Духа. Сразу вспоминается то, что описано во второй главе книги Деяний, — Пятидесятница. Другой рассказ — в 20-й главе Евангелия от Иоанна — приводил в недоумение многих толкователей. Его пытались объединить с первым, слить их воедино, равно связать оба рассказа с Вознесением. Я подойду к этим двум рассказам проще, более непосредственно, как мы находим их в Писании, и попытаюсь показать,что в них есть общее и чем различаются эти два события.

В 20-й главе Евангелия от Иоанна мы читаем о первом явлении Христа после Его Воскресения. Первые Его слова — слова успокаивающие: мир вам. Того мира, который даровал Христос, не мог дать мир сей. Мир, который дал Христос, наполнил весь дом, остался с Апостолами навсегда. Это тот мир, который сошел на них, когда они обнаружили, что ужас Великой пятницы ушел навсегда, что человеческая ненависть не убила Божественную Любовь, что человеческое общество не смогло исключить Живого Бога из своей среды во тьму внешнюю. Этот мир сошел на них, потому что они знали, что жизнь не была убита, жизнь не угасла, что Бог поистине среди них и что имя Мессии, Эммануил, о котором мы узнаём в начале Евангелия от Матфея (1:23), истинно не только в начале, но как конечная победа: Эммануил, Бог среди нас, с нами Бог.

И затем Господь дохнул на Своих учеников и сказал: Примите Духа Святого. К этому дарованию Святого Духа следует подойти, мне кажется, очень внимательно и вдумчиво. Во-первых, этот дар был сообщен всем Апостолам в их совокупности, всем присутствующим, но никто из них не обладал им по отдельности. С другой стороны, тем, кто присоединился к апостольскому кругу позднее, не было нужды получать как бы дополнительно этот дар. Вы помните, что апостола Фомы не было в тот вечер вместе с прочими Апостолами. Когда неделю спустя Христос снова явился Своим ученикам и Фома был с ними, и Христос укорил его за неверие и предложил осязать раны на руках и в боку, чтобы не остаться неверующим, уверовать, то после исповедания апостола Фомы: Господь мой и Бог мой! (Ин 20:28) — Христос не стал даровать ему Духа, Которого прежде уже приняли другие Апостолы. Поскольку Фома принадлежал к апостольскому кругу, был одним из них, не откололся от них — он вместе со всеми обладал тем, что было вверено их сообществу, всем в совокупности не как группе людей, а как единому целому.

Может быть, здесь можно провести параллель с сошествием Святого Духа на Самого Господа Иисуса Христа на берегу Иордана (Мк 1:9–11). Эти одиннадцать Апостолов, которые составляли Его тело, приняли Духа Святого, Он был вверен им. Он пребыл в их среде, в их общности, и Он объединял их в общину. Не община обладала Святым Духом, — Он охватывал общину, руководил ею, покорял ее. И вместе с тем чего-то еще недоставало той полноте, которую Церковь познала позднее. Они приняли Святого Духа, хранили Его, но никто из них не достиг той полноты, какая должна принадлежать членам Церкви, составляет их призвание. Несмотря на этот дар, этот залог вечности, это эсхатологическое вторжение Духа в среду Апостолов, отношения между Святым Духом и тварным миром еще не достигли полноты, как говорит в одном месте Иоанн Богослов: потому что Христос еще не восшел к Отцу (см. Ин 7:39).

Шло время. Они вместе обладали этим даром Святого Духа, но неспособны еще были приносить плоды Духа, потому что Он был вверен их общности, их единству, но еще не исполнил их, не охватил каждого из них так, чтобы каждый из них мог самолично — пусть и в единстве с другими — действовать во имя Божие. Это произошло через пятьдесят дней, в день Пятидесятницы, когда Дух Святой сошел на них и каждый из них получил дар, принял огненный язык, означавший схождение Святого Духа (Деян 2:3). Никто из них не мог бы обладать Духом, если бы все вместе, в зачаточном единстве как Тело Христово, они не были уже объяты Духом: это было свойственно всем, принадлежало всем и потому могло принадлежать каждому из них. Да, всем, но по-разному. Можно потерять дар Духа. Можно стать чуждым этому Присутствию, даруемому нам в нашей личной жизни, и тем не менее Дух Святой не оставляет Церковь. Скажем, если в древности отступников, тех, кто публично отрекся от Христа и вернулся к язычеству, затем принимали в лоно Церкви, их принимали не только через покаяние, но они должны были снова получить печать Святого Духа. Они стали чужды Ему, потому что сами отреклись от Него.

С другой стороны, не только с богословской точки зрения, но из опыта жизни в Церкви, который у каждого из нас есть, из жизни Церкви в истории или в наши дни, мы видим, что Дух Божий не оставляет Церковь, когда ее члены колеблются, отклоняются от истины, ищут истину, но на пути этого искания впадают в ошибки. Дух Божий всегда присутствует, всегда деятелен, Он призывает, учит, наставляет, действует в нас, обновляет всех нас, остаемся ли мы верными или колеблемся и оказываемся изменниками. Святой Дух, дарованный в событии, которое один православный богослов назвал Иоанновской Пятидесятницей1, действием, описанным в Евангелии от Иоанна, сохраняется всей целокупностью Церкви. Никто не обладает Им, и вместе с тем для каждого, кто входит в апостольский круг, который все расширялся на протяжении веков, — и когда я говорю “апостольский круг”, я не имею в виду духовенство, я имею в виду всех тех, кто связан с апостольской верой, апостольской жизнью, вернее, жизнью Самого Христа, пребывающей, действующей в Его теле, — этот дар Святого Духа составляет условие нашей личной святости.

Кто есть Святой Дух?

Если мы поставим себе вопрос, Кто есть Дух Святой, думаю, можно начать с замечания, которое много лет назад высказал Владимир Николаевич Лосский. Он говорит, что Отец открывается в Сыне, через Сына. Сына открывает Святой Дух. Но Сам Дух остается неуловимым. Он еще не явлен так, как Отец явлен в Лице Сына. Откровение Духа, победы Божией, сияние Божественной Жизни явлено самим человечеством. Священномученик Ириней Лионский в одном из своих писаний говорит, что слава Божия — это до конца осуществленный человек. Каждый из нас в отдельности и все вместе, каждый из нас и та общность, которую мы составляем — вот где должно быть видно сияние Духа. Другого не дано. И это ставит нас в совершенно особые отношения с Третьим Лицом Святой Троицы, Господом Духом Святым. Мне кажется, невозможно определить соответствующим образом, Кто такой Святой Дух; мне кажется, самое лучшее, что можно сделать, это подойти к вопросу описательно, в образах, или попытаться уловить через плоды Духа, через Его действование все, что можно уловить о Нем.

Во-первых, один образ. Это до некоторой степени переработка древней аналогии, древней притчи. Если попытаться представить себе или передать кому-то взаимоотношения Лиц Святой Троицы, Их особенности, можно обратиться к древнему образу из Священного Писания, образу горящей купины, которую увидел Моисей в пустыне (Исх 3:2): куст, который горел, не сгорая. Таинственное, непредставимое свойство этого несгорающего пламенения мы можем наблюдать косвенным образом. Когда Моисей оказался перед лицом этого горящего куста, он не уловил горения, — он уловил пламя и тепло. Само горение не укладывается в рамки того, что доступно нашему познанию, нашему восприятию, — горение можно видеть, тепло можно ощутить постольку, поскольку мы охвачены им, разделяем его. В подобных образах можно говорить о тайне Бога, в терминах горящей купины, куста, который горит и непостижимо, невероятно для нас — не сгорает. И вместе с тем это горение мы постигаем через языки пламени и тепло, которое становится частью нас самих, или вернее сказать, частью которого мы сами становимся. В чем разница между этим теплом и этим пламенем? Пламя — объективное явление, часть зримого опыта. Оно говорит о чем-то, но остается для нас внешним явлением. Представьте это так: можно стоять перед горящим камином, видеть, как горит в нем полено, не понимая сути горения, но воспринимая его через пламя. В этот момент мы воспринимаем одновременно горение, пламя, тепло. Но можно оказаться на улице, смотреть в чье-то окно, видеть языки пламени и ничего не ощущать, кроме окружающего нас холода. То, что мы видим пламя, объективно утверждает, что оно есть, но ничего не сообщает нам о самом пламени. Если бы я из опыта не знал, что пламя означает горение и тепло, я, стоя снаружи, на улице, вполне имел бы право утверждать, что пламя не греет. Это утверждение неполно, если не прибавить к нему еще нечто.

Не это ли имеет в виду Писание, когда говорит нам, что Дух открывает нам, Кто есть Иисус (Ин 15:26)? Его природа, Его Личность поистине отвечают на вопрос “Кто?”. Только когда мы ощутили тепло, мы можем уловить связь пламени с горением, но если мы опытно не ощутили тепла, иными словами, если Дух Святой не коснулся нас, мы можем все знать о пламени и тем не менее высказывать ошибочные, кощунственные суждения. Опять-таки, не об этом ли говорит Писание словами Самого Христа, что всякая хула на Христа простится: потому что Он есть “Да”, “Аминь”, Он — утверждение, положительный факт вне нас самих. Он — объективное утверждение Бога в истории; а грех против Духа не может быть прощен (Мк 3:29).

Дух дышит, где хочет

Кто есть Святой Дух и что такое грех против Него?

Как же тогда понимать, Кто есть Дух Святой и что такое грех против Него? И здесь я хочу подчеркнуть, что то, что я собираюсь сейчас изложить, — это одна из многих и различных догадок, которые были высказаны относительно греха против Духа Святого. Если образы, которые я привел, убедительны, то вы поймете и согласитесь, что неуловимое, не поддающееся никакому нашему анализу тепло, льющееся из горящего куста, может быть познано только опытным ощущением; но если только мы его ощутили, его невозможно отрицать. А если оно отрицается, то этому отрицанию может быть два основания: или человек безумен и утверждает, что замерзает, хотя охвачен теплом, или по каким-то собственным причинам — а причины могут быть самые различные — готов отрицать собственный опыт, отрицать то, что совершенно определенно сам знает как истину. И это можно исправить только той переменой ума, которая называется покаянием, обращением, метанойя по-гречески, — изменение ума, готовность правдиво сказать о том, что нам известно как истинное, отречься от собственного внутреннего отвержения истины. Эти же образы, возможно, могут помочь не то что углубиться, но хотя бы сколько-то вглядеться в другой, более сложный вопрос об исхождении Святого Духа.

Я изложу его, как и все, что говорил до сих пор, очень примитивно. Тепло рождается не от пламени, а от того, что горит полено. Тепло исходит из того же источника, что и пламя. Благодаря тому, что есть горящий куст, есть и пламя, и тепло. Одно происхождение, один, единый и единственный источник.

Опять-таки, если эти образы по-своему приемлемы, нам делается понятно, что природу пламени мы познаем только через то, что ощущаем тепло. Только Святой Дух может открыть нам, Кто есть “Да” и “Аминь”, зримое проявление Отца в истории. И таково первое действие и свойство Святого Духа. Он есть Дух Истины. Он открывает нам Истину о Боге и Истину о человеке. Он открывает нам в пророке из Галилеи воплощенного Сына Божия. Он открывает нам значение всех Его слов, Его Слова. Он есть Дух Истины и ведет нас ко всякой истине. И я употребил слово “ведет к” не напрасно, потому что истина — не что-то, что установлено раз и навсегда. Это не утверждение, не система верований, не мировоззрение. Это живая, динамичная реальность. Истина — не что-то, Истина — Кто-то: Я есмь истина (Ин 14:6). И потому, открывая нам Христа во всей полноте, во всем Его содержании, во всем, что Христос Сам открывает нам как Слово, являющее глубины Божества, как Сын, являющий тайну Отцовства, Святой Дух шаг за шагом ведет нас не к новым истинам, а во все новые глубины, ко все большему видению Того, Кто есть Истина.

Святой Дух также открывает нам глубины человека

Святой Дух также открывает нам глубины человека. Он открывает нам и связь, которая есть между нами и Богом. Он исследует глубины человека. Он открывает нам ту глубину, которая глубже психологической области: нашу укорененность в творческом Слове Божием, нашу укорененность в животворном Слове Божием. Он учит нас также совершенно новым отношениям с Богом. Вне отношений со Святым Духом, вне доверительных отношений через Него с Единородным Сыном Божиим мы могли бы говорить о Боге как о Творце, о Вседержителе, Господе и Судии, как о Промыслителе, может быть, как о Спасителе. Но мы не могли бы назвать Его Отцом иначе как чисто метафорически, без реального онтологического взаимоотношения между Ним и нами, без сущностной связи. Это был бы образ, а не глубоко подлинное взаимоотношение. Но постольку поскольку мы связаны со Христом, как связаны члены одного тела, поскольку Дух Божий, почивший на Христе, пронизывает это тело дарами Святого Духа (см. Евангелие от Иоанна и книгу Деяний), постольку тем самым Христос — брат нам, мы единосущны Ему. И это Его собственные слова: Идите и скажите братьям Моим, что они встретят Меня в Галилее (см. Мк 16:7). В этом братстве со Христом мы открываем зачаточным образом, смутно, что такое сыновство и чем может быть отцовство — не в эмпирической жизни нашего надломленного, полного разделения мира; мы открываем в Нем, что значит быть сыном, и через Него мы можем зачаточно, гадательно представить себе, что означает иметь Отца и Кто, Каков может быть этот Отец. В тот момент, когда мы перестаем употреблять такие слова как Господь Вседержитель, Господь Бог, Бог Судия, и бываем способны хотя бы зачаточно произнести Отец, мы можем сказать, что нашей молитвы коснулось веяние Святого Духа. Иначе как силой и действием Святого Духа, через откровение, даруемое силой и действием Святого Духа, мы не можем обратиться со словом Отец к Тому, Кто есть Святой Израилев.

И наконец, как я уже упоминал, приход Святого Духа, то, что Он нам открывает, зачаток всего этого совершается в этом мире, но ведет нас к полноте, которая будет явлена в будущем мире, в Царстве Божием, в жизни вечной. У Святого Духа есть свойство, элемент чисто эсхатологический, принадлежащий исключительно последним вещам, конечному свершению всего. Только когда все будет завершено, все человечество станет в своей славе откровением пребывающего в нем Святого Духа, Который приобщает человечество Божеству, превращает весь мир в место вселения Божия. Но и в наше время Дух Святой действует в Церкви двояким образом, и об этом я хочу коротко сказать: действует в эсхатологическом измерении и в делании христианина.

Святой Дух. Евхаристия

Первое принадлежит области литургической. Всякий раз при совершении таинств, в частности, таинства Евхаристии, Православная Церковь призывает Святого Духа, молит Его прийти и осенить и собравшуюся общину, и приготовленные Дары. Это не просто своеобразный способ совершить таинственное действие, как бы самый лучший способ освятить Святые Дары. Суть эпиклезы, обращения к Святому Духу, чтобы Он сошел на нас и на приготовленные Дары, в том, что то, что должно совершиться, чтобы хлеб и вино могли стать Телом и Кровью Христовыми, приобщиться Божеству, — принадлежит будущему веку. Это может совершиться только потому, что Дух Божий, дарованный Церкви, пребывающий в ней, действующий в ней державной силой и могуществом Божиим, вводит в историческое время измерение и качество последних свершений, исполнения всего. Иначе это не могло бы совершиться в нашем историческом времени, в нашем состоянии становления. Это вторжение вечности, это расширение нынешнего состояния вещей в то, каким оно будет, когда все достигнет полноты, — вот непременное условие совершения таинства. И это становится совершенно ясно (хотя звучит нелепо с языковой точки зрения) из молитвы в литургии, где мы просим Бога даровать нам сегодня Его грядущее Царство.

И второе. Святой Дух в Своем эсхатологическом измерении вещей конечных определяет также, каково должно быть действие христианина, христианское действование. Неповторимая отличительная особенность христианского действования в том, что оно — действие Божие, осуществляемое через человека, будь то отдельный человек или община людей. Христианское действие — это действие Бога, исполненное, совершенное посредством человека. И ему присуще, как всем действиям Божиим, эсхатологическое измерение последних свершений. Человеческая мудрость, умудренность собирает из прошлого человеческого опыта все возможные ответы и включает их в настоящее с тем, чтобы разрешить проблемы сегодняшнего дня, и проецирует их на будущее, планируя будущие свершения. Божественная Мудрость, мне кажется, не определяется такой причинностью; действие каждого настоящего момента не обусловлено ни настоящим, ни прошлым, — всегда только будущим. Бог действует ради чего-то, а не из-за чего-то. В Божественном действии всегда есть нечто беспрецедентное, неожиданное, что вносит в ситуацию абсолютную новизну. Пример такого действия Святого Духа, принадлежащего истории, — Воплощение. Воплощение — не только ответ на прошлое человечества и на его состояние текущего момента, когда оно произошло, когда все созрело к этому событию. Воплощение — действие Божие, которое вводит в историческую ситуацию нечто, чего прежде в ней не было. Живой Бог становится частью, частицей человеческой истории, становления человека. И одновременно человечество так соединяется с Богом, настолько включено в тайну Божию, что в Вознесении наше человечество унесено в сердцевину тайны Святой Троицы. Здесь можно видеть, как Святой Дух, осенивший Матерь Божию, осуществил действие Божие, в котором Пресвятая Дева полноправно участвует Своим Се, Раба Господня, да будет Мне по слову твоему (Лк 1:38), и вводит в историю нечто небывшее, новый образ Присутствия Божия.

Из ответов на вопросы про Святой Дух

Вы упомянули место у Иоанна Богослова, что Духа еще не было на земле, потому что Христос еще не взошел к Отцу. Как это понимать, если только Святой Дух — источник жизни, благодати, боговедения, всего..?

Не было времени, когда Святого Духа просто не было в мире. В противном случае никогда не произошла бы никакая встреча между Богом и Его тварью. Если “Бог” был бы просто объективным понятием, недоступным Своему творению, не вызывающим у твари никакого отклика, то могло бы быть объективное знание мертвого божества, но не Живого Бога. Но древние комментаторы считали, что когда Писание нам говорит, что Духа еще не было, потому что Христос еще не восшел к Отцу, то оно говорит о том, что Дух присутствовал, осенял мир, творимый Богом, Дух привлекал людей, руководил ими, но как бы извне, стучась будто снаружи у дверей, призывая извне, ожидая, чтобы человек отозвался, потому что человек был создан таким, что он способен понять этот призыв и отозваться.

Разница между тем, что произошло в Церкви в этот определенный день и в день Пятидесятницы в том, что отношение между Духом и Церковью, Духом и каждым отдельным членом Церкви — возьмем хотя бы Апостолов — было реальное вселение, Дух был в них, Дух был связан с ними… Опять-таки если взять образ, который предлагают Отцы: как огонь может пронизать железо. Это не было внешнее воздействие, голос как бы извне, это было внутреннее Присутствие, неведомое прочим в таком виде, в таком смысле. Я не думаю, что может быть адекватное учение о Святом Духе, пока все не достигнет своей полноты и пока все человечество в лице каждого его члена не просияет Духом, не станет Его отражением, видением.

Вы прочитали материал «Святой Дух». Читайте также — «Придите, обедайте»

Все-таки слова о том, что грех против Святого Духа не простится, очень страшны. Порой сознаешь в себе не просто грехи, а — греховность, гордость, бунт, злую волю. Где грань, после которой мы отрезаны?

Когда люди сокрушенно говорят мне, что им кажется, что главный их грех — гордость, я обычно отвечаю: “Не волнуйтесь. Вы слишком мелки для гордости. Это просто тщеславие”. Мне думается, когда вы говорите о люциферианском бунте, вы говорите о том, на что вы неспособны. Мне кажется, бунт, о котором вы говорите, не просто своеволие, как бы капризность ребенка, который не хочет делать то, что следует. Восстание, которое могло бы отсечь нас от Бога, не просто акт своеволия. Это намеренное, продуманное действие, решение, и не просто выбор по минутному настроению, а решительный выбор против Бога.

Писание говорит нам, что не мерою дает Бог Духа (Ин 3:34), что означает: дает Его Всего — каждому, кто готов принять Его. Есть однако древнее присловье, которое дополняет эти слова и говорит, что, как ни печально, но мы принимаем Его в свою меру. То есть соответственно широте и глубине своего сердца, своего великодушия, своей способности отдаваться как можно более совершенно, быть до конца верными, мы получаем больше, чем если мы колеблемся волей, сомневаемся. Предлагается все, абсолютно все, — мы можем взять столько, сколько способно вместить наше сердце… Можно сказать, что Дух Святой пребывает в полноте в Церкви, и каждый из нас причастен Святому Духу в той мере, в какой способен воспринять Его и понести. И я бы добавил, что это не неизменное состояние; бывают моменты, когда добрую волю сменяет злая воля. Но Бог никогда не оставляет нас, разве что мы прямо скажем: “Уйди! Я выбрал другую сторону!”.

Но даже и тогда Он не просто отойдет с безразличием. Он будет стучаться в двери вашего сердца воспоминаниями о Себе, порывами вашего сердца, Своим голосом, всем, что ведет к Нему — потому что мы сотворены такими, что способны отозваться; Он будет стучаться через обстоятельства жизни, через людей… Я бы сказал, что к каждому из нас можно отнести фразу из “Пастыря” Ерма, который описывает свои видения, где его ангел-хранитель (его он и называет Пастырем) дает ему наставления. И в одном месте ангел говорит ему: “Не бойся, Ерм, не оставит тебя Бог, пока не сокрушит либо сердце твое, либо кости твои”.

В наше время люди часто не знают о Боге, о христианстве, но ищут Бога, обращаются к Нему, как будто знают Его зачаточно. Кто-то приходит ко Христу, кто-то проходит мимо…

Я не знаю, что происходит, каким таинственным образом душа связана с Богом. Я уверен, что каждый, кто призовет Бога, каким бы именем он Его ни называл, обращается к Единому Богу. Пусть человек молится и обращается к воображаемому Богу, слышит-то его истинный Бог… Бог отзывается на то, что в сердце человека, не на его умственные представления или недостаточное знание. Но мне кажется, что, когда человек открыл для себя Христа, то в какой-то момент все прочие имена должны исчезнуть, потому что во Христе есть нечто настолько неповторимое, что не может быть поставлено в один ряд ни с какими другими именами. У человечества были великие и святые наставники помимо Христа, но никто из них не был и не будет тем, Кем был Христос: Бог, пришедший в мир. Дело не в том, что Его учение было самое лучшее, все дело в Его личности и в Воплощении.

Перевод с английского Е. Майданович

По долгу работы часто приходится просматривать немалое количество образцов икон в интернете, в накопленных за немалое время материалах на компьютере, а так же особенно рассматривая в живую иконы в разных храмах. Очень часто приходится видеть иконы, если таковые можно назвать иконами, с изображением Святого Духа в виде голубя. Вроде бы ничего странного, ничего соблазнительного.. Но это только до времени. До тех только пор, пока не начнешь осознанно спрашивать себя и окружающих: «А в чем смысл такой иконы? А откуда она в православии?» В ответ только один аргумент: «традиция», ну еще сильнее аргумент «дораскольная традиция», и ни тени богословского обоснования, толкования образа.

Как-то странно принято у нас рассуждать. Все дораскольные традиции- правильные, послераскольные- под вопросом. Но неужели до раскола не могли ошибаться, неужели на иконописцев за все 16 веков не было не одного дурного влияния ни с запада, ни с востока?

В чем собственно состоит вопрос относительно изображения Святого Духа в виде голубя? Евангельская история говорит нам, что Дух Святой явился в виде голубя только при Крещении Господа Исуса Христа. Дух Святой не принял естества голубя, но явился в образе голубя. В день Пятидесятницы Он уже является в виде огненных языков. Ведь никому в голову не придет писать на иконах костер или огонь и вешать такие иконы в храмах, расписывать такими образами стены соборов? Всякий скажет с уверенностью что это богохульство! И будет прав! Но не богохульство ли писать на иконах голубя и подписывать написанное- «Дух Святой» ? Не будем обращаться к истории образа, ясно и так, что он пришел к нам не от добрых соседей. А обратимся лучше за богословской помощью к одному из великих учителей Церкви- Иоанну Златоусту, читаем:

«Почему же Дух Святый явился в виде голубя? Потому что голубь есть животное кроткое и чистое. И как Дух Святый есть Дух кротости, то Он и явился в этом виде. Кроме того, такое явление напоминает нам и о древней истории. Когда всеобщий потоп объял всю вселенную, и род наш подвергался опасности совершенного истребления, тогда явилась эта птица и дала знать о прекращении потопа, и, принесши ветвь масличную, принесла благую весть о всеобщей тишине во вселенной. Все это было прообразованием будущего. Тогда люди находились в худшем состоянии, и достойны были гораздо большего наказания. Поэтому, чтобы ты не отчаивался,

Крещение Господне, Кирилло-Белозерский монастырь, 15 век

Писание и приводит тебе на память эту историю. И в то время, несмотря на самое отчаянное положение дел, было некоторое избавление от бедствий и восстановление; тогда это произошло посредством наказания, а теперь посредством благодати и дара неизглаголанного. Поэтому и голубица не с масличною ветвью является, но указывает нам на Освободителя от всех зол и подает благие надежды. Не одного только человека выводит она из ковчега, но всю вселенную возводит на небо, и вместо масличной ветви приносит усыновление всему роду человеческому. Представляя величие этого дара, не уменьшай в мыслях твоих достоинства Святого Духа потому только, что Он явился в таком образе. Я слышал, как некоторые говорят, будто такое же различие между Христом и Святым Духом, какое между человеком и голубем, потому что Тот явился в человеческом естестве, а этот в виде голубя. Что на это должно сказать? То, что Сын Божий принял естество человеческое, а Дух Святой не принял естества голубя. Потому и евангелист не сказал: в естестве голубя, но — в виде голубя. Да кроме данного случая, после Он никогда не являлся в таком образе. Далее, если ты по этой только причине почитаешь Его меньшим по достоинству, то потому же самому и херувимы будут лучше Его, и притом во столько раз, во сколько орел превосходнее голубя, потому что они являлись в виде орлином. Также и ангелы будут лучше Его, потому что и они часто являлись в образе человеческом. Но да не будет этого, да не будет!» ( Иоанн Златоуст, толкование на евангелие от Матфея, беседа 12, часть 3.)

Ни убавить, ни прибавить.

«Поэтому и голубица не с масличною ветвью является» На многих иконах иконописцы изображали под видом Святого Духа голубя именно с масличной ветвью.

«Я слышал, как некоторые говорят, будто такое же различие между Христом и Святым Духом, какое между человеком и голубем»

Об этом после Златоуста уже не только говорили, а уже и смело изображали к 10-11 векам в таких иконах как «Отечество», «Сопрестолие», «Троица новозаветная». Но об этом в другой статье.

«Да кроме данного случая, после Он никогда не являлся в таком образе» Следовательно и изображать Его стоит только в том сюжете, в котором Он таким образом являлся.

«Представляя величие этого дара, не уменьшай в мыслях твоих достоинства Святого Духа потому только, что Он явился в таком образе… Далее, если ты по этой только причине почитаешь Его меньшим по достоинству, то потому же самому и херувимы будут лучше Его, и притом во столько раз, во сколько орел превосходнее голубя, потому что они являлись в виде орлином. Также и ангелы будут лучше Его, потому что и они часто являлись в образе человеческом. Но да не будет этого, да не будет!»

Здесь, как мне кажется, святитель говорит о тех, которые рассуждали подобным образом, что раз Дух Святой явился голубем Иоанну, то следовательно Он есть меньше Христа по достоинству. Иначе, о чем тогда говорит Златоуст как если не об этом? Вот до чего доводили одни только рассуждения людей… Если же мы считаем иконопись проповедью в красках, или лучше сказать учением Церкви в красках, то правильно ли подавать людям такой соблазн? Соблазн того, что человек может подвергнуться искушению не только умалить в своем сознании достоинства Святого Духа, но и всю свою оставшуюся жизнь после таких «икон» во время моления к Пресвятой Троице молиться голубю, а не Духу?

ОБРАЗЫ – ЯЗЫК ДУХА СВЯТОГО

Бог сотворил этот мир определенными принципами. В книге Бытие мы можем увидеть, что Дух Божий носился над водой. И потом был момент, когда Бог сказал: «Да будет свет»! И произошел свет, Дух Божий двинулся в этом.

Когда мы молимся, мы можем молиться разными молитвами, которые не приносят нам ответов. И из-за того, что эти молитвы не приносят нам ответов, мы начинаем думать о Боге, что Он нас не слышит. Мы начинаем даже верить в то, что христианство и отношения с Богом именно так и выглядят, но это ошибка.

Бог может и хочет творить в вашей жизни новое небо и новую землю, новые обстоятельства. Бог может материализовать определенные ситуации, произвести из невидимого мира конкретные отношения, людей, возможности, пересотворить какие-то вещи в вас самих.

Все люди думают, что они умеют молиться, но на самом деле молиться умеют единицы. Люди думают, что они понимают, что такое молитва, потому что они знают наизусть «Отче наш», потому что могут молиться на иных языках или обращаться к Богу с какими-то нуждами или благодарностью. Я повторяю, умеют молиться единицы людей, и сейчас я вам рассказать о молитве, в которой вы творите вместе с Богом.

Вы должны понять, что существуют молитвы, которые творят невозможное, и эти молитвы — молитвы образами, в которых действует Святой Дух

Образы – концентрированные видения, которые вы воспроизводите, живые картинки – это язык Святого Духа.Если вы хотите говорить с Духом Святым на Его языке, вы должны знать Его язык. Если вы говорите с Духом Святым не на Его языке – вы для Него чужестранец, вы для Него не понятны, потому что вы не разговариваете на Его языке, вы разговариваете на человеческом языке.

Язык Святого Духа — образы

И когда вы начинаете разговаривать на этом языке, Дух Святой входит с вами в контакт, и как во времена сотворения земли, начинает парить над вашей жизнью, творя в ней все новое. Он движется, чтобы сотворить те обстоятельства, которые вы передали Ему посредством образов и видений. И невозможное, становится для человека возможным.

Ответственность за чудеса, за исцеления лежат на человеке, а не на Боге. Ответственность за изменение вашей судьбы, за изменение обстоятельств вашей жизни, вашей семьи и ваших финансов – она лежит на вас.

Религия и тьма – это когда человек, слепо идет по жизни, ожидая, что Бог по какой-то причине станет выстраивать его жизнь

Бог сотрудничает только с тем человеком, который берет на себя ответственность за свое будущее. Именно посредством концентрированных видений и молитвы на одном языке со Святым Духом творится твое новое будущее, которое становится настоящим. Бог из невидимого производит видимое. Возможно то, о чем вы читаете сейчас, для кого-то является каким-то незнакомым и чуждым, но я хочу вам сказать, что вся Библия говорит именно об этом.

Иисус был человеком, которого не могли понять. Люди подходили к Нему, смотрели на Него и не могли понять, куда Он смотрит. Но Он смотрел куда-то вдаль и говорил: «Посмотрите на нивы, как они побелели» (Иоанна 4:35). И люди не могли понять, куда Он смотрит. Даже ученики Иисуса часто не могли понять, что Он не смотрел на какую-то пшеницу. Иисус в духе смотрел и видел миллионы людей, которые готовы к покаянию. Иисус видел образ того, как люди сегодня ждут Его, и Он говорил: «Дух Господен на Мне! И Я иду, чтобы проповедовать, освобождать и исцелять людей».

Все что сотворено: эти красивые горы, красивые небеса, деревья и цветы – остановись иногда и просто посмотри вокруг себя, и пойми, что однажды Бог видел образ всего окружающего нас, из невидимого произошло видимое. Из духовного мира материализовалась гора, дерево, облака и солнце, этот человек и вся окружающая нас красота. Все это однажды было в духовном мире.

Люди сотворены по образу Божьему, и очень часто они не понимают, что они имеют власть творить посредством образов, поэтому, не зная этого, они видят образ поражения, они все время ожидают, что их бросят и предадут. Люди видят образы плохого. Откуда они их берут? Они смотрят на опыт другого человека, человека, который был в похожей с ними ситуации и у которого все плохо закончилось.

Мы видим чью-то жизнь и берем из нее образы. И Бог говорит нам: «Ты можешь бороться с этим одним методом, когда ты станешь на колени, и увидишь правильный образ». Даже если ты сегодня болен, ты должен видеть образ, как ты здоров, счастлив, благословен. И ты стоишь на коленях, видишь этот живой образ и молишься на языках. Один час, два часа, пока этот образ из сознания не войдет в подсознание, не растворится верой и твоим духом, и из невидимого произойдет видимое. Все слова врачей, все обстоятельства, все, что ты видел вокруг, если ты будешь на них смотреть – в тебе будут формироваться образы негатива.

Поэтому ты и воспроизводишь болезни, воспроизводишь неприятности в своей жизни и какие-то ужасы. Бесы и демоны, видя человека, у которого негативные образы, имеют право входить в его жизнь.

Когда ты видишь правильно, когда ты борешься с неправильными вещами и имеешь четкий образ своей семьи, своих финансов, здоровья – ты находишься в воле Божьей.

Мы с вами творцы, потому что мы дети Творца. Важно сегодня, чтобы то, что ты узнаешь, стало для тебя судьбоносным и ценным. Чтобы ты исполнял это и научился этим жить. Ты увидишь результат.

Когда-то мы пришли в ДК Металлург в Днепропетровске проводить собрания, нас было 300 человек. Я помню, как я становился на колени, прямо на сцене, закрывал глаза и молился. И никто в зале даже не знал, как я молюсь. Но я представлял весь этот зал полным, я знал, что это невозможно, потому что столько факторов было против.

Иногда нам кажется, что все против нас, все говорит нам о том, что это невозможно, наш опыт говорит о том, что это невозможно. Где-то внутри себя я знал, что контакт с Духом Святым намного сильней всего моего опыта и всех факторов, которые против.

Я закрывал глаза и видел весь зал наполненный людьми, на балконе я видел много людей. И это было невозможно. Но я продолжал молиться, становился на колени и продолжал молиться. Прямо во время собрания. И мы говорили с Духом Святым на Его языке. И внутри меня был самый простой вопрос: откуда возьмется столько народа? Невозможно. Мы по одному человеку «тянем» на собрание, как можно, чтобы так много людей вдруг пришло? И я как увидел, что когда Дух Святой движется в мире, Он касается людей и ведет их косяками в церковь, «как перепелов набрасывает их». Я стоял на коленях и видел образ, а через полгода у нас на собрании было тысяча человек.

То, что для тебя сегодня кажется невозможным, станет реальностью по одной причине, если ты примешь все, что сейчас узнал, послушаешься и начнешь использовать. Ты войдешь большими шагами в нереальность, и она станет реальностью твоей жизни