Ученые о боге

Что на самом деле говорит наука о существовании Бога

Виталий Гинзбург: «Внедрение в школу креационизма несовместимо с ее задачей – воспитать из детей, верящих в сказки, образованных взрослых людей».
В газете «НГ-религии», приложении к «Независимой газете», от 20 февраля 2008 года была опубликована статья Евгения Водолазкина «Как понимать свою культуру? (еще раз о «Письме десяти академиков»)». Автор критикует это «Письмо» с различных точек зрения, но в отличие от некоторых своих единомышленников делает это, не нарушая по крайней мере элементарных правил вежливости, а лишь поучает нас, нефилологов, с высоты своей принадлежности к текстологической школе, которая на «материалистическом видении мира не базируется».
Право Евгения Водолазкина считать, что авторы «Письма» (я один из них) если даже и являются специалистами в своих областях науки, то мало понимают в отношении религии и современной политики Русской Православной Церкви (РПЦ).
Многое на эту тему уже сказано. И я не стал бы даже писать настоящую статью, если бы совершенно неверным и фальшивым не был основной тезис Евгения Водолазкина. Именно – он пишет: «Хочу сообщить авторам «Письма» главное: Бог есть. Доказывать это здесь нет необходимости уже хотя бы потому, что академики не доказали противоположного. Строго говоря, это тот пункт, где ни одной из сторон доказательства не нужны: это вопрос веры».
Это есть вариант довольно часто встречающегося утверждения, что атеисты просто в существование Бога не верят, а религиозные люди верят, вот и все. Но это в корне ошибочно, ибо слово «вера» очень растяжимо, и вера атеиста и вера религиозного человека – это совершенно разные «веры». Вера атеиста основана на знании, это вера в действительно существующее, в факты, в науку.
Скажем, школьник верит в справедливость таблицы умножения и, например, в то, что 6х8 = 48. Он верит таблице, но может легко проверить ее справедливость, воспользовавшись, например, кубиками или оловянными солдатиками. Физик верит в закон сохранения энергии не потому, что так говорят и пишут, а потому, что справедливость этого закона твердо установлена бесчисленными опытами. Вообще вера в справедливость тех или иных научных утверждений всегда основана на практической деятельности людей: мы не просто верим в закон всемирного тяготения, мы рассчитываем траекторию спутника и запускаем его с помощью космической ракеты. На этом стоит научное мировоззрение.
Религиозная же вера основана на том, что написано в Библии или Коране (для конкретности ограничиваюсь монотеистическими религиями – иудаизмом, христианством и исламом). Библия и Коран буквально пропитаны различными чудесами. Чудесами же называют обычно нечто, что противоречит научным законам. Таковы воскрешение из мертвых, непорочное зачатие, существование ангелов, чертей, рая, ада и т.д. Все это выдумки, фикция. Это на современном языке по современным понятиям просто сказки. Поставить создание этих сказок в упрек авторам Библии нельзя, ибо тысячелетия или «только» много столетий назад наука еще находилась в младенческом состоянии и можно было выдумывать почти все что угодно. Другими словами, все эти чудеса – плод религиозного мировоззрения, принципиально отличающегося от мировоззрения научного.
Итак, существуют два совершенно разных мировоззрения – научное и религиозное. Им отвечают и две различные «веры» – вера в истину, в реальный мир, и вера в сказки. К сожалению, не только дети, но и многие взрослые люди продолжают верить в сказки. Пусть и не в то, что их нашли в капусте, но практически во все что угодно, и просто печально, когда взрослые люди, подобно Евгению Водолазкину, не видят или, скорее, не хотят видеть глубокой пропасти между указанными мировоззрениями и «верами». Подробнее на эту тему я писал недавно в «Новой газете» и в книге «Об атеизме, религии и светском гуманизме», и нет возможности здесь повторять все это. Библия – очень ценное историческое и художественное произведение, но считать ее священной книгой – дело верующих. Очистите Библию и Коран от чудес – и что тогда останется от религии? Останется немногое, так сказать, по объему, но, конечно, очень важное по существу. Останутся «заповеди» и вообще этико-моральные принципы, которым люди должны следовать. Но «заповеди» древнее религии, и последние просто их адаптировали, включив в свое вероучение. И можно (и нужно!) отделять вопросы морали и этики от религии. Примером такого решения является светский гуманизм.
Итак, религии это в значительной мере собрание древних сказок плюс ряд, если угодно, правил человеческого поведения. Конечно, я здесь упрощаю, но ведь не пишу целый трактат на религиоведческие и философские темы. Мне лично совершенно непонятно, как такое огромное количество людей может и во взрослом возрасте верить в эти сказки. Так уж люди устроены, такого же типа эффект наблюдается и сегодня, когда сказки о Гарри Поттере издаются миллионными тиражами во всем мире. У нас, если не ошибаюсь, издано семь таких книг, причем тиражами, которые сегодня и не снятся при издании у нас не только научных книг, но и научно-популярной литературы. Последнее очень печально, и ситуация здесь должна быть изменена, иначе расцвет науки в России невозможен.
Так или иначе, сказки очень живучи и очень популярны. К этой области относится и вера в гороскопы. Астрология, как в наше время уже доказано и передоказано, – это чепуха, лженаука. А люди верят, и даже, казалось бы, солидные газеты публикуют гороскопы на каждый день. Одно из возможных объяснений популярности гороскопов – это некоторые психологические эффекты. Устойчивость религиозных верований объясняется и тем, что религия может утешать, особенно перед лицом болезни и смерти. Я не сомневаюсь в том, однако, что у религии, по крайней мере в современных формах, такая же судьба, как и у астрологии. К сожалению, ждать широкого отказа от религии придется еще довольно долго.
Во избежание недоразумений хочу подчеркнуть, что необходимо различать религию и веру в существование Бога. Разумеется, религиозный человек верит в существование Бога (или богов), но не всякого верующего можно считать религиозным. Можно верить в существование какого-то высшего существа, Творца, Абсолюта (называйте это как угодно), но совершенно не принимать, не верить, не исповедовать какие-либо конкретные религии. С такой позицией мне не раз случалось сталкиваться, и она в известной мере понятна. Какой-нибудь комар или муравей, не говоря уже о более развитых организмах, при ближайшем рассмотрении оказывается очень сложным существом, и его происхождение и эволюция не во всем ясны. Да и вообще окружающий нас мир сложен, и далеко не все существующая наука может объяснить. Особенно важно, что еще не прояснен вопрос о происхождении жизни. Не ясно и происхождение сознания, разума.
Современная наука не дает сколько-нибудь четкого и полного ответа на эти вопросы. Но на пути их выяснения многое уже сделано, особенно за последние два столетия. Имею в виду в первую очередь выяснение существования эволюции и в живой, и в неживой природе. Особенно важную роль в этом отношении сыграли труды Дарвина, опубликованные в 1859 и в 1871 годах (в последнем случае речь идет об эволюции человека). Если детали эволюции некоторых организмов являются еще дискуссионными, то сам факт эволюции человека от обезьяноподобного предка до современного человека (homo sapiens) доказан совершенно надежно. Между тем, согласно Библии, человек и животные созданы Богом сравнительно недавно, причем сразу такими, какими они являются сегодня. Это и есть креационизм (согласно словарю креационизм – это религиозное учение о сотворении мира Богом из ничего, характерен для теистических религий). Креационизм и наука совершенно несовместимы, и поэтому вопрос о креационизме и, в частности, о его преподавании в школе оказался в фокусе дискуссий о религии и науке, о противопоставлении науки и религии.
Развивая сказанное выше, можно понять людей нерелигиозных, но на вопрос «Верите ли вы в существование Бога?» отвечающих: «Я не исповедую какую-либо религию, но думаю, что некое высшее начало существует» или «Что-то такое есть». И действительно, вера в существование Бога гораздо шире религиозной веры в обычном понимании этого слова. Ведь легко придумать такую схему, в которой Бог существует, но доказать его отсутствие невозможно. Таков, например, деизм – религиозная философская доктрина, которая признает Бога как мировой разум, сконструировавший целесообразную «машину» природы и давший ей законы и движение, но отвергает дальнейшее вмешательство Бога в самодвижение природы (то есть в «промысел Божий», чудеса и т.д.), и не допускает иных путей к познанию Бога, кроме разума. Очевидно, доказать отсутствие такого Бога невозможно. То же относится, насколько понимаю, к пантеизму. Можно сказать, что при такой вере в Бога его роль сводится к замене ответа «не знаю» на слово-ответ «сотворил Бог».
Атеисты считают такой ответ, по существу, просто словесной уловкой и полностью отрицают существование Бога. Ясно, что доказать здесь строго логически ничего нельзя, речь идет о так называемых «интуитивных суждениях». Смысл и роль таких суждений – это философский вопрос, останавливаться на котором здесь было бы неуместно.
Центральным пунктом, где сталкивается наука и религия, как сказано, является креационизм. Ведь согласно Библии Бог мгновенно создал из ничего весь животный мир и человека лишь несколько тысяч лет назад. Вместе с тем наука доказала существование эволюции, в частности, в отношении человека. Данные антропологии не оставляют здесь никаких сомнений. Теория эволюции, построенная сначала в ХIX веке, как и вся наука, развивается, и не все в отношении эволюции различных организмов еще ясно. Но, повторяю, сам факт эволюции и несостоятельности креационизма доказан. Таким образом, в этом пункте особенно зримо сталкиваются научное и религиозное мировоззрения. Под влиянием фактов многие конфессии либо обходят вопрос о креационизме, либо как-то смягчают эту проблему. Насколько я знаю, православие сохраняет креационизм в основе своего вероучения, например, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II так и заявил: «Никакого вреда не будет школьнику, если он будет знать библейское учение о происхождении мира. Осознание человеком, что он является венцом творения Божьего, только возвышает его, а если кто хочет считать, что он произошел от обезьяны, пусть так считает, но не навязывает этих взглядов другим». Это высказывание, как и многие другие замечания православных иерархов, не оставляет сомнений в том, что они собираются пропагандировать в школе курсы «Основы православной культуры», этом закамуфлированном варианте «Закона Божьего». Но, как сказано, креационизм противоречит науке, и это мнение не каких-то десяти академиков, а самых широких научных кругов.
Задача школы – воспитать из детей, верящих в сказки, образованных взрослых людей. И с этой задачей внедрение в школу креационизма несовместимо. Это и есть один из основных тезисов «Письма десяти», как и многих других статей, написанных на эту тему. Насколько я знаю, в России решено сейчас вести в школах (по примеру, скажем, Германии) некий предмет (под названием «Духовно-нравственная культура»), который должен быть как бы двуглавым. По выбору учеников и их родителей они могут выбирать одну из двух возможностей: одна подгруппа детей должна изучать этику, законы нравственности, а другая подгруппа будет знакомиться с религией (практически в России с православием или с исламом в зависимости от господствующего вероисповедания в данной области страны). Возможно, насколько я понимаю, и существование двух религиозных подгрупп второго типа – одной православной, а другой мусульманской. Ну что же, такая схема реализует в принципе требование, связанное с одним из основных прав человека – правом свободы совести. Я, правда, считаю, что без противоречия с этим принципом правильнее было бы иметь один предмет, а не параллельные подгруппы. В рамках этого предмета можно и нужно осветить и религиозные вопросы. Но такое решение не устраивает религиозные круги. Не место здесь спорить на эту тему, я хочу лишь сказать, что школа (конкретно руководители школы, учителя и родители) должна следить, чтобы креационизм не оказался в центре обучения (правильнее было бы говорить в этом случае об антиобучении).
За рубежом также широко обсуждается данная тема. Этому вопросу была посвящена даже специальная резолюция № 1580 от 4 октября 2007 года Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), членом которой является и Россия. Эта резолюция так и называется «Опасность креационизма для образования». К сожалению, эта резолюция у нас не стала широко известна. Сейчас она наконец опубликована в «Учительской газете» от 1 апреля 2008 года. В резолюции, в частности, говорится, что ее целью является: «предостеречь от определенной тенденции подменить науку верованием. Необходимо отделить веру от науки». И далее: «ПАСЕ обеспокоена возможностью нездоровых последствий распространения идей креационизма в рамках образовательных систем». Очень хотелось бы мне процитировать всю резолюцию ПАСЕ, но это, к сожалению, невозможно. Хочу лишь подчеркнуть ее актуальность для нас. Проникновение креационизма в школу, да и в любую другую область общественной жизни глубоко реакционно и будет являться тормозом на пути развития России.

Вредная физика

Однажды, сидя на уроках в школе, Сережа решил, что ему пора определяться с выбором будущей профессии. Можно было стать врачом, как мама, или военным, как папа, но мальчик хотел посвятить свою жизнь служению Церкви. Весь урок русского языка он думал, какую церковную профессию выбрать, а на литературе твердо решил стать регентом. Слух у него был хороший; голос, правда, самый посредственный — но ведь для регента голос не главное, а все остальные качества можно было приобрести собственным трудом. После литературы началась физика, и Сереже не оставалось ничего другого, как сидеть на скучнейшем из всех уроков (в этом он был глубоко убежден). Остальные предметы давались мальчику легко, но вот в физике он ничего не мог понять. Физику вел Николай Иванович, который был человеком требовательным и принципиальным.

Николай Иванович объяснял новую тему, а Сережа отстраненно глядел в окно и мечтал, какой у него будет прекрасный хор, как строго и величественно он будет звучать во время богослужения. Николай Иванович разделил весь класс «на варианты» и задал решать задачи, а Сережа, опустив руки под парту, «регентовал» уже третий антифон.

— Кириллов! — когда истекло отведенное время, сказал Николай Иванович.— Ступай к доске и напиши решение.

— Я не готов,— встав, признался мальчик.

— Садись, два,— разведя руками, сказал Николай Иванович.

Сережа даже не расстроился. В регентском искусстве физика не пригодится. И вообще,— решил он,— этот урок какой-то ненужный, по крайней мере — недушеполезный.

***

После обеда мальчик отправился в кафедральный собор, где действовала школа церковного пения. Занятия вел известный в городе регент Александр Геннадиевич. На уроках пения все было понятно и легко, а главное — здесь не нужно было знать физику. С того дня Сережа не пропускал ни одного занятия, ходил с Александром Геннадиевичем на каждую службу, когда он регентовал. На уроках музыки в школе вышел в отличники, а журнал успеваемости на странице «Физика» напротив фамилии Кириллова расцвел жирными «гусями». Николай Иванович каждый урок спрашивал Сережу и непременно ставил двойку.

— Кириллов, на положительную оценку в четверти не надейся,— влепив очередного «гуся», сказал Николай Иванович.— И кем ты станешь, не зная физики? Ведь она в любой профессии важна.

— Я в Церкви служить буду,— насупившись, ответил Сережа.— Проживу как-нибудь без вашей физики.

— Это похвально, — заключил учитель.— Только помни, что Бог лентяю не помощник.

***

В один из дней Сережа узнал, что Александр Геннадиевич готовит запись нового диска в исполнении сводного хора городских храмов. Меро­приятие планировалось грандиозное. Запись решили вести в соборе ночью, чтобы не мешали никакие посторонние звуки. Мальчик, отпросившись дома, уговорил регента взять его с собой.

В парк ушел последний трамвай; стрелка часов перевалила за двенадцать. В соборе, несмотря на ночь, царило оживление. На запись съехались лучшие певчие города. Александр Геннадиевич на середине храма разговаривал с высоким худым человеком, которого все называли звукорежиссером. Они обсуждали какую-то акустику. Из их разговора Сережа узнал, что акустика в храмах бывает хорошая и плохая и что здесь она очень хорошая. Вскоре началась запись. Как пел хор! Звук улетал под высокий купол и мощно расходился по всему храму.

…Автобус развозил певчих по домам. Сережа, сидя рядом с Александром Геннадиевичем, не удержался и спросил, что же такое эта акустика.

— Как! — удивился он.— Ты физику в школе учишь?

— Учу,— сказал Сережа,— только на двойки.

— Это худо. В нашем деле без нее нельзя,— сказал Александр Геннадиевич— Акустика — это наука о звуке и о закономерностях его распространения. В храме качество звука во многом зависит от купола. В древности для усиления некоторых звуковых эффектов в стены даже закладывали глиняные сосуды, так называемые голосники, они действовали по принципу резонаторов Гельмгольца…

Это было уже слишком. Сережа пришел домой расстроенный. Он понял, что никогда не разберется с этими резонаторами, и подумал, что дорога в регенты ему закрыта. На следующий день в школе на уроке рисования он решил, что станет иконописцем.

***

Иконописная школа располагалась в монастыре. Занятие вела молодая женщина в зеленом платке и больших очках в черной оправе. Поначалу все шло хорошо. Сережа сидел за партой, впитывая каждое слово. Это началось неожиданно.

— Вдобавок ко всему нам необходимо знать основные законы оптики,— вдруг сказала она, когда перечисляла, какими знаниями должен обладать хороший иконописец.— Например, нужно учитывать, что цвета иконы в храме будут вести себя несколько иначе, чем в мастерской…

«И здесь, оказывается, не обойтись без этой вредной физики»,— размышлял мальчик, покидая монастырь.

***

Даже суровый Николай Иванович устал ставить двойки. На очередном уроке учитель сделал все, чтобы Сережа ответил ему хоть что-нибудь.

— Что такое испарение? — спросил он. Мальчик молчал.

— Кто мне ответит? — сказал Николай Иванович, обращаясь к классу. Поднялся лес рук.— Ну, Коля, скажи.

— Испарение — это парообразование, исходящее от поверхности жидкости,— ответил Сережин друг Коля.

— Последний вопрос, Кириллов. Какой закон действует на ручку? — Николай Иванович отпустил зажатую между пальцами шариковую ручку, и она упала на стол. Сережа, повесив голову, молчал.— Закон всемирного тяготения,— вздохнув, сказал учитель.— Садись, снова двойка.

Мальчик сел на место. В кармане заерзал телефон. От Коли пришла эсэмэска: «Ну ты и балда!»

***

«Все, что Бог ни делает,— к лучшему,— решил Сережа, выйдя из школы.— Значит, мне суждено стать священником. По крайней мере, в священническом служении точно нет никакой физики. Там все духовно». Вечером он пришел в родной храм и очень старательно помогал батюшке на службе. Отец Александр был рад такому прилежанию.

— Завтра суббота, ты не учишься. Поедешь со мной квартиру освящать? — спросил батюшка и, после того как мальчик кивнул, добавил: — Собери, пожалуйста, все необходимое.

Отец Александр уехал по делам, а Сережа принялся собирать сумку: положил туда Требник, кропило, литровую банку со святой водой и прочие нужные для освящения квартиры вещи. Затем, взяв сумку с собой, отправился домой. Они договорились, что батюшка завтра утром заберет мальчика из дома, чтобы можно было, не теряя времени, поехать на освящение. На улице стояла поздняя осень, было холодно. Заворачивал морозец.

Придя домой, Сережа затеял уборку в комнате, а чтобы сумка со святой водой и прочими вещами не мешала, он вынес ее на балкон.

— Завтра куртку зимнюю оденешь,— сказала мама, когда пришла пожелать сыну спокойной ночи.— Там мороз.

На следующее утро Сережа проснулся в отличном настроении. Едва он успел позавтракать, как со двора засигналила машина. Это приехал отец Александр. Мальчик вышел на балкон, взял в руки сумку и вдруг услышал, как внутри зазвенело колотое стекло. Заглянув внутрь, он увидел расколовшуюся пополам банку и кусок льда, в который превратилась святая вода. Мороз сделал свое дело.

— Эх ты — голова два уха! — смеясь, сказал отец Александр, когда Сережа сел в машину с куском льда в руке и рассказал о своем приключении.— Физику плохо знаешь. Ладно, поехали на освящение, там отслужим водосвятный молебен.

***

— Это что за броуновское движение? — строго сказал Николай Иванович, входя в класс.— Звонка не слышали?

Дети быстро расселись по партам.

— Кто желает напомнить нам домашнее задание? — спросил учитель и, увидев, что Сережа тянет руку, сильно удивился: — Ну, что ж, Кириллов, дерзай.

Домашнее задание отскакивало у Сережи от зубов.

— Молодец, Кириллов,— кивнул Николай Иванович.— Вот тебе дополнительный вопрос. Вода, превращаясь в лед, уменьшается или увеличивается в объеме?

— Конечно, увеличивается,— не задумываясь ответил Сережа.

— Ну что же, садись, братец, одну двойку ты исправил.

Великие физики о вере и Боге

Предлагаем вниманию читателей подборку цитат великих ученых-физиков о вере и Боге.

Галилео Галилей (1564-1642) — итальянский философ, математик, физик, механик и астроном, оказавший исключительное влияние на науку своего времени. Первым использовал телескоп для научных открытий, которыми стали спутники Юпитера, пятна на Солнце, горы на Луне, и фазы Венеры. Защитник гелиоцентрической системы Коперника и основатель экспериментальной науки.

«Природа, без сомнения, есть Вторая Книга Бога, от которой мы не должны отказываться, но которую мы обязаны читать».

«Намерение Священного Писания в том, чтобы научить нас тому, как идти на небо, а не тому, как идет небо».

«В действиях природы Господь Бог является нам не менее достойным восхищения образом, чем в божественных стихах Писания».

Исаак Ньютон (1643-1727) — английский физик, математик, астроном. Основатель классической теории физики.

«Чудесное устройство космоса и гармония в нем могут быть объяснены лишь тем, что космос был создан по плану Всеведущего и Всемогущего Существа. Вот — мое первое и последнее слово».

Михаил Ломоносов (1711-1765) русский ученый-естествоиспытатель, химик, физик, астроном, энциклопедист. Заложил основы физической химии и молекулярно-кинетической теории теплоты. Утвердил основания современного русского литературного языка, поборник развития отечественного просвещения, науки и экономики. Разработал проект Московского университета. Предсказал наличие атмосферы у планеты Венера.

«Создатель дал роду человеческому две книги. В одной показал Свое величество; в другой – Свою волю. Первая – видимый этот мир, Им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность его зданий, признал Божественное всемогущество, по вере себе дарованного понятия. Вторая книга – Священное Писание. В ней показано Создателево благословение к нашему спасению. В сих пророческих и апостольских богодухновенных книгах истолкователи и изъяснители суть великие церковные учителя. А в оной книге сложения видимого мира сего физики, математики, астрономы и прочие изъяснители Божественных в натуру влиянных действий суть таковы, каковы в оной книге пророки, апостолы и церковные учители».

«Правда и вера суть две сестры родные, дочери одного всевышнего родителя, никогда в распрю между собой прийти не могут, разве кто из некоторого тщеславия и показания собственного мудрствования на них вражду восклеплет».

Андре Мари Ампер (1775-1836) — французский физик и математик, открыл основной закон электродинамики.

«Самое убедительное доказательство бытия Бога — это гармония средств, при помощи которой поддерживается порядок в универсуме, благодаря этому порядку живые существа находят в своем организме все необходимое для развития и размножения своих физических и духовных способностей».

Карл Фридрих Гаусс (1777-1855) — немецкий математик, астроном, физик.

«Когда придет наш последний час, с какой неизъяснимой радостью мы устремим свой взор к Тому, о присутствии Которого мы могли лишь догадываться в этом мире».

Ганс Эрстед (1777-1851) — датский физик.

«Всякое основательное исследование природы кончается признанием существования Бога».

Уильям Томсон, лорд Кельвин (1824-1907) один из величайших физиков. Работал в области электростатики, тепло- и электропередачи, термодинамики, теории упругости, геологии, практической физики и техники. Первым сформулировал Второй закон термодинамики.

«Не бойтесь быть свободомыслящими людьми. Если вы помыслите глубоко, через науку вы обретете веру в Бога».

Томас Эдисон (1847-1931) — американский изобретатель.

«Величайшее мое уважение и восхищение — всем инженерам, особенно же самому великому из них — Богу!»

Густав Ми (1868-1957) — немецкий физик.

«Нужно сказать, что мыслящий естествоиспытатель по необходимости должен быть благочестивым человеком. Он должен благоговейно преклонить колени перед Божественным Духом, Который так ясно проявляет Себя в природе».

Джеймс Прескотт Джоуль (1818-1889) великий английский физик. Работал над пониманием природы теплоты, ее взаимосвязью с механической работой, что привело к открытию Первого закона термодинамики. Совместно с лордом Кельвином разработал абсолютную шкалу температуры.

«После того, как мы узнаем Волю Бога и подчиняемся ей, у нас есть еще одно важное дело: постичь Его Мудрость, Мощь и Милосердие из тех свидетельств, что явлены в Его делах. Познание законов природы — есть познание Бога».

Джон Амброз Флеминг (1849-1945) — британский физик и радиотехник.

«Великое множество современных открытий полностью разрушило старые материалистические представления. Универсум предстает сегодня перед нами как мысль. Но мысль предполагает наличие Мыслителя».

Джозеф Джон Томсон (1856-1940), английский физик, изучал рентгеновские лучи, открыл электрон. Лауреат Нобелевской премии по физике 1906г.

«Не бойтесь быть независимыми мыслителями! Если вы мыслите достаточно сильно, то вы неизбежно будете приведены наукой к вере в Бога, которая есть основание религии. Вы увидите, что наука не враг, а помощница религии».

«С верхушек башен крепости науки видны величайшие деяния Божии».

Макс Планк (1858-1947) выдающийся немецкий физик, основатель квантовой теории.

«Куда бы и как далеко мы бы ни стали смотреть, мы не находим противоречий между религией и естественной наукой, напротив, именно в основополагающих пунктах наилучшее сочетание. Религия и естественная наука не исключают друг друга, как это в наши дни некоторые верят или этого боятся, эти две области дополняют друг друга и зависимы друг от друга».

«Религия и естествознание нуждаются в вере в Бога. При этом для религии Бог стоит в начале всякого размышления, а для естествознания — в конце. Для одних он означает фундамент, а для других — вершину построения любых мировоззренческих принципов».

Альберт Эйнштейн (1879-1955 гг.) — автор специальной и общей теории относительности, ввел понятие фотона, открыл законы фотоэффекта, работал над проблемами космологии и единой теории поля. По мнению многих выдающихся физиков (например Льва Ландау) Эйнштейн является самой значительной фигурой в истории физики. Лауреат Нобелевской премии по физике 1921 г.

«Гармония естественного закона открывает столь превосходящий нас Разум, что по сравнению с ним любое систематическое мышление и действие человеческих существ оказывается в высшей мере незначительным подражанием».

«Моя религия состоит в чувстве скромного восхищения перед безграничной разумностью, проявляющей себя в мельчайших деталях той картины мира, которую мы способны лишь частично охватить и познать нашим умом. Эта глубокая эмоциональная уверенность в высшей логической стройности устройства вселенной и есть моя идея Бога»

«Действительной проблемой является внутреннее состояние души и мышления человечества. Это не физическая проблема, а проблема этики. Что нас пугает, это не взрывная сила атомной бомбы, но сила озлобленности человеческого сердца, взрывная сила для озлобления»

«Напрасно перед лицом катастроф XX века многие жалуются: «Как Бог допустил?»… Да. Он допустил: допустил нашу свободу, но не оставил нас во тьме неведения. Пусть познания добра и зла указан. И человеку самому пришлось расплачиваться за выбор ложных путей».

«Каждый серьезный естествоиспытатель должен быть каким-то образом человеком религиозным. Иначе он не способен себе представить, что те невероятно тонкие взаимозависимости, которые он наблюдает, выдуманы не им. В бесконечном универсуме обнаруживается деятельность бесконечно совершенного Разума. Обычное представление обо мне, как об атеисте — большое заблуждение. Если это представление почерпнуто из моих научных работ, могу сказать, что мои научные работы не поняты».

Макс Борн (1882-1970), немецкий физик, один из создателей квантовой механики.

Лауреат Нобелевской премии по физике 1954 г.

«Наука оставила вопрос о Боге совершенно открытым. Наука не имеет права судить об этом».

«Многие ученые верят в Бога. Те, кто говорит, что изучение наук делает человека атеистом, вероятно, какие-то смешные люди».

Нильс Бор (1885-1962) великий датский физик, лауреат Нобелевской премии по физике. Создал первую квантовую теорию атома, участвовал в разработке основ квантовой механики. Внёс значительный вклад в развитие теории атомного ядра и ядерных реакций, процессов взаимодействия элементарных частиц со средой.

«Не наше дело предписывать Богу, как ему следует управлять этим миром».

Артур Комптон (1892-1962), американский физик, лауреат Нобелевской премии по физике 1927 г.

«Для меня Вера начинается со знанием того, что Высший Разум создал Вселенную и человека. Мне нетрудно верить в это, потому что факт наличия плана и, следовательно, Разума — неопровержим. Порядок во Вселенной, который разворачивается перед нашим взором, сам свидетельствует об истинности самого великого и возвышенного утверждения: «В начале — Бог»».

Вольфганг Паули (1900-1958), швейцарский физик, один из создателей квантовой механики и релятивистской квантовой теории поля, лауреат Нобелевской премии по физике 1945 г.

«Мы должны признать также, что на всех путях познания и избавления зависим от факторов, находящихся вне нашего контроля и носящих в религиозном языке название благодати».

Карл Вернер Гейзенберг (1901-1976) немецкий физик, один из создателей основ квантовой физики, лауреат Нобелевской премии 1932 г.

«Первый глоток из сосуда естественных наук делает нас атеистами, но на дне сосуда нас ожидает Бог».

Поль Дирак (1902-1984) — английский физик, один из создателей квантовой механики, квантовой электродинамики, квантовой статистики. Нобелевская премия по физике 1933 г. «За разработки новых, перспективных форм атомной теории»

«Природе присуща та фундаментальная особенность, что самые основные физические законы описываются математической теорией, аппарат которой обладает необыкновенной силой и красотой. Мы должны просто принять это как данное. Ситуацию, вероятно, можно было бы описать, сказав, что Бог является математиком очень высокого ранга, и что он при построении Вселенной использовал математику высшего уровня».

«Оказывается, одна из основных особенностей природы заключается в том, что законы фундаментальной физики описываются очень изящными и мощными математическими теориями. Для понимания этих теорий нужно быть математиком высокого уровня. Вы можете удивляться: почему Природа устроена таким образом? Единственное, что можно ответить на современном уровне знаний — Природа таким образом сконструирована. Остается только принять это. Другими словами, Бог — математик очень высокого уровня и Он использовал самую совершенную математику при создании Вселенной. Наши слабенькие математические усилия позволяют нам понять устройство лишь маленького кусочка Вселенной, и по мере дальнейшего развития математики мы надеемся понять устройство Вселенной лучше».

Словарь «Правмира» — Вера

Hard to be a God (2007) PC | RePack by R.G. Catalyst


Название: Hard to be a God
Название на русском: Трудно Быть Богом
Год выпуска: 2007
Жанр: RPG, 3D, 3rd Person
Разработчик: Burut Creative Team и Акелла
Издательство: Nobilis / Акелла
Платформа: PC
Тип издания: Repack
Язык интерфейса: Русский
Язык озвучки: Русский
Таблетка: Встроена (RELOADED)
Описание: «Трудно Быть Богом» — ролевая игра, основанная на одноименном произведении братьев Стругацких. Главный герой – выпускник секретной элитной школы. Его задача – пробраться в мятежное королевство Арканар и доложить обстановку на базу своим коллегам… Он силен, хитер и обладает недюжинным интеллектом. Настоящий профессионал как в переговорах, так и в бою. Однако с каждым днем жизнь в королевстве удивляет его все больше и больше, постепенно подрывая уверенность в собственных силах.
Высокоразвитая раса Землян уже давно следит за Арканаром и выходит на связь с агентом, который должен выполнить серию заданий государственной важности. Он получает доступ к самым передовым технологиям и изобретениям. Для диковатого, переживающего смутные времена Арканара, наш герой становится настоящим Богом. Но так ли просто им быть?
Системные требования:
√ Операционная система: Windows XP/Vista/7
√ Процессор: 1.6 ГГц
√ Оперативная память: 1024 Мб
√ Видеокарта: Совместимая с DirectX 9.0с, 128 Мб
√ Звуковая карта: Совместимая с DirectX 9.0с
√ Свободное место на жёстком диске: 2,4 Гб
Особенности репака:
Ничего не вырезано / не перекодировано
Версия игры: 1.1
Время установки ~ 5 мин.

Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос.
Профессор: Бог хороший?
Студент: Да.
Профессор: А Дьявол хороший?

Студент: Нет.
Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?
Студент: Да.
Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?
Студент: Да.
Профессор: Так кто создал зло?
Студент: …
Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество? Все это есть, верно?
Студент: Да, сэр.
Профессор: Так кто их создал?
Студент: …
Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?
Студент: Боюсь, что нет, сэр.
Профессор: И ты до сих пор в него веришь?
Студент: Да.
Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?
Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.
Профессор: Вот именно. Вера — это главная проблема науки.
Студент: Профессор, холод существует?
Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?
(Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)
Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.
(В аудитории повисла тишина)
Студент: Профессор, темнота существует?
Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота:
Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?
Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона.
Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина.
Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?
Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?
Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.
Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени священник, а не ученый.
(Аудитория взорвалась от смеха)
Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?
(Студенты продолжали смеяться)
Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?
(В аудитории повисла тишина)
Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.
Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь — это ВЕРА!
Профессор сел.
Этого студента звали Альберт Эйнштейн.